3525

Нас страхуют, а нам... страшно

Специалисты Всемирного банка учат правительство страховке от стихийных бедствий, но главные наши бедствия - рукотворные

Нас страхуют, а нам... страшно
Фото с интернет-ресурсов.

Ко ТАКЕУЧИ, ведущий специалист Всемирного банка по управлению рисками стихийных бедствий в Центральной Азии, таки научил нас, какие стихийные бедствия нам угрожают. Если честно, про наводнения, землетрясения, сели, оползни, пожары и засуху мы и без заморского специалиста знали, а насчет защиты главная рекомендация тоже не нова - заблаговременно застраховаться. Точнее, перестраховаться, и это не то, о чем вы подумали.

Перестраховщики - это не наши бюрократы, считающие, что лучше перебдеть, чем недобдеть. это международные финансисты, специализирующиеся на перестраховании обычных внутристрановых страховок на глобальном рынке для придания им объемов, устойчивости и надежности.
Дело действительно полезное - в тех случаях, когда и у нас с вами, и у государства есть свободная денежка. А уж для организации, имеющей в своем названии слова “банк” и “всемирный”, полезное во всех случаях.
Впрочем, неправильно было бы сводить интерес Всемирного банка только к выводу из Казахстана очередного денежного потока. В арсенале специалистов управления рисками много наработанных мировым опытом реально полезных подходов, которыми они собираются поделиться с правительствами стран Центральной Азии на форуме в конце февраля в Алматы.
Так, Ко Такеучи сообщил нам, что от наводнений в Казахстане ежегодно страдают около трехсот тысяч человек, а ВВП теряет до трех миллиардов долларов в год.
На этом фоне где-то даже утешительно из уст разбирающегося в подземных стихиях японца прозвучала оценка, что риску от последствий землетрясений подвергаются всего двести тысяч человек, а урон может достигать миллиарда долларов. И совсем уж успокаивающе прозвучало сообщение, что ущерб от землетрясения в городе Верном 1911 года оценивается лишь в 20 млн долларов.
Впрочем, “Титаник”, гибель которого потрясла мир как раз вскоре после незамеченной Европой верненской катастрофы, стоил тогда всего 7,5 млн американских гринов.
Слава Аллаху, Алма-Ату последние полвека особо не трясло, хотя девятибалльную сейсмичность никто не отменял. И нам, конечно, интересно было бы посмотреть на конкретные выкладки Всемирного банка, подставляющие под гипотетический удар ровно двести тысяч казахстанцев и показывающие, что именно в южной столице обречено посыпаться на миллиард долларов.
Но такие вопросы не к г-ну Такеучи, который учит наших чиновников простейшим сведениям из учебников и фактам не из нашей жизни пополам с банальной чепухой.
А вот от акимата Алматы полезно было бы узнать реальную на сегодня сейсмостойкость панельных микрорайонов, составляющих основу жилого фонда мегаполиса. Стандартные пяти-, а затем и девятиэтажные хрущобы массово возводились в 60-70-х годах - и тогда считалось, что на 30-50 лет. Нет, это не значит, что им пора рассыпаться, ибо металл и бетон - материалы почти вечные. Но вот состояние сварных швов, панельных стыков, коррозионный износ арматуры и заполнителя совершенно нелишне было бы профессионально обследовать с публикацией экспертных заключений и выводами-гарантиями уполномоченных органов.
В таком деле заранее подстраховаться и даже перестраховаться было бы гораздо спокойнее, нежели жить в тревожном ожидании результатов “натурных испытаний” сейсмостойкости старого советского строительства и нового рыночного “элитстроя”.
И вообще, я вам скажу, визиты зарубежных специалистов в рамках различных международных программ (особенно банковских) для нас неоценимо полезны. Но не в безоговорочном принятии всего рекомендуемого (чем и занято наше правительство), а с точки зрения понимания, насколько это соотносится с нашими национальными интересами и способностью жить своим умом.
К примеру, накопительная пенсионная система, обязательное медицинское страхование, единый социальный платеж, как и готовящееся со следующего года всеобщее декларирование доходов, - это все не придумки профильных министров (которые у нас, как известно, несколько трусоваты). Это тщательно продуманные далеко не в астанинских правительственных офисах и увязанные в общую систему механизмы дальнейшего закрепления экономики Казахстана в… придаточном экспортно-сырьевом качестве.
Что с позиций иностранного консалтинга совершенно логично и справедливо: если ты не вписанный в добычу и вывоз сырья “самозанятый” - все равно зарегистрируйся в качестве налогоплательщика. После чего заманчиво-символический (вначале) единый социальный платеж мы поднимем до окупаемости всего соцпакета. А не можешь или не хочешь - вычеркиваем тебя из обязательств государства, дабы не утяжелять излишними расходами конкурентоспособность вывозной экономики.
В продвижении таких прогрессивных рыночных принципов давно уже работающий с нами Всемирный банк не одинок.
Есть, например, еще одно международное учреждение, в чьем названии слово “банк” увязано с путеводными определениями, каждое из которых буквально зовет за собой: “европейский”, “реконструкции” и “развития”. И от него не за бесплатно, конечно, правительство имеет множество полезных наработок, ненавязчиво упакованных в тот же внешний интерес.
Возьмем, к примеру, тарифы, задачу снижения которых глава государства вынес на Совет безопасности. А вскоре после этого парламент принял новый закон “О естественных монополиях”, надеж­но защищающий монополистов от проверок. Порой даже диву даешься: как может упрятанный в недрах Миннацэкономики незаметный и неавторитетный комитет по регулированию естественных монополий столь мощно охранять свою клиентуру от любого контро­ля? Но на самом деле это не его заслуга. Это долгосрочная внешняя идеологическая линия на отдаление государства от своей социальной ответственности и вообще от ответственности за “свободно складывающуюся” рыночную экономику. А между делом можно давать и действительно полезные советы по страхованию от стихийных бедствий.
Хотя главное для нас стихийное бедствие, наиболее пугающее людей и наносящее наибольший ущерб экономике, плавающая нац­валюта. Мы все к этому как-то уже привыкли, а в стране появился даже целый класс экспертов и специалистов - энтузиастов, пропагандистов и предсказателей курсовых рысканий тенге. Но это ненормально. Ненормально, когда любой связанный с внешним обменом процесс (а что в нашей экономике не связано с экспортом-импортом?!) ежедневно - и непредсказуемо! - меняет свои пропорции. А иногда вообще обрушивается, как тот оползень...
Подсчитай нам г-н Такеучи в долларах, сколько потеряли население и бизнес от девальвации тенге одного только 2015 года, сколько кредитов вдруг стали необслуживаемыми и сколько планов неосуществимыми, то-то вышла бы кругленькая сумма!
Или, допустим, специалисты Всемирного банка вдруг отважились бы на расчет, сколько теряет экономика от одной только неподъемной стоимости коммерческого кредита в Казахстане. Сумма получилась бы большая, чем все наводнения, землетрясения, пожары и засухи, вместе взятые.
Но поскольку таких расчетов от иностранных наставников нашего правительства нам не дождаться, постольку хорошо бы застраховаться от самого этого правительства...

Пётр СВОИК, фото с интернет-ресурсов, Алматы

Поделиться
Класснуть