1129

“Токсично” для власти

Масштаб реакции на преследование журналиста Ивана ГОЛУНОВА превзошел ожидания нынешней российской властной системы

“Токсично” для власти

Дело спецкорреспондента российского информагентства Meduza Ивана ГОЛУНОВА, обвиненного в торговле наркотиками, остается в эти дни в центре внимания уже не только российской общественности. К обстоятельствам и причинам его задержания с самого начала было немало вопросов, с каждым днем их становится все больше, а задаются ими журналисты как негосударственных, так и государственных СМИ. Ситуация, в которой у журналиста, занимающегося расследованиями, вдруг находят наркотики, да еще и ровно столько, сколько нужно для возбуждения уголовного дела по серьезной статье, мягко говоря, вызывает сомнения и подозрения. Многие коллеги Голунова убеждены в том, что наркотики ему подбросили. Они не доверяют методам полиции. Они также не верят в независимость российского суда, и эту установку разделяет довольно значительный сегмент общества.

Напомним, Ивана Голунова задержали 6 июня в Москве возле станции метро “Цветной бульвар”. Следствие предъявило ему обвинение в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Незаконные вещества обнаружили у него в рюкзаке и в квартире. При этом из девяти фотографий, якобы сделанных в квартире Голунова, на восьми запечатлены совершенно другие помещения.

Сам журналист утверждает, что наркотики ему подбросили, с этим согласны и его коллеги. Голунов известен острыми расследования­ми коррупции среди столичных и федеральных чиновников. В “Медузе” считают, что задержание и дело против Голунова - реакция на новое расследование, посвященное рынку похоронного бизнеса в Москве, который контролируют сотрудники ФСБ. В последние месяцы журналисту поступали угрозы в связи с этим.

Поздно вечером 8 июня Никулинский суд Москвы постановил отправить Голунова под домашний арест вопреки ходатайству следствия и прокурора, просивших для журналиста два месяца ареста. Обвинение настаивало, что у Голунова есть загранпаспорт и он живет не по месту регистрации, а следовательно, “может скрыться”. Голунову запрещено выходить за пределы помещения, общаться с лицами, проходящими по делу, и использовать средства связи.

Защита журналиста указывает на многочисленные нарушения закона “О полиции”, допущенные следствием. Адвокаты корреспондента намерены обжаловать условия его задержания в Европейском суде по правам человека.

Кстати, вчера главный внештатный нарколог Минздрава Евгений БРЮН сообщил СМИ, что тест на наркотики Ивана Голунова дал отрицательный результат. Адвокат задержанного журналиста Павел ЧИКОВ опубликовал в своем канале в Telegram фото заключений экспертов МВД, из которых следует, что на контрольных смывах с ладоней и на ногтевых пластинах журналиста не обнаружили наркотических и психотропных веществ.

А тем временем санкционировавший арест Голунова начальник подразделения по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО полковник Андрей ЩИРОВ рассказал, что нестыковки в деле журналиста Ивана Голунова видят “только гражданские”, а профессионалу все очевидно. Страж порядка также пожаловался на общественное давление.

“Я все несостыковки для себя-то объяснил. Они мне понятны. То есть это несостыковки на уровне осмысления процесса людьми гражданскими, со стороны, - сказал Андрей Щиров в интервью “Настоя­щему времени”. - Кажется нелогично, долго, что-то там в другом порядке должно было быть. Но любому профессионалу понятно, который понимает этот процесс, что никаких несостыковок нет”.

Щирова также спросили про расследование, проведенное изданием Baza и Transparency International, из которого следовало, что ему принадлежат участки земли в Подмосковье стоимостью 70 млн рублей. “Тем, кто говорит, что у меня земли на 70 миллионов, могу предложить за полцены ее у меня купить… Конечно, это не соответствует действительности”, - сказал начальник антинаркотического подразделения.

По словам Щирова, кадастровая стоимость земли, находящейся у него в собственности, согласно декларации составляет около 2,5 млн рублей. А его родители владеют “экономвариантом земли”, причем эти участки приобретались в течение 20 лет.

Полковник Щиров также посетовал, что на фоне дела Ивана Голунова большой интерес вызвала и статья “Путь героина. Наркомафия в погонах и экстрасенс - агент ФСКН”, опубликованная в марте на радио “Свобода”. В ней утверждалось, что Щиров не только фабриковал уголовные дела, но и был задержан наркополицейскими при транспортировке 170 кг героина в Москву. Однако уголовное дело так и не было возбуждено.

“История абсолютно для меня мерзкая, с моей точки зрения. А сейчас еще всю эту гадость подняли на щит, перепечатали, - огорчен полковник Щиров. - Вот с этой точки зрения я действительно подвергаюсь прессингу. Просто эмоциональному. Ничего, выдержим и это”.

Дело Ивана Голунова, обвиненного в торговле наркотиками, в центре внимания общественности. Так, пресс-секретарь президента РФ Владимира ПУТИНА Дмитрий ПЕСКОВ в понедельник сообщил СМИ, что главе государства еще в пятницу доложили о задержании известного журналиста. По его словам, Владимир Путин в курсе, что это “весьма и весьма резонансное дело”. “Конечно, мы очень внимательно следим за тем, как развивается это дело, и за всеми нюансами”, - сказал господин Песков. Он признал, что ситуация с Иваном Голуновым “породила большое количество вопросов”, которые в Кремле “тщательно фиксируют”. Вместе с тем пресс-секретарь президента РФ считает неверным “делать обоб­щающие выводы о недоверии к целой системе”.

В свою очередь омбудсмен РФ Татьяна МОСКАЛЬКОВА заявила “Медузе”, что система расследования преступлений о незаконном обороте наркотиков “дискредитирована”. “Нужно очень серьезным образом пересмотреть законодательство и правоприменительную практику, - сказала она. - Запрос общественности на справедливость по таким делам небезоснователен, раз люди так реагируют”.

В понедельник она представила Владимиру Путину ежегодный доклад о правах человека в РФ, во время встречи она также подняла вопрос о деле Ивана Голунова. “Просила продолжать контроль со стороны Генеральной прокуратуры за предварительным следствием - с точки зрения законности и обоснованности, - сказала она. - Президент положительно отреагировал на эти посылы”.

А вечером адвокат журналиста Сергей БАДАМШИН заявил, что Генпрокуратура истребовала дело Ивана Голунова для проверки. Заместитель главы общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева МЕРКАЧЕВА сообщила, что служба собственной безопасности МВД и прокуратура также начали проверку по делу.

К акции “Ъ”, РБК и “Ведомостей”, которые вышли в понедельник с совместным заявлением и первыми полосами, оформленными в едином стиле со слоганом

“Я/мы Иван Голунов”, присоединились другие СМИ и организации. Forbes, The Bell, “Дождь”, “Православие и мир”, Lenta.ru, институт “Стрелка” и многие другие поставили на своих сайтах аналогичный слоган; исполнитель Дельфин и певица Земфира также сообщили поклонникам о своей поддержке журналиста. Ранее в поддержку господина Голунова высказался актер и режиссер Константин ХАБЕНСКИЙ.

Весь понедельник продолжались акции возле здания ГУВД Москвы на Петровке, 38. Очередь тех, кто хотел встать в одиночный пикет, растянулась больше чем на сто мет­ров. К вечеру пикеты появились и у здания Генпрокуратуры.

Группа журналистов заявила о намерении организовать в Москве марш с требованием освободить Ивана Голунова; акция запланирована на сегодня, 12 июня.

Между тем редакция “Независимой газеты” считает, что для российской власти случай Ивана Голунова “токсичный”. На местах она дает установку не доводить социальные протесты до политических. Здесь же запущен протест корпоративный, причем речь идет о политически активной корпорации, о возмущении среды, в которую очень легко входят оппозиционные деятели. Сложно было ожидать, что об одном и том же - недоверии к процедуре преследования Голунова - будут писать и говорить журналисты, обычно спорящие, даже конфликтующие друг с другом, по-разному относящиеся к власти. Масштаб реакции, похоже, превосходит возможности системы по замалчиванию происходящего.

Система в России устроена сложно. С одной стороны, она вертикальна. С другой стороны, это вовсе не значит, что внизу не принимаются никакие решения. Внизу воспринимаются импульсы, интерпретируются посылы, подчас даже непроговоренные. Условно решение возбудить дело против неудобного журналиста может принять полицейский чин. Волна же от того, как нелепо все обставлено и организовано, доберется до больших чиновников, не сможет ее проигнорировать и верхушка власти. Сложно предположить, например, что на “прямой линии” 20 июня президенту Владимиру Путину не зададут ни одного вопроса про дело Голунова, при том, что речь идет о медийном ритуале, контролируемом властью. Если само дело, конечно, не свернут.

Как его сворачивать, как открутить назад в сложившейся ситуации, не совсем понятно. Прозвучало громкое обвинение, предъявлялись пакетики с наркотиками, публиковались фотографии (большая часть, как оказалось, к Голунову не имела отношения), к задержанному приезжала “скорая помощь”. Правоохранительная и судебная системы не привыкли разжимать хватку, если ранее полученный импульс не перебить другим сигналом сверху, отчетливым и недвусмысленным. Они не привыкли признавать ошибки, равно как и сдавать тех, кто запустил процесс и перестарался, когда это становится очевидным.

Может ли власть публично проигнорировать дело Голунова, привычно отговориться в стиле “суд разберется”? Вероятно, она попробует так сделать, и для тех, кто поддерживает журналиста “Медузы”, это станет негативным сигналом. Другое дело, что вокруг власти формируется новая социальная среда. Она настойчива, как в Екатеринбурге, все более критична и пессимистична, все более информирована. Действовать старыми методами становится все сложнее. В этом шанс Ивана Голунова, по крайней мере, на честный и открытый процесс.

“КоммерсантЪ”, “Независимая газета”, NEWSru.com

Вместо P.S. Источники в Кремле и в администрации президента утверждают, что там хотят прекратить преследование Голунова до 20 июня. На эту дату назначена “прямая линия” с президентом Владимиром ПУТИНЫМ, и градус общественного недовольства к этому времени стоит снизить, полагают чиновники. “Такое ощущение, что у МВД вообще нет никаких доказательств вины” журналиста Ивана Голунова, добавил один из источников.

Поделиться
Класснуть