2046

Планов нет - есть надежды

До Азиза БЕЙШЕНАЛИЕВА дозвониться непросто, надо учитывать разницу во времени. Сейчас актёр находится в Лос-Анджелесе. Почему он там, а не на премьерных показах фильма “Менің атым Қызболсын”?

Планов нет - есть надежды

Кстати, кино это на злободневную тему, эдакий перевертыш, когда мужчины и женщины словно меняются ролями в семье и обществе. Комедия, но авторы надеются, что она заставит многих казахстанцев остро прочувствовать серьезную проблему.

- Азиз, самое время продвигать фильм, светиться в соцсетях… Что вы делаете в Америке?

- Я получил некоторое время назад право на Green Card в категории “За выдающиеся профессиональные способности”. Подавал документы полтора года назад: дело в том, что мой сын еще с подростковых лет мечтал жить в Америке. Виза эта семейная, поэтому мы с ним приехали в США вместе и сейчас здесь осматриваемся, занимаемся документами.

Но это не означает, что я перееду с концами, как это происходило с людьми в 1980-х годах. Слава богу, в наше время можно позволить себе жить сразу в нескольких странах. Для меня очень важно было сделать для него все законно, по правилам.

- Что стоит за пере­ездом? Вы надеетесь покорить Голливуд или уже есть предложения? Вы же и в Алматы оказались благодаря постоянной работе в кино?

- Ну да, в 1997 году я при­ехал в Москву, чтобы получить качественное классическое актерское образование. Как мне тогда казалось, образования, полученного в Ташкенте, было недостаточно, чтобы считать себя настоящим актером. К сожалению, в Москве я тогда никуда не поступил, но возвращаться особо было некуда, поэтому остался жить там.

То, что через несколько лет меня стали снимать в кино, по большому счету, было везением. С 2003 года меня стали регулярно приглашать на съемки в Алматы. А когда подрос сын, я стал и его брать с собой. В Казахстане ему очень понравилось. Именно он просил меня переехать туда из Москвы, что мы и сделали в 2015 году.

Что касается покорения Голливуда - шутку понял, смешно. Если серьезно, то, конечно, было бы прекрасно реализоваться здесь профессионально хотя бы отчасти. Но у меня нет на эту тему иллюзий, для меня сейчас главное - это обустроить судьбу сына. Так что сниматься буду там, где предложат. С точки зрения здравого смысла думаю, что в ближайшие годы это чаще всего будет происходить все-таки в Казахстане.

- Вам не 16 лет, сложно в вашем возрасте изменить быт, привычки. Не­ужели оно того стоит?

- Пока сын не получит образования и не встанет на ноги, мне важно быть рядом и поддерживать его. Что касается “начинать все с нуля, рвать корни”… Я ведь в течение своей жизни поч­ти никогда не жил подолгу на одном месте. Не было такого, что родился и вырос в одном городе, что есть запавший в серд­це один любимый двор, единственная школа, друзья детства и все прочее, что приводит к ностальгии по одному конкретному месту. Я вообще как-то не успевал обрасти душевными корнями и постоянно двигался с места на место, как настоящий кочевник. Со всеми местами, в которых я жил, у меня связаны хорошие воспоминания, но одного такого мощного душевного якоря не могу назвать. В чем-то это упрощает жизнь, конечно.

Кстати, именно когда я приезжал на работу из Москвы в Казахстан, где раньше никогда не жил, то ощущал, что здесь все родное. Менталитет, языковая среда, природа, климат - все очень похоже на различные места из моего детства и юности в Туркменистане, Узбекистане, Кыргызстане. Наверное, поэтому в Казахстане я чувствую себя не как дома, а именно дома - это все-таки большая разница.

- В новом фильме у вас не главная роль. Почему вы согласились ее сыграть? Не из-за гонораров же?

- Изначально я был соавтором сценария этого фильма вместе с Татьяной ПФЕФФЕР и Еленой КИГАЙ, а писали мы по идее, которую предложила Татьяна. Когда появилась возможность воплотить нашу работу в жизнь, мы были просто счастливы. А гонорар за роль в этом конкретном случае действительно имел для меня мало значения. Называть сумму не буду, но она была значительно меньше моей средней актерской ставки.

Более того, с ролью все вообще произошло внезапно. Буквально за пару дней до запуска съемок мне позвонили, и оказалось, что актер, выбранный на эту роль, не сможет работать. Мне так и сказали: мол, ты же писал сценарий, ты в материале, все знаешь про героя, почему бы тебе самому не сыграть этого персонажа? Так я оказался в фильме.

- Вас так волнует тема домашнего насилия или просто она хороша для комедии?

- Тема совсем не веселая. Еще несколько лет назад, когда я начинал свой подкаст, в интервью, которое я брал у режиссера Жанны ИСАБАЕВОЙ, она озвучила статистику о количестве женщин, погибших в результате семейного насилия: около 400 женщин в Казахстане убивают ежегодно. То есть каждый день как минимум одна жительница Казахстана погибает от рук близкого человека. Это меня просто ошеломило.

Поэтому, когда появилась идея такого сценария, тема у нас в душе отозвалась, но мы понимали, что самый востребованный у зрителя жанр в нашей стране - комедия. И нашли жанровое решение сценария: написали его как социальную сатиру, потому что для нас было главным, чтобы фильм в результате посмотрело как можно больше людей в Казахстане, а в идеале и в регионе, чтобы сначала посмеялись над фильмом, а потом задумались над происходящим.

- Что сейчас у вас в планах, где готовитесь сниматься?

- Жизнь научила меня, что в кино все очень зыбко и не стоит говорить о планах, пока они не реализованы полностью. Все может измениться, сорваться в последнюю минуту. И потом окажется, что ты просто попусту болтал языком. Вообще, в нашей профессии многое зависит от везения, поэтому очень трудно строить какие-то планы. Невозможно, например, постоянно работать в кино и при этом параллельно играть в театре, не подводя коллег, или стабильно преподавать - по крайней мере, у меня так не получается. У меня был такой опыт: мне предложили набрать актерский курс студентов, но поскольку я в основном отсутствовал, а не преподавал, то в конце года признался и себе, и руководству университета, что не имею права считаться мастером у ребят. Так что, как у актера, у меня нет планов, есть надежды.

- Что влияет на гонорары - популярность, призы, количество ролей?

- Все сразу, но перевешивает главный элемент - воля продюсера, и ты либо соглашаешься на роль, либо нет. А вообще, как говорят студенты, до третьего курса ты работаешь на зачетку, а потом зачетка работает на тебя. По моим ощущениям, я своими ролями наработал себе репутацию примерно на четвертый курс.

- Это правда, что вы не такой мягкий, каким кажетесь, и можете быть резким даже с режиссером?

- Не совсем. Я понимаю, что наш рабочий инструмент - это чувства и эмоции, поэтому стараюсь беречь их не только у себя, но и у своих коллег по площадке. Однако я точно не готов даже из чувства вежливости работать с токсичными людьми.

Действительно, одного режиссера я чуть не побил, но он вовремя заперся от меня в туалете. Я тогда долго терпел его двусмысленные замечания и шутки, демонстрировал вежливость, но это было воспринято им как слабость. И когда он из-за этой своей ошибки позволил себе уже откровенное хамство, я не выдержал и кинулся на него. Но он оказался неожиданно быстрым, а туалет - удачно свободным, так что он заперся там - и правильно сделал! Плюс меня на бегу поймал буквально за штаны Никита ВЫСОЦКИЙ, с которым мы работали, и сказал: “Азиз, ну ты же интеллигентный человек! Ну что ты делаешь? Отп…зди его на шапке после съемок!” На шапку режиссер не явился (шапка на киношном жаргоне - пирушка по окончании съемок. - К. Е.).

- Вы тогда потеряли роль?

- Нет, сериал-то ему надо было заканчивать, над ним же еще и продюсеры были. Хотя даже если бы и потерял, то не переживал бы. Но с тех пор я стараюсь не попадать в такое положение изначально. Когда начинаешь общаться с кем-то по работе или в жизни, стараешься вовремя понять, нормальный это человек или самовлюбленный кусок навоза. Если второе, то имеет смысл постараться не продолжать общение или максимально дистанцироваться.

- Как вы справляетесь с тревогой? Может, есть какая-то актерская техника для спокойствия?

- Да никак. К сожалению, техники такой у меня нет. Так что живу как все. Мечтаю, чтобы однажды так получилось, что у меня сразу и много свободных денег, и много свободного времени. Тогда можно было бы пойти к психологу на кушеточку. Но когда достаточно для этого денег - значит, много работы и нет свободного времени; а если денег мало, то не до психологов. Как-то не совпадает это.

- Какие фильмы вы любите смотреть? Может, сериалы одним глазом, пока посуду моете, или только интеллектуальное кино?

- Вот одним глазом не умею - меня сразу затягивает, я бросаю и дела, и немытую посуду. Смотрю разное кино, кроме ужастиков. Никогда не понимал этот жанр с кровью и кишками наружу. Но поскольку зрителей у такого кино много и жанр очень востребованный, то, наверное, это просто со мной что-то не так.

- Если вы долго не сможете приезжать в Казахстан, по чему больше всего будете скучать? Наверное, по горам?

- Ну, во-первых, надолго уезжать из Казахстана я не планирую. А во-вторых, в Лос-Анд­желесе есть шоссе (как тут говорят, фривэй), у которого с одной стороны горы, а с другой - сам город. И когда там едешь, то ощущение такое, будто движешься по Аль-Фараби. Так что по горам скучать не придется. Когда я не в Казахстане, то скучаю по самому Казахстану.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть