2291

Карлыгаш ИСАБЕКОВА: Не хочу играть стерв

В прокат вышел казахстанско-грузинский фильм “Больше, чем любовь”, и он оказался больше, чем фильм. Интернациональный проект объединил две страны любовью, ностальгией и памятью о больших актерах. Как все происходило на съемочной площадке и вокруг нее, рассказывает актриса Карлыгаш ИСАБЕКОВА

Карлыгаш ИСАБЕКОВА: Не хочу играть стерв

Она не профессиональный актер, а медийщик, пиарщик, сниматься в этом фильме не собиралась, но после утверждения на роль, причем не главную, уволилась с хорошей работы и в течение полугода получала одно приглашение за другим на разные проекты. И это при том, что некоторые уже говорили: мол, она снимается редко, сбитый летчик… А, оказывается, Карлыгаш просто не хотела играть стерв.

- После фееричного сериала “Эскорт” вас мало было на экранах. Вы разочаровались в кино?

- Меня обычно зовут на негативные роли, а мне очень не хотелось застрять в амплуа стервы, хотя в итоге и в фильме “Больше, чем любовь” моя героиня получилась не подарок - все время дергала супруга.

Вот странно, мне кажется, что в жизни я такая няшка, а режиссеры умудряются разглядеть во мне отрицательное обаяние. Предлагают быть женой то олигарха, то чиновника с соответствующими замашками.

Я вообще не думала сниматься в этом фильме, а на кастинг пошла, чтобы повидать старых знакомых, поболтать. Еще спросила: не нужно ли будет что-то играть? Мне сказали, что только пообщаться с режиссером. А пришлось отыграть две сцены, и Толепберген БАЙСАКАЛОВ, который позвал меня, все время маяковал, показывал знаками: мол, поднажми, давай больше эмоций.

В итоге мне позвонили, сказали, что утверждена. И я… тут же уволилась, чтобы ехать в Грузию: было понятно, что проект долгий, совмещать его с работой не получится.

А там во время съемок я получила другое предложение, потом еще одно и больше полугода работала именно как актриса. Даже сбылась моя заветная мечта: я сыграла в полудокументальном фильме жену Кенесары хана. Это было то, чего я очень хотела: в исторических костюмах, на коне, со свитой, слов мало…

- Какая роль у вас в фильме “Больше, чем любовь”?

- У сюжета интересная завязка: казах Бахытжан спасает на фронте друга Вано, а сам погибает. Они мечтали породниться через детей, и в итоге их мечту исполнят внуки. Романтичная и очень трогательная история. В фильме снялись два знаковых актера: Фархат АБДРАИМОВ (Фара) и Вахтанг КИКАБИДЗЕ. К сожалению, обоих уже нет с нами, они не увидели результата.

Я бы согласилась в этом фильме сыграть и бесплатно! Там должна была сниматься и Нани БРЕГВАДЗЕ, и еще целый список звезд, но из-за пандемии не все планы удалось реализовать. Это уникальный пример того, как на площадке рядом могут работать два режиссера: грузинский и казахстанский. Я такое видела впервые.

И это не просто кино, у проекта очень важная миссия. Были задействованы не только творческие команды двух стран, но и бизнес-структуры. Оказалось, что многие люди заинтересованы в том, чтобы сотрудничество Казахстана и Грузии развивалось не только в экономике.

- Самый главный вопрос: как вы во время закрытых границ смогли улететь в Грузию? Снимали же в пик карантина…

- Да, полеты были запрещены, но фильм оказался настолько значимым проектом, что нас поддержало Министерство иностранных дел - и дали разрешение на выезд. Правда, условия были очень жесткие: мы каждые три дня сдавали ПЦР-тесты. Отдельно проверялись перед съемками с Вахтангом, чтобы исключить риск заражения человека в возрасте…

- Зато вы побывали в Грузии в то время, когда все мы сидели запертые по домам!

- Вы знаете, мы ведь тоже прак­тически не покидали гостиницу. Я помню, как однажды с моей киношной мамой Данагуль Темирсултановой все-таки по­шли погулять по городу и решили, что если нас встретит патруль, то скажем, что заблудились. Кстати, мы действительно заблудились и убедились в душевности жителей Тбилиси - нас проводили до гостиницы, когда мы спросили дорогу.

А вообще, даже жизнерадостные грузины были подавлены: мы не видели улыбок людей на улицах, всем было сложно пережить карантин и то время. Но труднее всего в изоляции было не отсутствие положительных эмоций...

- А что?

- Вы только представьте: мы практически заперты в гостинице, причем вместо 10 дней съемки затянулись на три недели. У нас ломятся столы и холодильники от разных вкусностей. Так что самым сложным было не растолстеть.

- Говорите честно: и не спиться. В Грузии обязательно льется вино рекой…

- Алкоголя не было. Клянусь! Наверное, раньше было сложно представить кино без выпивки, сейчас все иначе. Если нас приглашали в гости, то, да, было вино, но мы его почти не пили. А вот в гостинице царил жесткий сухой закон. Зато много было баек от бывалых актеров о том, как и где они кутили. Например, Толепберген Байсакалов рассказывал: во время учебы в Москве студенты так отмечали 8 Марта, что на следующий день душа просила продолжения. Тогда Толепберген накрыл дастархан прямо в лифте, катался и угощал всех заходящих.

- Это был последний проект Фары. Каким он запомнился?

- Я каждый день вспоминаю о нем. Есть такие люди, которые, даже если общаешься с ними пунктиром, точечно, оставляют в твоей жизни большой след и много воспоминаний. Фара именно такой. Он умел говорить нужные слова. Например, я волновалась перед съемками, потому что играть с такими профессионалами очень ответственно. А Фархат всегда говорил: “Будь собой, будь естественной”. Вроде бы все так говорят, но от него это воспринималось как-то особо, может, потому что сам он был уникальным, естественным, похожим на большого ребенка.

Фара все время импровизировал и, добавляя свои фишки, каждый день начинал с того, что рассылал всем шутки, анекдоты, картинки. Организовывал киносеансы, просто звонил спросить, как дела.

Мы иногда этого не ценим, привыкаем. А однажды понимаешь, что, если человек каждый день появляется в твоей жизни с капелькой позитива, потом тебе очень не хватает этого.

Этот фильм хотели сначала посвятить памяти Фары, потом ушел из жизни и Вахтанг. Мы переживали, чтобы нотка печали не стала слишком заметной. Все-таки это комедия, и хочется, чтобы зрители видели именно это, а не грусть по двум ушедшим актерам.

- Что вам дает кино, зачем тратить время на съемки?

- Для меня это возможность заглянуть в другой мир, удовлетворить какую-то авантюрную жажду. Все началось с любопытства - и кино затянуло меня.

Сейчас режиссеры меня час­тенько приглашают даже без проб, но я всегда честно прохожу кастинг, потому что важно понимать, подхожу ли для проекта. Да, я не профессионал, но вижу, как много в кино людей, не имеющих специального актерского образования. И у них иногда исполнить роль получается даже лучше, чем у тех, кто имеет диплом. В любом случае я в кино ради искусства, а не ради денег. И от этой профессии я не завишу: приглашают, роль нравится - хорошо, если нет, то у меня достаточно других проектов, есть постоянная работа.

А на съемочную площадку я в любой момент могу вернуться, надо только проявить инициативу - кастингов проходит очень много, и при желании всегда можно поучаствовать.

- Не могу удержаться: вы и няшка, и красотка, и в кино снимаетесь. Почему не замужем? Может, все-таки в глубине души дремлет стерва, которая отпугивает мужчин?

- Не-е-ет! Может, мы лучше о себе думаем, но вроде люди, с которыми я общаюсь, тоже во мне стерву не видят. Наверное, я просто очень люблю свободу. Все же с 15 лет работаю, обеспечиваю себя. Да и имя у меня такое легкое, свободное - ласточка. Если серьезно, возможно, я пока не встретила такого мужчину, который не то чтобы не запрещал, а помогал мне реализовывать себя.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть