1433

Смех ему к лицу

История Алимжана МЕНДЫБАЕВА из тех, что про лимоны и лимонад. Он не слышит с детства: заболел, лечили антибиотиками, как следствие - глухота. Слуховой аппарат не решил проблемы. Но профессию Алимжан выбрал очень говорящую - стал артистом! И в деле своем преуспел: с любимой пантомимой объехал полмира, получил звание заслуженного артиста Казахстана, был назван клоуном года, обучает молодежь.

Смех ему к лицу

А в свободное время, уже потому что душа требует, отправляется в онкоцентр. Это время смехотерапии для детей, чьи диагнозы даже произнести страшно, называет главной своей работой.

- Первый раз я попал туда по приглашению Аружан САИН (основательница благотворительного фонда “ДОМ”, уполномоченный по правам ребенка. - Ю. З.). Готовился. Переживал. Подбирал материал для выступления. А вышел оттуда другим человеком. Сложно объяснить. Любое выступление отнимает массу сил и энергии. А здесь нужно было из себя выпрыгнуть, но сделать так, чтобы ребенок хоть на несколько минут забыл о своей болезни.

 Мы со своей клоунской группой “Алюша” выступаем не только в больницах, но и в детских домах. Под моим руководством два молодых артиста, тоже с особенностями. Но, уверяю вас, этого никто из зрителей не замечает - мы же говорим на самом понятном языке, - рассказывает Алимжан, гримируясь.

                                                                           ***

В кавалькаде постновогодней суеты каждый день у него расписан по минутам. Буквально накануне интервью оттарабанил очередной “елочный” день в шоу Мурата МУТУРГАНОВА. Он там единственный особенный артист. А потому его персонаж, зеленомордый зомби, по совместительству еще и сурдопереводчик.

Узнав, что наш герой - водитель с многолетним стажем, фотокорреспондент газеты Владимир ЗАИКИН, не удержавшись, усаживает его за руль прямо в клоунской спецовке.

- Вам не сложно водить? - спрашиваем.

- Я не слышу возмущенных гудков водителей, конечно. Зато мобилизуюсь и за рулем в 50 раз внимательнее других на дороге. Кстати, самые клевые представления я устраиваю для жолполовцев, - веселеет вдруг Алимжан и тут же разыгрывает целое представление: вот солидный служивый сворачивает его к обочине, в ход идут и язык жестов, и неподражаемая мимика. - “Поболтаем” минут 20, и меня отпускают. А иногда я дурачусь, прихрамывать еще начинаю, тогда они машут на меня: “Езжай!” Бывает, застрянешь в пробке, оглядишься по сторонам - люди хмурые сидят, на светофор молятся. Я опять за свое - взгляд поймаю, что-то этакое изображу и нарисую человеку настроение на целый день.

                                                                           ***

В интервью нам очень помогает сурдопереводчик Общества глухих Алматы Елена САПРЫКИНА. Каким бы самостоятельным и коммуникабельным ни был неслышащий человек, иногда ему приходится невероятно сложно. Потому, выбирая время для встречи, мы лавировали в ее расписании - помощь требовалась и на судебном процессе, и в банке, и в ЦОНе, и в больнице. Очень хвалят современные технологии - в некоторых житейских ситуациях на связь с сурдопереводчиком можно выйти через видеозвонок.

- С Алимжаном мы давние знакомые. В свое время я помогала в работе сразу десяти особенным специалистам на Алматинском электротехническом заводе. Была такая практика. Алимжан устроился туда фрезеровщиком. Потом перевелся в цех гальваники. А затем ушел - не выдержала творчес­кая натура, - рассказывает Елена.

Конечно, у Алимжана в рукаве припрятана красивая история: мальчик, прошедший и спецсадик для глухих и слабослышащих детей, и спецшколу, всегда мечтал о головокружительной карьере клоуна. Засматривался выступлениями Юрия НИКУЛИНА.

На международном конкурсе артистов пантомимы в США.

- Всегда поражался, как человек, не говоря ни слова, может передать зрителю всю гамму чувств и эмоций. Решил тогда: и я так хочу, - вспоминает Алимжан. - И видел себя только в цирке. Ну или в музыке.

Несмотря на диагноз, в школьном ансамбле он был первоклассным ударником. Как играл - недоумевали все. А вот Алимжан и школьный музработник знали: слуховой аппарат помогал процентов на 20, дальше ритм учитель отбивала глухому ударнику сначала на руке, потом он следил за движениями ее пальцев уже за установкой, а затем звучание бита стало рождаться в голове.

Окончив школу, Алимжан пытался устроиться в какой-нибудь коллектив, выступал с жестовой песней. Но потом познакомился с мимом из России, который увидел в нем потенциал, поделился секретами и благословил принять участие в республиканском конкурсе артистов с особенностями развития. Там талант молодого клоуна тоже отметили: Гран-при дали и даже составили рекомендательное письмо, чтобы паренька взяли в цирк. Воодушевленный Алимжан вернулся в родной Алматы. Но, к большой его обиде и разочарованию, в цирк его так и не взяли: объяснили, что он не умеет жонглировать и не силен в акробатике.

                                                                                ***

Завязав с искусством, парень с головой ушел в новый проект - отучился на парикмахера и открыл в городе свой мини-салон - всего-то два кресла. У особенных мастеров сначала дело спорилось, а потом им, как водится, подняли аренду. А затем помещение и вовсе забрали под нужды КСК. Он метнулся было в Москву на заработки, но вернулся домой с твердым решением: жить с того, что умеет и любит. Сразу, правда, не получилось - в Обществе глухих Алматы артист лет 20 выступал, так сказать, на добровольных началах. А зарабатывал всем, что удавалось, даже на улицах лицедействовал. Приходилось и тамадить: на свадьбах только для своих, которые многие почему-то считают очень тихими, и на смешанных торжествах. Тамадой, который говорит на нескольких языках, сегодня мало кого удивишь, а вот с ведущими, знакомыми с языком жестов, в стране напряженка.

- Турция, Испания, Франция, Россия, США, - загибает пальцы Алимжан, перечисляя страны, куда ездил участвовать в состязаниях лицедеев.

Иногда это были конкурсы исключительно для особенных артистов, но чаще - совершенно обычные. О том, что Алимжан не слышит, жюри международного творческого конкурса в Испании даже не догадывалось. А в общении язык жестов очень даже помогал. Он ведь хотя и не международный (в разных странах отличия во фразах бывают очень заметными), все равно людей объединяет.

Очень много времени занимает у артиста работа в театре алматинского Общества глухих. Со своей постановкой “Манкурт” наши неслышащие артисты ездили в прошлом году на фестиваль “Территория жеста” в Москву, в знаменитый первый в России стационарный театр для глухих - Театр мимики и жеста.

Но Алимжан старается работать не только с профессиональными артистами - в его труппе занимаются люди разных возрастов и специальностей иногда просто для себя, чтобы не ржаветь на пенсии, чтобы не замыкаться в тишине. Шутит: вот так в театр якобы на занятия пришла к нему однажды и его супруга. С карьерой артистки после первого же выступления завязала.

- За мужем приходила, - смеется артист. - А потом мне еще и условие поставила: не возьмешь меня в жены, уеду в Россию. Пришлось жениться и жить душа в душу. Супруга моя от театра очень далека - она человек серьезный. Как и дочь-студентка, она выбрала профессию менеджера. А вот я не могу без сцены, без зрителей. Даже если не смогу зарабатывать в театре, снова пойду на Арбат, к народу поближе.

                                                                ***

Алимжан поворачивается к стене и снимает диплом: еще одно страстное его увлечение - шашки. Он погрузился в них настолько, что отучился на педагога-инструктора и уже изрядно покатал свою команду из Общества глухих по местным и международным чемпионатам.

А недавно кипучий и деятельный Алимжан освоил сноуборд. У особенных ребят там, на горе, уже сложился крепкий костяк спорт­­-сменов. Зимой бороздят снежные трассы, летом рассекают волны на вейкборде. Некогда скучать!

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА и из архива Алимжана МЕНДЫБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть