1581

На жалость не давить!

Правила жизни незрячего Каната БАТКАЛКАЗЫ, который в 21 год открыл бесплатную онлайн-школу для инвалидов и учит их зарабатывать

На жалость не давить!

Честно сказать, иногда и я нахожусь в плену навязанных обществом стереотипов. Поэтому так ценю людей, которые их разрушают, удивляют, раздвигают наши границы восприятия жизни. Канат - один из таких. Познакомившись с ним год назад, я не могла поверить, что этот абсолютно незрячий парень способен разрабатывать сайты и проводить тендеры по госзакупкам (см. “Какой вам цвет? Я знаю код”, “Время” от 26. 4. 2018 г.). А недавно Канат стал еще и активным пользователем соцсетей. Там он нашел меня, поинтересовался судьбой героев моих статей - инвалидов. Думая, что ему наверняка трудно и неудобно ориентироваться в море визуальной информации, я надиктовывала ему аудиосообщения. В этом, как оказалось позже, и была моя первая ошибка. И ошибка всех остальных людей. От Каната же приходили напечатанные сообщения без грамматических ошибок. Я не ощущала разницы между общением в интернете со зрячим парнем или со слепым. Казалось бы, современный мир технологий такой бездушный, но зато он стирает различия между людьми: не можешь говорить - специальные программы и приложения озвучат за тебя текст, не можешь писать - эти же компьютерные разработки переведут твою речь в графические символы.

- Не надо делать мне никаких скидок, - улыбается Канат при встрече, поправляя темные очки на переносице.

Эти очки - единственное во внешнем облике, что отличает его от других людей. Но это не его защита от этого мира. Думаю, он надевает их, чтобы не смущать посторонних - таких же предвзятых поначалу, как и я, которые не знают, как правильно вести себя с людьми с ограниченными возможностями.

- Мы не ограниченные, мы - органичные, - снова улыбается Канат и приглашает сесть, рукой указывая мне на стоящий рядом стул, не видя его, но зная, что он там стоит.

Тут же проводит символическую параллель:

- Во всем, что окружает меня, как будто находится Бог. Мы не видим его, но знаем, что он есть. Ощущаем его присутствие. Так, видимо, решил Бог: забрал у меня одно, но дал другое. Компенсировал. Он не сделал меня ограниченным. Он сделал меня другим. Пусть я воспринимаю этот мир чуть иначе, чем вы, но вы воспринимайте меня так же, как и всех остальных людей на земле.

Это главное правило его жизни: никогда не оправдывать свои неудачи и нехватку денег диагнозом. Парень давно показывает другим трудоспособным инвалидам, как всем им можно применять его правило. И, собственно, показывает, что и они могут быть трудоспособными. Так появилась бесплатная онлайн-школа Каната для инвалидов - как открыть свой бизнес, начать свое дело, невзирая на диагноз.

Пока в ней семь учеников. Все они - инвалиды с разными заболеваниями: трое незрячих, как и он сам, остальные - с сахарным диабетом.

- Курс рассчитан на три месяца: 15 уроков, каждый по 40 минут. Уроки для тех, кого не устраивают на работу по причине инвалидности, для тех, у кого нет ни копейки, - пояснил Канат. - Чему обучаются мои ученики? Основам элементарной финансовой грамотности, как продавать свои услуги и товары через самые популярные торговые площадки в Казахстане и социальные сети, как разработать сайт-визитку. Это не просто лекции, которые можно слушать фоном вместо телевизора: к каждой из них домашнее задание, которое я проверяю. Если у учеников нет результатов, я беру их под свой контроль, показываю, как надо развиваться дальше. Один из моих учеников - Адиль, незрячий парень с высшим юридическим образованием. Его никуда не брали на работу из-за слепоты. Удивлялись: как вообще он может составлять иски, жалобы, консультировать, не имея возможности бегло читать законы? Только жалели, - рассказывает Канат. - Я понимал Адиля, как никто другой. Предложил работать на себя. Мы вместе составили текст, подали везде объявления об услугах юриста. Но две недели не было откликов. И мы поняли: текст был непродающимся. У современного потребителя ведь очень широкий выбор услуг, он вправе капризничать. Плюс его психология такова, что он выберет скорее те услуги, которые предполагают скидки, льготы, дополнительные бонусы. Тогда мы составили другой текст: перечислили услуги юриста и добавили, что при повторном обращении к нему цена услуг будет со скидкой. Так мы и планировали в дальнейшем. С тех пор пошли звонки, к Адилю стали обращаться, а тотальная слепота не помешала оказывать квалифицированную юридическую помощь.

Другой отличный результат показал ученик Каната Адилет МАРАТУЛЫ. Парень - инвалид второй группы, страдает сахарным диабетом и несколько раз в день нуждается в уколах инсулина. При этом он имеет весьма востребованную специальность автомеханика. С последнего места работы на СТО его уволили - уж очень часто парень отвлекался на свои медицинские, хоть и жизненно необходимые процедуры.

- Слепой Канат помог мне, зрячему, составить текст объявления и разместить его! - рассказал мне по телефону Адилет. - Самому мне сложно было составить грамотное объявление, а такими инструментами раскрутки я не владел да и не знал, где и как. Канат завел мне аккаунты в соцсетях, показал, как размещать, как реагировать на отзывы. Свои услуги я делаю качественно, но, чтобы обращались чаще, предложил при заказе нескольких услуг диагностику машин бесплатно! Стал арендовать СТО и работать на себя. Заказов стало так много, что теперь мне некогда вести свои аккаунты в соцсетях об услугах: пока я занимаюсь ремонтом и покраской машин, на сообщения отвечает незрячий юрист Адиль, я его нанял на свои первые заработанные на СТО деньги.

Еще одно правило Каната: не указывать в объявлениях свой диагноз. Нигде и никогда.

- Мы продаем услуги, свои умения, а не жалость к себе, - объясняет Канат.

Всем своим ученикам Канат разъясняет и законодательные новшества: нужно ли открывать ИП, достаточно ли оплачивать только единый совокупный платеж (ЕСП) и прочее. Все должно быть только по закону.

Недавно Канат сделал еще один большой шаг в сторону развития инклюзивного общества - создал общественное объединение “Кыран”. Парень сам собирал справки и регистрировал его и в ЦОНе, и в департаменте юстиции.

- Три раза отказывали, - уже со смехом вспоминает он. - То в уставе ошибку допустил, то в протоколе, то статус не тот оказался. Хотели сделать республиканское объединение, а вышло пока местное, алматинское. Но главное, что удалось. Наше объединение пока насчитывает 20 человек, но мы приглашаем в него абсолютно всех людей с особыми потребностями: слепых, глухонемых, колясочников, с ДЦП. Будем заниматься поддерж­кой не только инвалидов, но и всех тех, кто оказался в трудной ситуации: сгорел дом, нет денег собрать детей в школу… Сейчас я разрабатываю сайт объединения: там будет отдельная вкладка “Помощь”, где каждый нуждающийся сможет оставить заявку. После заявки будем выезжать на место и изучать ситуа­цию, чтобы исключить мошенничество. На сайте разместим услуги наших трудоспособных инвалидов - бухгалтера, юриста, психолога - по привлекательным ценам. А еще планируем открыть колл-центр при объединении. Так мы создадим рабочие места и сделаем работу нашего ОО бесперебойной. Что-то вроде службы “скорой помощи” при бедах, болезнях и невзгодах.

Мама оставила Каната, когда еще в детстве врачи сообщили, что он ослепнет, как и отец, и дед. Ушла от слепого мужа и слепого свекра. Потому ли, что с ними было тяжело? Ответ на этот вопрос знает только она.

- Чужая семья - потемки, - понимающе киваю я и тут же осекаюсь: сказала не подумав.

Как-то бестактно вышло: в этом фразеологизме снова буквальное напоминание о вечной тьме тем, кто всегда рядом с ней.

Канат не видит, как я отвожу глаза в сторону, как закусываю губу, но интуитивно чувствует меня.

- Я не считаю себя инвалидом, - опережает он мои извинения. - И других учу перестать называть себя так. Это слово вообще у нас под запретом. Конечно, перестав называть себя инвалидом, вовсе не перестанешь им быть, но изменишь свою психологию и свой подход к жизни. Мой слепой отец работает юристом. Мой слепой дед зарабатывает массажем.

- Хотел бы ты, чтобы твоя мама прочла эту статью?

- И да, и нет. Хотел бы узнать, как она и что с ней. Показать, что я хоть и ослеп, но не стал иждивенцем у нее на шее и никогда им не буду. Не хотелось бы особо хвастаться своими достижениями, - стесняется Канат. - Я не держу на нее зла. Давно простил. Да и ни на кого не держу: ведь оно остается с тем, кто его принес.

Екатерина ТИХОНОВА, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть