14748

Байская дочка

На фоне ее судьбы бледнеет даже самый крутой американский экшн. В 30-е годы прошлого столетия, в разгар голодомора и геноцида в Казахстане, ей удалось чудом сбежать из ущелья, куда согнали со всей округи для расправы байских жен. Два дня по степи пешком с младенцем у груди до аула родичей и прятки в стогу сена, который тыкали штыками красноармейцы, пустившиеся в погоню по следу беглянки, а в голове стучала одна мысль: “Лишь бы дочка не заплакала!”. Повезло. Но самое страшное было впереди…

Молодой женщине предстояло в одиночку пересечь границу с Китаем, куда незадолго до этого сбежал муж. Родные прикрепили к скакуну люльку с дитем, показали дорогу и простились навсегда. Ливень с громом и молнией застал ее в скалах. Выстояла. А когда отчаянная казашка наконец перешла через границу - угодила в лапы орды калмыков! У нее отобрали коня, сорвали украшения. Похотливые руки потянулись к молодому телу… Тут ее глаза сверк­нули гневом: “Только посмейте! Я - Урымхан! Жена самого Канабека ШИЫРБАЯ!”. Она жила с мыслью, что ее муж - один из самых влиятельных и уважаемых людей в родных краях. Но что его имя могло значить на чужбине? Как ни странно, разбойники оставили ее в покое. Оказалось, они остро почуяли запах наживы! Разыскав в Китае Шиырбая, калмыки потребовали от него выкуп за жену. Он влез в долги, но заплатил. Так воссоединилась семья.

…Урымхан давно уже нет. Но память о героине своего времени живет в сердце ее дочери Махарбан ШИЫРБАЕВОЙ. Ей 80 лет, у нее уже подрастают правнуки. Вот она сидит передо мной. Ее глаза излучают особый свет, который бывает только у глубоко верующих людей…

- Это с вами в люльке Урымхан перебегала через китайскую границу?
- Нет! То была моя старшая сестра Шахарбан. А я родилась уже в Китае, - улыбается Махарбан-апа. - Вслед за мной на свет появилась младшая сестра Кульжихан. Моя мама рожала много раз. Но выжили только мы. Четверо детей умерли во время голода в Казахстане. Причем двое из них скончались, когда маму держали в тюрьме вместе с еще тремя женами отца. В общем, Кульжихан была четвертая, самая младшая.

- А как ваша мать мирилась с многоженством любимого человека? Ведь, если бы не любила, не отправилась бы в такой рискованный путь!
- Уклад жизни был такой! Несмотря ни на что, любила. Относилась с большим почтением. Отец мудрый был, справедливый. Бедным помогал. Но в советском государстве не нашлось ему места. Бай - значит, враг.

- Почему, когда бежал в Китай, не взял жен с собой?
- Хотел сначала обустроиться. Отец же не знал, что жернова репрессий так быстро завертятся! Маме удалось вырваться. Другим женам нет… Никто из их детей не выжил…

Махарбан была любимицей отца. В семь лет он отдал ее в медресе. Всего за четыре года она выучила Коран на непонятной арабской вязи. А позже ей и вовсе пришлось стать полиглотом. В родной Кульдже (городском уезде Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР) все говорили на казахском. Когда уже подросшая Махарбан приехала в Урумчи учиться в высшей партийной школе, жизнь ее заставила выучить китайский. Среди ее сокурсников было много уйгуров. Она заговорила и на уйгурском! А вскоре ей пришлось осваивать и русский…
В 1954 году, когда Махарбан носила под сердцем первенца, до проживавших в Китае казахов долетела благая весть: после смерти СТАЛИНА “перебежчики” получили разрешение легально вернуться в Казахстан! К тому времени ее отца давно уже не было в живых. Мама Урымхан считала дни до отъезда на родину. Вместе с ней поехали Махарбан и старшая дочь Шахарбан. Младшая Кульжихан вынуждена была остаться в Китае с супругом, который не захотел уезжать с насиженных мест.
Овдовев в 24 года, Махарбан больше не вышла замуж, сохранив верность своему Насильбеку. Но самое драматичное, что она долго не могла сказать вслух: Райгуль - ее дочь! По казахской традиции первенца молодожены отдали бабушке. И теперь она считалась матерью единственного ребенка Махарбан!
- Сколько я себя помню, Махарбан была для меня любимой сестрой, лучшей подругой, кормильцем, - вздыхает Райгуль Шиырбаева. - Но таких чувств, как к бабушке, я никогда к ней не испытывала. И сейчас не испытываю… Бабушка - моя мама! Правду я узнала поздно - в 16 лет. Это для меня стало страшным ударом. Я на три дня убежала из дома…

Даже сложно представить, что творилось в душе Махарбан. И только вера давала ей силы. В советское время в русском городке, работая швеей высшего разряда на быткомбинате, она умудрялась читать намаз, держать уразу. Об этом знали только самые близкие.
С началом перестройки Сарканд в массовом порядке стали покидать русские. Город превращался в аул, где 80 процентов жителей были казахи. Махарбан-апа первой из жительниц заявила: всем вместе нам по силам построить мечеть!
До развала нерушимого Союза оставался год. Вставали предприятия, стремительными темпами нищало население. Но настолько силен был дух Махарбан - дочери бая Канабека Шиырбая и его любимой жены Урымхан, что люди пошли за ней! Когда она стала жертвовать на строительство мечети свою мизерную пенсию, ее примеру последовали и другие апашки. А когда даже пенсионерки отдавали последнее, оставаться в стороне всем остальным не позволяла совесть… Уже через два года мечеть открыла свои двери для верующих! Ее бы назвали именем Махарбан, если бы она была мужчиной. Но каждый в Сарканде и без этого знает, что мечеть здесь появилась благодаря самой уважаемой женщине этих мест. К слову, Махарбан-апа заслужила почет среди верующих еще до возведения мечети за то, что она единственная женщина, которая читает Коран на арабском языке.
Вот она вместе со своим пра­внуком 10-летним Вахидом ХАЛИКОВЫМ бережно переворачивает ветхие страницы. Это раритетное издание Корана 1600 года выпуска досталось ей в наследство от отца.

- Ты умеешь читать на арабском? - спрашиваю мальчика.
- Пока несколько слов. Прабабушка научила.

- А еще чему она тебя научила?
- Как учиться! Я делаю с ней все уроки, где надо читать и писать. Она у нас меньше года живет, а я уже стал отличником!

Милана ГУЗЕЕВА, фото автора, Семей

Поделиться
Класснуть