19057

Жомарт ЕРТАЕВ: Мне не в чем каяться

Имя Жомарта ЕРТАЕВА стало широко известно во время взлета Альянс Банка в середине 2000-х. Банкир и предприниматель “прославился” после того, как в Сеть попал видеоролик с пресс-конференции, где Ертаев грубит и бросает бутылку в журналиста, а тот в ответ запускает в банкира ботинком. Позже пользователям сообщили: это видео - медиавирус, спланированная пиар-акция. Тогда подходы Ертаева к бизнесу и рекламе многим казались эпатажем, но задумка удалась: рейтинги фиксировали быстрое превращение регионального микробанка, которым он руководил, в одного из лидеров финансового рынка республики. Спустя два года после ухода из Альянс Банка, на волне кризиса, в августе 2009 года банкир был заключен под арест. Официальная версия - обвинение в хищении средств из Альянс Банка, правление которого Ертаев возглавлял с 2002 по 2007 год, позже было переквалифицировано в “нарушение законодательства бухгалтерского и финансового учета”. Интервью нашей газете - первое выступление банкира в прессе после нашумевшего дела.

- Вас осудили на два года лишения свободы условно - за что? Разве под амнистию вы не попали?
- Когда занимаешься делом, для многих ты уже выскочка, а если занимаешься большим делом - виноват по умолчанию, и к тебе всегда приковано повышенное внимание. Наверное, такова ситуация была, что нужно было найти крайних и выпустить социальный пар. Вот я в числе прочих оказался в ненужном месте, в ненужное время. Статья, по которой меня судили, была средней тяжести, и под амнистию я попадал. Но не воспользовался этой возможностью и продолжаю нести наказание, которое мне вынес суд. Есть определенные ограничения - я должен дважды в месяц ходить отмечаться в КУИС. Почему я отказался от амнистии? Для того, чтобы когда-нибудь обжаловать решение. Я уверен, что меня рано или поздно оправдают. Амнистия - это акт признания вины и прощения, а мне не в чем каяться.

- Хорошо, переформулирую вопрос: вы знаете, кому перешли дорогу? Это была месть? Заказ?
- Ну откуда я знаю, был заказ на меня или нет? Если и был заказ, то это уже в прошлом. Нельзя зацикливаться, мстить. Я недавно прочитал книгу Эриха Фромма “Душа человека”, там он людей делит на биофилов, которые любят жизнь, и некрофилов - людей, которые не любят жизнь, а любят системы и все живое уничтожают (яркий пример тому - Гитлер). Фромм считает, что месть присуща некрофилам. И я с ним согласен. Думаю, что на пике банковского кризиса ситуация требовала сакральных жертв, а на заклание выбирают кого-то яркого и запоминающегося большинству. Так было во все времена. Для меня сложнее всего было понять и принять свою роль сакральной жертвы как уже свершившуюся данность. Чтобы отпустить ситуацию и жить дальше.

- Какие у вас отношения с Маргуланом СЕЙСЕМБАЕВЫМ, бывшим топ-менеджером Альянс Банка, который, когда началось расследование, сбежал за границу и свалил все на вас?
- Когда-то я его боготворил. А сейчас... Ни с моей, ни с его стороны даже не было попыток восстановить контакт. Если коротко, то Маргулан для меня - это самое большое разочарование в жизни.

- Вы вернулись в бизнес. Готовы проходить все заново сейчас, когда новая волна кризиса грозит в мировом масштабе?
- Я по-прежнему считаю, что кризис - это очищение через боль, катарсис. Просто надо больше работать, каждый день, усердно, тогда все получится. Многие говорят про коррупцию, про пресловутый административный ресурс. Да, не без этого. Но вместе с тем в Казахстане созданы все предпосылки для занятия бизнесом. Мы живем в правовом государстве, и тот факт, что я на свободе, - тому доказательство. Я по-прежнему считаю, что кризис у нас в головах. Все меньше становится людей, жаждущих заниматься бизнесом в чистом виде - делать добавленную стоимость, создавать новые свойства привычных вещей, рисковать, искать совершенно новые пути и решения. Но если нас, таких, совсем не останется, как общество будет двигаться вперед, создавать что-либо или даже удерживать привычный уровень технологий и жизни? Недавно я смотрел опрос абитуриентов на тему “Какую профессию вы хотели бы получить?”. Если в начале и середине девяностых предпринимателями хотели быть многие, то сейчас дети мечтают стать финансовым полицейским или судьей. Желающих “делать дело” или “открывать новое” становится слишком мало, даже в возрасте юношеской романтики. Получается, нам, сорокалетним предпринимателям, пока не идут на смену двадцатилетние.

- Но ваши представления о важной миссии бизнеса сомнительны для большинства.
- Это вопрос идеологии и последствия советской пропаганды. У нас, так же как в России, богатство считается пороком и осуждается. Такой стереотип поддерживается до сих пор. Главные героические персонажи в сериалах - кто угодно: полицейские, адвокаты, бандиты. А все предприниматели - пьяницы деморализованные и пытаются сбежать за границу. Мол, если ты богат, ты обязательно украл. Ну почему? Оно же не с неба нам падает, это богатство. Среди бизнесменов можно найти самых неординарных людей, и это неудивительно, ведь достигают успеха не тихони, живущие по учебникам, а люди, способные на нестандартные шаги. К тому же бизнес несет на себе априори социальную нагрузку. Мы же платим налоги, создаем рабочие места! А у нас до сих пор мечтают, чтобы все было поровну. Поровну бедно. Не бывает поровну богато. Ментально мы еще в СССР. Только к желанию уравниловки добавились новые мечты молодежи - пойти в правоохранительные или надзорные органы, чтобы общипывать тех, кто зарабатывает больше, чем “всем поровну”.

- В чем главное отличие вашего поколения бизнесменов?
- Знаете, чем наше поколение уникально? Как предприниматели мы родились на сломе эпох, когда царил хаос и нормы еще не устоялись. Поэтому мы сами порождали свои нормы и ограничения, изнутри себя, так как внешние ограничения были слабы или дезориентированы. Десять лет назад свое “не убий” мы сами себе говорили, да и окружающим заодно.

- Чем занимаетесь непосредственно сейчас?
- Неожиданно стал востребован опыт работы в банках нескольких стран и умение в сжатые сроки превратить небольшой бизнес в масштабный. На волне интеграции экономических и финансовых систем стран Евразийского союза открываются новые возможности для бизнеса и экспансии, но слишком мало людей, которые достигали успеха на нескольких рынках. Поэтому сейчас я консультирую несколько разных проектов. А для души думаю в будущем преподавать - может, не в формате скучных лекций, а вести мастер-классы для желающих почувствовать дух предпринимательства и управления проектами. Учить реальными кейсами из своего опыта, предлагать текущие задачи из новых проектов. Я покажу, как ценой одного ботинка и бутылки воды привлечь внимание к бизнесу десяти процентов жителей Казахстана, и мы сделаем новые проекты, чтобы студенты могли почувствовать гордость творца, когда из ничего получается что-то. Вкусив однажды это ощущение, уже сложно отказаться. Это и будет моя диверсия против юношей, мечтающих о карьере надсмотрщика.

- Вы вернулись в страну, когда началась первая волна кризиса и банки были под ударом. Почему? Не планируете уехать в будущем?
- Я ведь не зря упомянул, что наше поколение предпринимателей само себе диктовало нормы. Некоторые стали относиться к стране как к пастбищу - съесть быстро доступный корм и перейти на новое место. Вокруг себя оставить выжженную пустыню, отправить за границу сначала семью и детей, а потом и самому уехать, дощипав последнюю зелень. Моя же семья - жена, дети, мама - все здесь. Даже в начале следствия я вел блог и там писал, что никуда не убегу. Хотя мне правда было страшно... Я мог поддаться панике, и когда писал, сам себе сжигал мосты, наверное. Побег - это больше чем физическое действо. Для меня это было неприемлемо - я бы потерял себя, репутацию, на которую работал 17 лет в банковской сфере. И если я предпочел быть в Казахстане в самый напряженный момент, то сейчас, когда вернулся в банковскую среду, когда меня зовут консультировать разные проекты, когда востребован мой опыт работы в странах СНГ и умение растить бизнес быстро и качественно, зачем мне куда-то уезжать? Неужели прохлаждаться в Лондоне будет лучше, чем воплощать свои планы здесь и здесь же получать общественное признание? Мы ведь для социального признания вкалываем.

- Что ждет банки?
- При экономической и финансовой интеграции стран Евразийского союза у нас гигантское преимущество - банки Казахстана более рыночные, технологичные и быстрые. При экспансии на рынки стран-союзниц это гигантское конкурентное преимущество. Поэтому надеюсь, что в ближайшие годы мы увидим быстрое завоевание российского рынка казахстанскими предпринимателями. Это повод для гордости. Хватит уже себя ругать - пора двигаться вперед.

Зарина АХМАТОВА, Алматы, e-mail: zarina@time.kz, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА

Поделиться
Класснуть

Свежее