9231

Марат ШИБУТОВ, аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества: Закон замедленного действия

Эксперт не увидел в законопроекте о национальной безопасности никаких реальных механизмов защиты населения от террористов - ну разве что от больных птичьим гриппом и прочей заразой

Законопроект о национальной безопасности, по уже сложившейся традиции под шумок отправленный в мажилис, призван защитить нас от внешних и внутренних вызовов. Однако, изучив проект закона внимательно, аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества Марат ШИБУТОВ (на снимке) делает неутешительный вывод: согласно проекту этого нормативного акта ограбление, к примеру, музея гораздо более опасно для общества, чем угрозы террористов.

Плыви или умри!

Изначально Марат Шибутов был приглашен в Институт политических решений, где прочитал лекцию о терроризме. В четверг после трудового дня послушать его собралось больше представителей силовых ведомств, включая МЧС, нежели журналистов.
Эксперт рассказал о четырех “моделях” террористических атак: дагестанской, чеченской, иракской и латиноамериканской. То, что сейчас происходит в Казахстане, делается в основном по дагестанскому “сценарию”. Он предполагает убийство силовиков и чиновников с целью парализовать именно государственный аппарат.
- В Дагестане полицейский - опасная профессия. Самая опасная. Дома, вне работы, они стараются форму не носить, - рассказал аналитик. - Казахстан к такому типу терроризма не готов: чиновники открыты для террористических атак, какой-либо защиты нет даже в зданиях силовых органов. А решение после взрывов в Атырау оснастить город камерами видеонаблюдения - запоздалое. Можно было давно это сделать.
Не готовы мы, по мнению Шибутова, и к чеченскому типу терроризма (взятие в плен заложников, нападение на дома и гражданское население), к иракскому же (когда смертник атакует посольства и иностранные компании) готовы частично. А вот перед латиноамериканской тактикой (похищение политиков, их детей, массовые убийства бизнесменов) Казахстан и вовсе бессилен.

Удручающий портрет

Слушая, как Шибутов рисует среднестатистический портрет казахстанского террориста, понимаешь: ничего хорошего ждать не приходится. Хотя бы потому, что сегодня на смену “импортным” появились свои, доморощенные “рыцари” террора.
Итак, казахстанский “боевик” - молодой человек до 35 лет, преимущественно титульной национальности, детство и юность которого прошли в нищете, на которую наложились чудовищно эклектичные религиозные взгляды. При этом его техническая подготовка пока еще слаба.
- Подорваться на собственной мине - а именно это, скорее всего, и произошло в Атырау - как минимум бестолково. Правда, и наши спецназовцы не блещут квалификацией. Что касается террорис­тического подполья, то его у нас нет. Пока нет. Это разные ячейки - структура не собрана, одного лидера нет.
Впрочем, по словам Шибутова, самое страшное не это. В законопроекте о национальной безопас­ности, направленном недавно в парламент, терроризм и экстремизм - на последних местах в чис­ле угроз этой самой нацбезопас­ности.
- Первенствуют в этом списке ухудшение демографической ситуации; снижение качества здравоохранения, утрата духовности, забвение историческо-культурного наследия. То есть терроризм не так страшен, как ограбление музея.

Границу стережёт… акимат

О необходимости нового закона о национальной безопасности президент сказал на открытии новой парламентской сессии 1 сентября. 19 октября скороспелый проект закона был направлен в мажилис. Между тем в нем обнаруживается немало любопытного.
Например, согласно статье 19 в страну не будут пускать иностранцев, болеющих “опасными инфекциями”, а тех, кто уже приехал, выдворят.
Еще одна новация (цитирую): “Граждане Республики Казах­стан участвуют в реализации государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности”. Ранее эта ответственность ложилась только на госорганы. Согласно статье 16, “местные исполнительные и представительные органы обеспечивают сохранность фортификационных объектов и сооружений, оборудованных в приграничных районах Республики Казахстан, для использования при возникновении конфликтов”. Иными словами, акиматы будут ответственны за сохранность приграничных сооружений. Персонами нонграта, согласно закону, станут иностранцы, “осуществляющие подрывную деятельность против Республики Казахстан, публично выступающие против суверенитета, территориальной целостности Казахстана, единства его народа, общественного согласия и политической стабильности в стране” (выделено мной. - З.А.). Как будут определять степень “взрывоопасности” иностранцев - из законопроекта пока неясно.
Еще одна спорная поправка, напрямую касающаяся СМИ: при проведении антитеррористических операций и пресечении массовых беспорядков “по решению руководителя оперативного штаба владельцам сетей и операторам связи могут даваться обязательные для исполнения указания о приостановлении оказания услуг связи физическим и (или) юридическим лицам и (или) ограничении использования сети и средств связи, а также изменения режима работы сетей и средств связи”. То есть теперь по команде сверху смогут “глушить” или просто отключать связь. Цели - лишить террористов каналов связи - понятны. Но как на деле будет работать эта норма? И не получится ли так, что журналисты, которые будут освещать общественно важные события в каком-нибудь отдаленном регионе, останутся без средств связи и не смогут передать вовремя элект­ронные и видеоматериалы?

- Марат, есть ли в проекте закона реальные механизмы защиты населения от возможных терактов? И не получится ли так, что он, став законом, развяжет руки силовикам? - спрашиваю Шибутова.
- Собственно силовикам от этого закона ни холодно и ни жарко. Гораздо больше полномочий стало у Министерства связи и информации, которое под предлогом обеспечения информационной безопасности может отключать все подряд и закрывать любое СМИ. Никаких реальных механизмов защиты населения от террористов в этом законопроекте я не увидел - ну разве что от больных птичьим гриппом и прочей заразой.
Видно, что авторы документа учли опыт революций в Египте и Тунисе. Правда, достаточно бестолково: ведь отключение связи в Каире только разозлило народ. Говорить о том, что этот закон будет принят в нынешнем виде, я не берусь. Но, зная особенности нашего законотворчества, обратного утверждать тоже не стану.

Зарина АХМАТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть