41295

Ставка больше чем жизнь

К чему приводит борьба силовых структур

5 сентября 2011 года президент Казахстана принял председателя Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Кайрата КОЖАМЖАРОВА. Шеф антикоррупционного ведомства доложил главе государства о ходе расследования громких уголовных дел, в том числе по делу группировки контрабандистов, в течение нескольких лет действовавших под покровительством ряда высокопоставленных сотрудников КНБ и таможни на казахстанско-китайской границе в районе таможенных постов “Хоргос” и “Калжат”. Как нам стало известно, после этого разговора в администрации президента побывал генеральный прокурор РК Асхат ДАУЛБАЕВ, которому глава государства дал поручение положить начало еще одному расследованию: по заявлению одного из основных свидетелей “хоргосского дела” - агента финансовой полиции, около года успешно проработавшего под прикрытием в самом ядре преступной группировки.

По материалам уголовного дела этот человек проходит под оперативным псевдонимом Саныч. Внедрить его в действовавшую на границе группировку удалось, убедив контрабандистов, что он имеет большие связи в органах финполиции и может выступать в качестве посредника в передаче взяток. Специально для этого было зарегистрировано легендированное ТОО, якобы принадлежащее Санычу. Тот стал заниматься поставками товаров из Китая по явно демпинговым ценам, естественно, сразу попав в поле зрения группировки, которая попыталась его подмять с помощью своих покровителей в таможне и КНБ. Дальше был сымитирован конфликт интересов разных правоохранительных органов, и чтобы его уладить, Санычу предложили передавать для финполовцев определенную сумму с каждой проходящей через границу машины. Но поскольку это не позволило бы выявить всю криминальную цепочку, по заранее спланированной модели поведения Саныч выдвинул свои условия - право самому заниматься доставкой грузов. Договорились, что он сможет беспрепятственно провозить 120-150 груженых фур в месяц из Алматы в Россию, имея по 18-20 тысяч долларов чистого дохода с каждой машины, с которых самостоятельно будет платить за себя взятки всем заинтересованным должностным лицам - в том числе таможенникам и оказывающим самое большое покровительство сотрудникам КНБ. Спустя какое-то время Санычу удалось настолько войти в тесные и доверительные отношения с верхушкой группировки, что ее лидеры Бахыт ОТАРБАЕВ и Талгат КАИРБАЕВ по кличке Аулие согласились вместе с ним съездить на футбольный матч в Испанию, где на стадионе представили его своему главному “боссу” - полковнику КНБ Талгату ЖАКАЕВУ, известному под прозвищем ТЖ. Вскоре Саныч оказался в курсе почти всех дел группировки, ее связей не только в Казахстане, но и за границей, присутствовал на личных встречах с эмиссарами из различных регионов. И только спустя год вся эта сложная и опасная работа дала свои плоды - начиная с апреля 2011-го группировка была разгромлена, ее деятельность практически полностью прекращена. А человек под оперативным псевдонимом Саныч превратился в главного свидетеля. Группировку, по сути, взорвали изнутри.   
Так вот, по нашим данным, чуть ли не основной темой разговора главы финпола Кожамжарова с главой государства была именно дальнейшая судьба этого агента Саныча. Потому что в первых числах августа главный свидетель “хоргосского дела”, в первую очередь на показаниях которого строилось все обвинение участников коррумпированной цепочки, был похищен.
Сейчас сложно судить, на каком этапе произошла утечка информации - может быть, в самом финполе, может, через прокуратуру. В принципе, агента могли вычислить и фигуранты уголовного дела, особенно учитывая, что многие из них сами профессиональные сотрудники спецслужб.
Так или иначе, агент Саныч был рассекречен, и вся эта контрабандная история опять дополнилась такой детективной составляющей, что уже можно полноценное кино снимать.  

Итак, 4 августа Саныча вызвал на разговор генеральный директор природоохранного госпредприятия “Казохотзоопром” Болат ОТАРБАЕВ, родной брат к тому времени уже задержанного в Абу-Даби одного из лидеров группировки контра­бандистов Бахыта Отарбаева. Встречу назначили в холле оте­ля “Анкара”. Когда тот прибыл, Болат Отарбаев позвонил ему на мобильник и сказал, что в холле очень много народа и он ждет его у другого входа в машине. Там действительно стоял полуспортивный “Мерседес”-купе, и, как только Саныч сел в салон, машина на полной скорости рванула из оте­ля по улицам города в западном направлении. По дороге Болат приставил к подбородку Саныча ствол пистолета и приказал не дергаться, заверив, что хочет лишь поговорить. По­ехали в Каскеленское ущелье. По дороге остановились, Отарбаев вывел Саныча и со словами “что ж ты нас всех сдал” несколько раз выстрелил возле уха. В конце концов пленника привезли в поселок Известковый, в район зоны отдыха “Сакские бани”. Здесь их с джипом поджидал некий сотрудник КНБ по имени Мурат. Дальше поехали выше в горы на территорию какого-то крестьянского хозяйства. Несколько часов Саныча избивали, предлагали деньги, запугивали. И все с одной целью - заставить отказаться от своих показаний, заявить, что оговорил Бахыта Отарбаева и ТЖ под давлением финполицейских. Когда Саныч сказал, что все сделает, как они говорят, ему дали прочитать несколько листков бумаги, где было подробно расписано что и как теперь он должен говорить. В “шпаргалке” говорилось, что финполовцы сами махровые коррупционеры, что они сами хотели подмять под себя трассу, поэтому заставили его оговорить сотрудников КНБ, что у Кайрата Кожамжарова в Шымкенте есть сеть заводов по производству подсолнечного масла, что начальник департамента финпола Алматы Дюсенов - его доверенное лицо и “кошелек”, что в Алматы им обоим принадлежит магазин “Рамстор” и ряд других объектов. Кроме этих имен упоминались имена высокопоставленных сотрудников финпола Татубаева, Мадиева и зампреда Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Нурлана АУГАНБАЕВА. Добившись согласия сотрудничать, Саныча отвезли обратно в город и отпустили.

12 августа за ним за­ехал все тот же Мурат, а также еще два сотрудника КНБ, которых звали Женис и Жомарт. Его вывезли в кофейню на перекрестке улиц Тулебаева и Кабанбай батыра, где его встретил Болат и повез в аэропорт. По дороге Санычу было сказано, что летят в Астану, где проверят, все ли он понял. Он обратил внимание, что Болат Отар­баев летел по документам на другую фамилию. По прилете Саныча привезли в гостиницу, где снова дали повторить уже знакомый текст. После этого повезли в здание КНБ РК на встречу с человеком по имени Муратша - его представили Санычу как руководителя аппарата КНБ. Тот еще раз выслушал, проверил, так сказать, как слова выучил, после чего агента снова повели на несколько этажей выше - оказалось, что к зам­преду КНБ РК Госману АМРИНУ. С ним разговор вышел совсем интересный - в беседе по душам он уговаривал Саныча не водить дружбу с Агентством финполиции, которое все равно со дня на день расформируют, а надеяться на куда более мощную и могущественную структуру - КНБ. Саныч дал согласие на сотрудничество. После этого разговора он опять же вместе с Болатом Отарбаевым вернулся в Алматы. Тот, кстати, опять летел под чужим именем. Потом у него было еще несколько встреч с сотрудниками КНБ, разговор с которыми ему удалось записать. После всего этого агент Саныч вновь вернулся под крыло финпола, рассказав обо всем случившемся с ним и предоставив неопровержимые доказательства попытки его перевербовки. Он написал заявление на имя генерального прокурора Асхата Даулбаева, где в подробностях рассказал все вышеописанное и попросил обеспечить ему безопасность и защиту. Ведь ставки в этой игре так высоки, что человеческая жизнь становится разменной монетой.
Потом было поручение президента генеральному прокурору дать этому заявлению ход и провести тщательное расследование. И, по нашим данным, очень многое из рассказанного им подтверждается. А факты - совпадают.

Имеющий прямое отношение к охране окружающей среды Болат Отарбаев действительно владеет табельным пистолетом Макарова. Агент Саныч 12 августа действительно летал в Астану, а установленные в аэропорту камеры видеофиксации беспристрастно засняли, как он проходит регистрацию вместе с человеком, как две капли воды похожим на гендиректора ПО “Казохотзоопром” Болата Отарбаева, но имени которого в списке пассажиров нет, а есть некий ШОПАНОВ Руслан, которого в природе не существует. Мы также помним, что на руках у сотрудников КНБ Талгата Жакаева по прозвищу ТЖ и Ирлана Абдрахманова по прозвищу Шаман, а также у их жен были обнаружены паспорта, официально выданные Минюстом на другие имена и фамилии. Госман Амрин действительно является зам­предом КНБ. И человек с редким именем Муратша тоже существует. Полковник Муратша ШАЛГИМБАЕВ действительно возглавляет аппарат председателя КНБ РК.
Мы нисколько не сомневаемся, что все вышеперечисленные персоны будут говорить, что знать не знают никакого агента Саныча и не встречались с ним 12 августа нынешнего года в здании КНБ республики. Более того - мы им безоговорочно верим. И ни в коем случае не желаем бросить какую-либо тень на этих уважаемых людей. Мы просто хотим сказать, что есть заявление от Саныча. И Генпрокуратура посчитала это достаточным, чтобы завести уголовное дело.

И еще. Мы уже успели подметить, что, пока наши доблестные правоохранительные органы спаррингуются и выясняют отношения, на границе Казахстана и Китая появилась новая сила. Вместо старых хозяев границы, которые отправились в следственный изолятор, появились новые. И тоже говорят, что все могут и никто им не указ. И коммерсанты им уже платят.

Геннадий БЕНДИЦКИЙ, е-mail: benditsky@time.kz, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть