17380

Неужели вы стали миллионером?

Мне всегда нравился Григорий Марченко - безусловно, один из самых ярких финансистов в стране, отец банковских реформ, карьере которого позавидовал бы любой начинающий банкир. Нет, не качеством и количеством этих самых реформ, а больше своими личностными и профессиональными характеристиками: необходимо обладать недюжинным компиляторским талантом, чтобы из лоскутов сингапурского, чилийского, немецкого, малайзийского, американского и всякого другого опыта сшить красивое эклектичное платье для банковского сектора, которое затем грамотно и умело преподнести обществу как последний писк моды. И не важно, что лютующий в стране кризис разорвал это прелестное платьице в клочья - есть факт, и он прекрасен по своему масштабу и исторической значимости.

Некоторые со мной могут не согласиться, как, например, Ермухамет Ертысбаев, который однажды заявил, что никогда не разделял бурных восторгов журналистской братии в отношении Григория Александровича: “ Иногда складывалось ощущение, что до него у нас не было ни банков, ни финансовой системы, ни денег как всеобщего эквивалента. Объективно говоря, решающую роль в становлении банковской системы сыграли Сембаев и Жандосов. Марченко пришел в конце 1999 года, когда были преодолены послед­ствия мирового финансового кризиса, российского дефолта и казахстанской девальвации тенге. Просто Сембаев, Жандосов не могут пропиарить себя так, как это мастерски, надо отдать должное, делает Марченко. Его эффектные сбривания бороды и объявления тендера на самого себя - в этом ряду. Имиджевая политика настолько увлекла его, что он всерьез внушил себе и части окружающих, что он является чуть ли не архитектором казахстанских реформ”.

Григорий Александрович является непревзойденным мастером пиара и перформанса. А уж как работают пиарщики, известно многим: здесь и креативная подача материала, и манипулятивные техники, и ссылки на источники, и всеобщая компетенция.
Скажем, года четыре назад, когда тема ипотечного кредитования была еще модной и популярной, Григорию Александровичу было нестыдно приписывать многие успехи в этом направлении себе - и как главе Нацбанка, и как председателю правления частного Халык банка. Об этом он гордо заявляет в своей книге “Финансы как творчество”: “ Халык банк в ипотечном бизнесе занимает первое место в СНГ. В 2005 году объем выданных ипотечных кредитов был больше, чем у Сбербанка России. А ведь население России по численности превышает наше примерно в 10 раз”.
Я помню ту красивую рекламу “Ипотека-лайтс”: этот продукт пытались скопировать многие конкуренты. Однако чуть позже, в разгар ипотечного кризиса, у дверей банка начинаются стихийные митинги неплатежеспособных заемщиков с сжиганием чучел и запуском в небо воздушных шаров с надписями “До свидания, наш ласковый Гриша!”, а заместитель председателя движения “Оставим народу жилье” Николай Комаров зачитывает текст петиции, в которой звучат нелицеприятные строки: “ Когда уже было ясно, что в стране раздувается спекулятивный финансовый пузырь, который должен был неминуемо лопнуть, вы, г-н Марченко, поспешили заверить всех казахстанцев, что ничего плохого ровным счетом не происходит. “Кризис у вас в головах!” - таков был постоянный лейт­мотив ваших выступлений. Таким образом, вы дезинформировали всю общественность и, будучи советником главы государства, повлияли на ситуацию в стране. Сотни тысяч людей продолжали без страха брать кредиты, понадеявшись на стабильное развитие экономики и на заверения Григория Марченко”.

Какова реакция адресата на эти гневные строки? Она проста, как инъекция инсулина: “Когда в 2006 году я говорил, что рынок с его заоблачными ценами на жилье - пузырь, который лопнет, надо мной пытались смеяться. Я сейчас точно так же легко могу сказать, что цены на недвижимость будут расти, но вопрос - когда. А вообще в рыночной экономике быть “пророком” совсем несложно”, - говорит Григорий Александрович в своем интервью газете “Литер” в 2009 году.

И сегодня с легкой руки Григория Марченко во всех бедах банковского сектора обвиняются лишь банки, раздававшие кредиты на остановках. А что же с ипотекой? Что же с пузырем на рынке недвижимости? Кредитованием строительных проектов? Экспансией в страны СНГ? А почему про остановки раньше молчали?
Ну да бог с ними, остановками и пузырями. Давайте вспомним про внешние заимствования. Одной из причин, повлекших кризис в Казахстане, вы, Григорий Александрович, да и не только вы, считаете большие внешние заимствования банков. Действительно, бум кредитования привел к росту внешнего долга казахских банков и компаний до 95 процентов от ВВП в 2006 году с 70 процентов в 2005 году. Вы сетуете, что преду­преждали и что вас не слушали. Вот, например, ваша цитата из интервью газете “Литер”, которое вы дали в нынешнем году: “А если говорить о стране, то большую ошибку сделали те, кто переоценил институт заим­ствования. Это касается и банков, и конкретных граждан”.

Однако мне припоминается совсем другое - то, как вы вместе с Мухтаром Аблязовым отстаивали целесообразность внешних заим­ствований в пику настоятельным требованиям тогдашнего премьер-министра Даниала Ахметова, не раз поднимавшего вопрос о “беспределе”, который позволяют себе отече­ственные банки второго уровня, имея в виду, естественно, растущий объем внешних заимствований. Именно благодаря его настойчивости Нацбанк и АФН хоть как-то ужесточили резервные требования к банкам и ввели косвенные ограничения на внешние заимствования. И если бы не возражения ведущих банкиров, среди которых были и вы, быть может, сегодня не было необходимости в принятии столь кардинальных мер? Но тогда как глава Халык банка на пятом конгрессе финансистов вы возражали следующее: “ Если меры являются непродуманными и недостаточно согласованными с финансовым сектором, то к хорошим результатам они не приведут. Проводить макроэкономическую стабилизацию за счет комбанков - это не совсем справедливо... Какой смысл введения ограничений, если они приводят прямо к обратному результату? Отчасти напоминает “успешную” алкогольную кампанию при Советском Союзе. Тут нужен какой-то разумный компромисс”.

“Наши регулирующие органы без согласования с участниками рынка, не проводя никаких абсолютно совещаний, а проводя только “круглые столы” без гал­стуков, которые просто ни к чему не приводят, вводят различные фискальные меры, которые фактически повышают нашу себестоимость ресурсов. Это приводит к тому, что мы становимся неконкурентоспособными”, - вторил вам Мухтар Аблязов, председатель совета директоров банка “Туран­Алем”, второго по величине в Казахстане.

Как мы видим сегодня, тогда Даниал Кенжетаевич был прав, но его никто не хотел слушать, и уж как-то совсем несправедливо вы его “пнули” в своих мемуарах: “ Скажем, в определенный момент у нашего правительства возникли разногласия с Национальным банком. Премьер-министр, им тогда был Даниал Ахметов, не пошел путем конструктивного улаживания спорных вопросов, а попытался подвести банковский сектор под антимонопольное регулирование. Под удар была поставлена вся банковская система, долго и достаточно сложно создававшаяся трудом многих людей! По сравнению с этим любой мировой кризис, боюсь, покажется меньшим злом. Но наверху Ахметова, к счастью, не поддержали. Теперь он министр обороны, и мы все переживаем за нашу безопасность”.

Когда-то вы были ярым противником участия государства в капитале частных банков, а сегодня молчаливо участвуете в этом процессе. Когда-то вы посещали заседания Ассоциации финансистов, а сейчас общаетесь с банкирами только посредством СМИ и пресс-конференций. Когда-то вы радовались за банки, привлекающие депозиты у населения, и сбривали бороду по поводу очередных миллиардов, а сегодня ругаете их за это. Когда-то вы были настоящим рыночником, а сегодня готовы упразднить все валютные обменники и посадить в тюрьму всех казначеев, кто упоминает слово “девальвация” всуе. Когда-то вы гордились тем, что являетесь простым интеллигентом из народа, а сегодня сравниваете этот народ со стадом. Ведь это ваши слова адресованы нам, казахстанцам: “Люди отключают голову и ведут себя не как мыслящие разумные существа, а как члены стада. Это реально так... Мы скинемся и закупим майки, и на них будет надпись “Я урюк, три раза купился на слухи о девальвации”. Тем, кто принесет нам квитки о скупке долларов в такие дни, мы будем дарить такие майки... Если у кого-то нет долларов, пусть закупятся ими так, чтобы из ушей торчало. Потом придем мы и им еще и в рот положим”.

Что с вами стало, Григорий Александрович? Сдали нервы или осуществилась мечта, о которой вы писали в мемуарах, - вы стали миллионером? Можно ли вам ВЕРИТЬ?

За вашу, Григорий Александрович, и нашу свободу.

Искренне Ваш Жомарт Ертаев

Поделиться
Класснуть