1819

Татьяна БАЕВА: В вечном беспокойстве

Пришли с золовкой сделать осеннюю уборку на нашем сельском кладбище в поселке Ащыбулак близ Алматы и просто ужаснулись: не меньше десяти памятников повалено, на многих отпечатки ног от того, что их пинали, некоторые поцарапаны. Те, которые свалить не смогли, изуродовали, расцарапали фотографии умерших и их имена. Кому, зачем нужно было это делать - ума не приложу!

Татьяна БАЕВА: В вечном беспокойстве

Тут уж не до уборки - позвонили знакомым, чьи захоронения были осквернены, а сами решили пройти по всему кладбищу и, так сказать, оценить урон. Бросилось в глаза и то, что поломали даже некоторые деревянные кресты на могилах, а с некоторых, особенно со старых, сняли таблички. Ну здесь-то все понятно: в советское время их делали в основном из цветных металлов. Видимо, сорвали, чтобы сдать на лом. Бог им судья. Но знакомые жаловались: чтобы заказать новую табличку для покойной прабабушки, им пришлось даже запрос в архив отправлять - не могли вспомнить точную дату смерти старушки.

Кто из металлоприемщиков соглашается принимать такой лом? Вроде сейчас с этим строго, и все, что касается кладбища, не должны принимать. Мы с этим столкнулись, когда решили поменять старый железный памятник на могиле деда на гранитный. Не приняли. Даже в распиленном виде. Даже с доказательством родства и фотографией нового памятника. Пришлось оттащить его на окраину погоста и оставить на огромной куче мусора, которая растет здесь уже несколько лет.

Мусор - вот огромная проблема нашего кладбища. Оно старое, первые захоронения здесь появились в 50-х или даже 40-х годах XX века. Может, и еще раньше, ведь в наших краях был церковный приют, жили монахини. Но от самых старых захоронений остались одни холмики - ни памятников, ни крестов, какие уж таблички... Потом стал расти поселок: здесь выращивали вино­град, были прекрасные яблоневые сады, работал винзавод. Росло и сельское кладбище. После 1990-х годов, когда многие кладбища обнесли заборами, поставили смотрителей и стали брать плату за захоронение, наше кладбище по-прежнему оставалось бесплатным. У нас стали хоронить своих близких даже жители Алматы.

Но главная проблема, по сути, в том, что кладбище бесхозное. За него никто не отвечает. И конечно, никто не убирает. Придут люди - отгребут листья, ветки, бумагу и пластик от могил своих родственников и тут же этот мусор свалят где-нибудь поблизости. Мусор-то этот может и сгнить - было бы куда его сваливать, хотя бы какая-то яма. Но этого нет. Некоторые люди пытаются сжечь мусор, а если не затушат огонь как следует - у нас новая беда: горит кладбище.

Пару лет назад так выгорела почти половина захоронений. Причину возгорания, кстати, так и не установили. То ли кто-то не уследил за костром, то ли сигарету непотушенную бросил - через погост на работу и домой ходят некоторые жители поселка, так быстрее. Но факт остается фактом: людям пришлось ставить новые кресты и памятники. А вот захоронения тех, у кого в Казахстане никого не осталось, так и остались опаленными.

Живем мы здесь с рождения, но субботники на кладбище, чтобы собраться всем вместе, машину грузовую нанять и вывезти весь мусор, можно по пальцам пересчитать. Нам, старикам, это уже не под силу, а молодежь нужно организовать. Акимат будто не замечает эту проблему. Хотелось бы, чтобы кладбище хотя бы огородили.

Кстати, кладбище уже несколько лет как объявили закрытым - на заборе бывшей воинской части, с которым оно соседствует, написали сумму штрафа за новое захоронение. Но это мало кого останавливает - новые могилы появляются уже там, где раньше ездили машины и ходили люди. Возмущаются только те, кто построил и купил дом вблизи кладбища, - могилы оказались у них прямо под окнами. Поблизости проходит линия водопровода, а это уже может быть чревато самыми страшными последствиями. Вплоть до того, что в воду попадут трупные яды или, если будет авария на линии, и гробы поплывут.

Татьяна БАЕВА, пенсионерка

Поделиться
Класснуть