3312

Адиль МЫНЖАНОВ: Где эта улица, где этот дом?

Заголовок не случайный. В Алматы потерялось около 30 домов. И мой в том числе. Но я не растерялся - купил золотую краску и на заборе написал: “Мой адрес не дом и не улица. Мой адрес - Советский Союз”. Теперь по моему дому ориентируются соседи, если нужно проложить маршрут доставщикам, бригадам скорой или пожарным.

Адиль МЫНЖАНОВ: Где эта улица, где этот дом?

А вот полицейские наш район знают и так. И даже раскрывают секрет: мол, к городу нас присо­единили, чтобы легче было находить террористов. Про террористов не знаю, а вот мы теперь мучимся. Раньше наш дачный массив входил в состав Карасайского района. Потом был образован Наурызбайский район Алматы, и наше садоводческое общество “Алатау-Садовод” и некоторые другие стали его частью. А мы оказались на бе­зымянной улице.

Хотите узнать, где она находится? Поднимайтесь выше пересечения улиц Жандосова и Яссауи. Мой дом уже стал местной достопримечательностью, как и я, который устал обращаться к местным властям, чтобы нашей проблемой хоть кто-нибудь да занялся.

Кстати, найти нас по навигатору нельзя - мы в этом приложении просто не отображаемся. Улицы-то нет, хотя она активно застраивается. По соседству недавно были выкуплены несколько участков и даже построены два одноэтажных дома и два двух­этажных. Как они оформ­ляют эти дома, мне неизвестно. Есть проблемы и с пропиской. Я, например, зарегистрирован в городской квартире у своих детей. И многие так же выкручиваются, прописываясь кто где ухитрится.

Но у нас не только улица безы­мянная - никто из нас, местных жителей, не знает и названия микрорайона, к которому теперь относится наш потребительский кооператив “Алатау-Садовод”. Начиная с 2015 года я начал активно обращаться с этим вопросом в районный акимат. Но в ответ получал лишь отписки. За это время сменились три районных акима, три городских, появился новый президент, а на нашей улице все без перемен. Я своим друзьям по переписке из акимата даже песню отправил, которую посвятил нашему району. Но они не оценили.

На самом деле ситуация аховая. Ни неотложку вызвать, ни еще какие-либо службы быстрого реагирования. Нам с супругой, тьфу-тьфу, не приходилось обращаться за экстренной медицинской помощью, а вот соседи встречать скорую спускаются аж на улицу Жандосова. Иначе наши дома не найти. А это - на минуточку - около пяти минут езды на автомобиле.

Около трех лет назад на нашей безымянной улице случился пожар. Я из своего окна заметил черный дым. Спустился вниз - вижу, на другой стороне горит дом. Хозяев нет. Организовал соседей. Вызвали мы пожарных. Лето, жара, огонь все разгорается. И пожарные, пока нас нашли, смогли прибыть только спустя 40 минут, когда дача сгорела полностью. Хорошо, что обошлось без человеческих жертв - хозяева приехали только на пепелище. Но случай показательный.

С просьбой обратить внимание на нашу проблему и наконец присвоить нашей улице название я обращался и в городскую ономастическую комиссию. Но там меня перенаправили в отдел архитектуры Алматинского акимата. Я удивился: зачем нам нужны районные акиматы с целым штатом сотрудников, если граждане должны сами добиваться того, чтобы разрешилась абсурдная ситуация? Однако ответы на свои вопросы так и не получил.

Ладно бы название, проблем в нашем садоводческом обществе, ставшем частью города, все еще хватает. До недавнего времени наши жители использовали для питья и приготовления пищи воду из горной реки, которая пригодна только для полива. Мы не подключены ни к городским тепловым сетям, ни к канализации. Вопрос электрификации и газообеспечения жители решают сами, каждый по мере возможностей. Как реалист, я понимаю, что махом все эти проблемы не решить. Но вот вопрос с названием улицы и микрорайона и включением нас в маршрутную сеть городского общественного транспорта с нумерацией домов и нанесением нас на карты дальше невозможно откладывать. Достаточно уже ждали!

Адиль МЫНЖАНОВ, пенсионер

Поделиться
Класснуть