2480

Салтанат МУРЗАЛИНОВА-ЯКОВЛЕВА: Инклюзия - ужас или шанс для наших школ

На этой неделе я услышала от министра образования важные словао том, что в школах должны появиться тьюторы, то есть помощники педагога по работе с особенными детьми. Общество пока даже не представляет, как именно идея инклюзивного образования сможет изменить наши школы.

Салтанат МУРЗАЛИНОВА-ЯКОВЛЕВА: Инклюзия - ужас или шанс для наших школ
Фото Владимира ЗАИКИНА

Я сейчас сама не знаю точного ответа: стало ли государству понятно, что возможность обучения особенных детей - это не только пандусы? Или деньги находятся лишь поэтапно - сначала создавалась физическая доступность школ, и только теперь встал вопрос о самом процессе обучения. Возможно, здесь есть и человеческий фактор: до определенного момента инклюзивное образование означало, что в школу придут дети с сохраненным интеллектом, те, кто имеет только физические особенности. Для них действительно достаточно изменений лишь в пространстве. Категорию детей с ментальными проблемами обычно просто отодвигали в сторону. Да что там - их изолировали в спецучреждения, прятали с глаз долой.

Но ситуация меняется. Если еще пять лет назад, по данным зарубежных исследований, каждый 80-й ребенок имел проблемы аутистического спектра, то сейчас это уже каждый 45-й, и тенденция сохраняется. Причем соотношение не зависит от экологии или региона. Есть прогнозы, что к 2050 году каждый второй ребенок будет рождаться с этой особенностью. Проблема стала настолько острой, что не обращать на нее внимания уже нельзя. К тому же даже у нас появились уже примеры инклюзии, и оказалось, что это нестрашно и даже полезно всем участникам процесса.

Как обычно, главное теперь зависит от того, будет ли идея тьюторства, инклюзии спущена сверху как очередной реформаторский ужас или это будет иной подход к обучению с учетом потребностей каждого ребенка.

В первом случае мы рискуем получить вместо задуманного обычные коррекционные классы. Во втором случае мы увидим действительно школу будущего. Когда целью является не набор академических знаний, а некие навыки, в том числе социальные, умение строить коммуникации.

Но для этого важно понимать, что тьютор - это не нянечка, не персональный наставник особенных детей, а педагог, работающий в команде и на результат всего класса. Поэтому сейчас еще на берегу очень важно определиться с функциональными задачами тьюторов и инклюзивного образования. Потому что тут, что называется, или пан, или пропал - компромисса нет.

И следом неизбежно встает главный вопрос самого образования. Что это? Набивание детской головы фактами или некие функциональные знания? Пока главная проблема нашей школы - система оценивания знаний детей, которая предполагает не обучение, а дрессировку, натаскивание. Причем, как уже понятно по дискуссиям родителей и педагогов, она мешает и обыч­ным ребятам. Сейчас важен не личный прогресс каждого ребенка, а количество набранных им баллов и опозорится он или нет на экзамене.

Инклюзия же при правильном ее воплощении может сделать то, чего мы никак не добьемся от обычной школы, - привлечь внимание к проблемам каждого ребенка - и особенного, и обычного, привить эмпатию, иные коммуникативные навыки у всех участников процесса. В конце концов, умение договариваться, быть услышанными и понятыми.

Кстати, именно это и будет самым востребованным навыком в будущем, по мнению футурологов.

Салтанат МУРЗАЛИНОВА-ЯКОВЛЕВА, руководитель центра социальных инклюзивных программ города Алматы

Поделиться
Класснуть