5193

Даулетхан БАЙМУРЗИН: Как обложить не облажавшись?

Даулетхан БАЙМУРЗИН: Как обложить не облажавшись?

Наиболее вероятные риски от предполагаемого введения прогрессивной шкалы подоходного налога

На заключительном заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению 11 мая 2020 года президентом Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ было внесено предложение о введении прогрессивной шкалы подоходного налога. "Считаю, что во имя социальной справедливости пришло время проработать вопрос введения прогрессивной шкалы индивидуального подоходного налога в отношении заработных плат и других видов дохода", - сказал глава государства.

"Смысл прогрессивной шкалы в том, что граждане с невысокими зарплатами будут платить меньше, чем сегодня, а для высокооплачиваемых работников сумма уплачиваемого налога возрастет. Наша основная цель - вывести из тени наиболее массовый непрозрачный нижний сегмент заработных плат. Если ставка по ним сократится, будет меньше стимулов платить в конверте".

Что это, восстановление социальной справедливости в обществе или завуалированная попытка реализации фискальных интересов государства? Попробуем в этом разобраться вместе.

Действующая сегодня в Казахстане пропорциональная, так называемая плоская шкала индивидуального подоходного налога была введена в 2007 году, вслед за Россией, где она показала себя с очень позитивной стороны - как с точки зрения администрирования, так и удовлетворения фискальных интересов государства. И действительно, простота в исчислении, понятность и определенность в обложении доходов привела к легализации доходов и полуторакратному росту поступлений в бюджет налога в первый же год после введения как в России, так и в нашей стране.

На сегодняшний день плоская шкала подоходного налога на доходы физических лиц характерна для стран с развивающейся экономикой и действует в таких странах, как Албания, Болгария, Гонконг, Грузия, Исландия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Македония, Монголия, Россия, Румыния, Украина, Чехия, Эстония, всего около 30 стран.

Почти все развитые страны применяют прогрессивное обложение или его аналог. Так, например, во Франции налогообложение доходов физических лиц доходит до 56%, в США 15-35%, в Германии 15-45%, в Китае установлены ставки в размере 5-45%, Чехии - 15-32%, Польше - 19-50%.

На постсоветском пространстве прогрессивная шкала налогообложения действовала до начала 2000-х годов. Россия перешла на плоскую шкалу налогообложения с 2001 года, вслед за ней перешли Украина, Грузия, Казахстан, Киргизия и Белоруссия.

Главной причиной принятия единой ставки налога на доходы физических лиц в Казахстане явилась необходимость легализации доходов и увеличения объема налоговых поступлений в бюджет. И эта цель была успешно достигнута. Предпринимателям стало выгодно оплатить 10 процентов и спать спокойно, нежели платить 5-7% за криминальное обналичивание и подвергать себя риску быть привлеченным к уголовной ответственности.

После достижения поставленной цели государство, как всегда, захотело большего. Попытки реанимировать прогрессивную ставку налогообложения в Казахстане начали предприниматься уже с 2011 года. Вместо плоской шкалы исчисления индивидуального подоходного налога в 10% будет введена прогрессивная, заявил тогда министр финансов Болат ЖАМИШЕВ. "Будет шкала 10, 15 и 20% в зависимости от размера зарплаты, которая будет облагаться по новым ставкам. Начиная с 250 тысяч тенге (ИПН) будет 15%, свыше 500 тысяч тенге - 20%", - уточнил тогда в интервью глава Минфина.

Однако такая инициатива правительства абсолютно не устроила бизнес-сообщество страны. В адрес депутатов было направлено обращение, подписанное 16 ассоциациями, профсоюзами и крупными компаниями. Среди них - НЭП Казахстана "Союз Атамекен", Федерация профессиональных союзов РК, Ассоциация легкой промышленности, Ассоциация финансистов и др.

Предприниматели обратились к парламентариям с просьбой отклонить предложения по переходу к прогрессивной шкале индивидуального подоходного налога, мотивируя это тем, что дополнительная налоговая нагрузка ляжет на наиболее квалифицированные кадры, которые зарабатывают деньги честным трудом. Их абсолютно не устроил довод об установлении тем самым "социальной справедливости", поскольку, по их мнению, в условиях рыночной экономики мерилом социальной справедливости выступает именно достойная заработная плата за совершенный труд. По мнению бизнес-сообщества это привело бы к сокращению официальных зарплат и возврату к теневым схемам через "обнальные" фирмы. Иными словами, бизнес-сообщество не нашло в доводах Минфина достаточной аргументации в пользу новшества и не увидело экономической целесообразности введения прогрессивной шкалы подоходного налога.

По словам Болата Жамишева, плоская шкала была введена в Казахстане временно, и наступил момент республике встать в один ряд с развитыми странами, где реализован принцип справедливости налогообложения: кто больше получает, тот больше платит. Кроме того, актуальность перехода к прогрессивной шкале налогообложения возрастает в преддверии введения всеобщего декларирования.

Однако предложения министра финансов были заранее обречены на провал, потому что нижняя ставка ИПН, затрагивающая самые бедные и уязвимые слои налогоплательщиков, оставалась неизменной, а верхняя ставка предлагалась к увеличению до 20%, что, естественно, не могло существенно повлиять на достижение политических целей по установлению "социальной справедливости".

Как известно, все эти планы и пожелания Минфина были благополучно отложены на десятилетие из-за неготовности государства ввести всеобщее декларирование доходов.

Так почему же государство вернулось к этому вопросу сегодня, не дождавшись начала провозглашенного всеобщего декларирования доходов с 2025 года? Ответ на этот вопрос лежит, очевидно, в жесточайшем кризисе экономики, в который попала страна в результате пандемии коронавируса и обвала цен на энергоресурсы на международных рынках.

Хорошо, если правительство учло ошибки предыдущей попытки возврата прогрессивной шкалы и предлагает путем ее введения восстановить реальную справедливость в уравнивании положения бедных и богатых в стране. Когда нижняя ставка для бедных будет снижена как минимум вдвое, а верхняя, затрагивающая самых богатых казахстанцев, будет поднята вдвое, а то и втрое от действующей на сегодня нормы обложения. И плохо, если нынешняя инициатива останется лишь декларацией на бумаге, а истинной целью правительства будет увеличение доходов бюджета.

Так в чем же основные преимущества и недостатки перехода к прогрессивной шкале здесь и сейчас?

Разумеется, это справедливо, когда граждане с более высокими доходами должны отдавать государству, а значит, и обществу больше, по сравнению с другими налогоплательщиками. Так устроена налоговая система в развитых странах. И эти налоги занимают значительное место в доходах их бюджета.

Однако есть и недостатки прогрессивной шкалы налогообложения. И они, на мой взгляд, довольно существенные.

Первое. При прогрессивной шкале налогообложения становятся очевидными проблемы не только администрирования со стороны фискальных органов, но и проблемы усложнения расчетов для налоговых агентов.

Одно дело, когда к общей сумме начисленного дохода за минусом вычетов применяешь единую ставку налога 10%, и совсем другое, когда доход каждого работника надо считать по возрастающей градации от условно 5 до 30 процентов. Так как финансовые службы налоговых агентов должны своевременно отслеживать изменения соответствующих налоговым ставкам диапазонов доходов, вносить соответствующие коррективы в программные средства расчетов налоговых баз, усложняется обработка справок о доходах физических лиц и т.д.

Переход к прогрессивному налогообложению доходов физических лиц потребует в конечном итоге большей автоматизации финансового учета, существенно усложнится администрирование, что скажется на увеличении издержек и государства, и налогоплательщика.

Второе. Поскольку индивидуальный подоходный налог зачисляется в доходы местных бюджетов, возникают выпадающие доходы между областями. "Сразу встает вопрос межбюджетных отношений", - как отмечал в одном из интервью министр национальной экономики Руслан ДАЛЕНОВ. Доходы местных бюджетов столицы и Алматы увеличатся, тогда как доходы условно Кызылординской и Жамбылской областей существенно упадут!

Третье. Прогрессивная ставка несет в себе и такую макроэкономическую угрозу, как падение инвестиционной привлекательности страны, предупреждают эксперты. Когда для крупных налогоплательщиков это означает работу в тех же условиях, но за меньшую выгоду. Это может привести к выводу активов в офшоры и снижению собираемости налогов.

И, наконец, самое главное - это уклонение от уплаты причитающихся налогов и возврат к серым зарплатам в конвертах и теневому бизнесу.

Все очень просто. Если, к примеру, при медианном уровне зарплаты в 89 тысяч тенге снижение ставки подоходного налога с 10 до 5 процентов даст экономию конкретному налогоплательщику лишь в размере 1880 тенге ((89000-8900-42500)*10/100 - (89000-8900-42500)*5/100), то для зарплаты в 900 тысяч тенге эта разница при 30% верхней ставки возрастет на 153 500 тенге. Как говорится, есть что терять. Любой бизнесмен в таком случае предпочтет обналичить доходы за 5-7 процентов комиссионных через "обнальные" структуры, чем платить государству лишние 20%.

Издержки стимулов будут побуждать к изменению модели поведения как добросовестных налогоплательщиков, так и лиц, практикующих схемы уклонения от уплаты индивидуального подоходного налога.

Если государство всерьез озабочено восстановлением социальной справедливости через введение прогрессивной, многоступенчатой шкалы налогообложения, то оно обязательно должно снизить нижнюю ставку шкалы до минимум пяти процентов, а верхнюю поднять до хотя бы 30 процентов, с полным блокированием возможностей обналичивания доходов для бизнеса через банки второго уровня и другие механизмы, включая вывод средств через упрощенную декларацию для индивидуальных предпринимателей.

В противном случае благие намерения правительства придутся мощным ударом по благополучию среднего класса - высокооплачиваемого менеджмента квазигосударственного сектора, финансовых организаций и устойчивым предприятиям малого и среднего бизнеса. А богатые опять останутся в тени, в силу неспособности фискальных органов страны эффективно пресекать подобные схемы.

Даулетхан БАЙМУРЗИН, заместитель генерального директора консалтинговой компании Big Business Consulting.

фото: Павел ШЕЛКОВЕНКО

Поделиться
Класснуть