1261

Тельман АЛЕНОВ: Взгляд на двадцать первый шаг

В середине 2015 года был принят План нации “100 конкретных шагов для реализации пяти институциональных реформ”. Его двадцать первым шагом является расширение сферы применения суда присяжных, законодательное определение категорий уголовных дел, по которым суд присяжных должен быть обязательным.

Тельман АЛЕНОВ: Взгляд на двадцать первый шаг

Тогда мы с другом полемизировали на тему, смогут ли государственные учреждения преодолеть выработанные ими же вызовы, по плечу ли им такие амбициозные планы, требующие изменения сознания.

В итоге остались каждый при своем мнении, но сошлись в одном: добиться положительного результата вряд ли возможно при наличии аппаратчиков, нейроны мозга которых были сплетены в ходе строительства социализма.

Спустя время в СМИ стали появляться сообщения о ходе исполнения каждого шага Плана нации, некоторые из которых иногда напоминали доклады советских директоров о досрочном выполнении пятилетнего плана. При этом ответственные за двадцать первый шаг плана нашли столь “убедительные” слова, что парламент проголосовал за предложенный ими вариант применения института присяжных.

Не секрет, что в глазах граждан суды выглядят как корпоративный карательный орган. К сожалению, местные суды не стали надежной преградой от обвинительного уклона, несмотря на то что в стране давно созданы другие экономические отношения, а суды, так же как другие органы, содержатся на собранные налоги граждан.

Бесспорно, в сфере производства делается много для того, чтобы вывести общество на более высокий уровень развития. В то же время в сфере правосудия наблюдается продолжение игры слов типа “скоро все изменится”. Между тем возникшие у граждан вопросы не всегда находят разрешение.

По логике двадцать первого шага его надлежащее исполнение должно было способствовать повышению уровня доверия общества к правосудию. Увы, практика показывает, что этого не случилось. Заинтересованные лица, дополнив перечень преступлений, подлежащих рассмотрению с участием присяжных, не работающими в мирное время статьями уголовного закона, успешно закрыли эту тему.

Странно, что инициаторы, планировавшие расширить применение этого института, легко согласились с позицией исполнителей плана. Не понятна причина оставления без внимания того факта, что суд присяжных является ярко выраженным показателем принципов демократии, что увеличение категорий уголовных дел для рассмотрения с их участием действительно приведет к возникновению веры граждан в справедливый мир, который в свою очередь порождает веру в органы государства.

Печально, что судебная власть со времен введения этого института выработала негативную практику: роспуск непослушной коллегии присяжных заседателей, отмена вердиктов присяжных, более того, иногда слышны замечания о сложности процесса отбора присяжных, свидетельствующие об отторжении этого института органами судебной власти.

Практика России, модернизировавшей этот институт путем сокращения числа присяжных заседателей, и наши цифровые показатели свидетельствуют, что в стране достаточно граждан, имеющих право быть кандидатом в присяжные заседатели, а уменьшение количества членов коллегии присяжных может решить вопросы их дефицита, соответственно, уменьшения и финансовых затрат для применения данного института в деле.

Сторонний взгляд на содержание двадцать первого шага формирует мысли, что мы опаздываем с реальным расширением сферы применения суда присяжных, при каждом случае в обществе создается ненужное напряжение, иногда и полемика в социальных сетях.

Наивно полагать, что судебная власть не понимает того, что институт присяжных заседателей как барометр демократии нужен для решения судьбы человека, переступившего по каким-то причинам черту дозволенного в рамках действующего закона. Видимо, судам мешает норма о том, что убеждение присяжного не связано с законом, поскольку он волен оценивать доказательства по своему убеждению, руководствуясь только своей совестью.

Также наивно думать, что судам неизвестно о принципах демократии, создающих условия для развития гражданского общества с высоким уровнем правовой культуры, которые будут способны обеспечить конструктивное взаимодействие с государственными институтами.

Общество, способствовавшее росту экономики и сумевшее соз­дать благо в стране, заслуживает того, чтобы быть выслушанным и иметь действующий институт присяжных заседателей для рассмотрения дел не только по преступлениям особо тяжкой категории, но и по некоторым тяжким преступлениям усеченным составом суда присяжных.

Тельман АЛЕНОВ, член коллегии адвокатов

Поделиться
Класснуть