2034

Айкын КОНУРОВ: Не нефтью единой

Почему цена на черное золото растет, а мы этого не замечаем?

Айкын КОНУРОВ: Не нефтью единой

Мировые цены на нефть превысили 70 долларов за баррель. Вверх их подталкивает ситуация вокруг Ирана. Соединенные Штаты Америки не стали продлевать временное разрешение на поставки иранской нефти восьми странам. Фактически Вашингтон намерен полностью вытолкнуть ее с мирового рынка.

Тегеран в ответ грозит перекрыть Ормузский пролив, через который транспортируется пятая часть мировых объемов черного золота. И это тоже играет в пользу роста цен.

Тем временем никуда не делся и фактор Венесуэлы - еще одной нефтяной державы, которая вступила в острый конфликт с США: ее поставки на мировой рынок также ограничены, что подстегивает котировки.

Безусловно, все происходящее не добавляет стабильности мировой ситуации. Но нефтедобывающим странам, в том числе Казахстану, такой расклад на руку. Другой вопрос, как мы распоряжаемся растущими нефтяными доходами.

С начала года цена на нефть выросла на 34 процента. Она вышла на уровень, которого мы не видели ни в 2015-2017 годах, ни почти на всем протяжении 2018-го. За январь-февраль экспорт энергоресурсов вырос на 11 процентов.

Но какова ситуация в экономике? Валовой внутренний продукт Казахстана в первом квартале этого года увеличился достаточно скромно - на 3,8 процента. Промышленное производство поднялось лишь на 3,2 процента. Курс тенге практически не укрепился.

Иными словами, прямого влияния благоприятной нефтяной конъюнктуры не наблюдается: то, что цена на энергоресурсы подскочила почти на треть, осталось незамеченным. Конечно, такой расклад поможет реализовать программу повышения социальных расходов. В апреле уже начался прием документов на адресную социальную помощь. Но нужно понимать, что преодоление бедности, повышение уровня доходов населения возможны только при качественном улучшении экономики. Именно на это нужно обращать внимание.

Недавно нефтяная государственная компания Саудовской Аравии Aramco впервые обнародовала свои доходы, которые оказались самыми большими на планете: за прошлый год чистая прибыль Aramco достигла 111 миллиардов долларов - это намного больше, чем у американских технологических гигантов. Кстати, кроме саудовской компании в число семи самых прибыльных мировых корпораций вошли еще две нефтяные. Это лишний раз доказывает: черное золото рано списывать со счетов, как пытаются сделать некоторые. Данная отрасль по-прежнему остается наиболее прибыльной, несмотря ни на какие технологические революции.

Я провел небольшой анализ. В прошлом году компания Aramco добыла около 550 миллионов тонн нефти, а наш “КазМунайГаз”

(с учетом долей в совместных предприятиях) - 23,6 миллиона тонн, то есть в 23 раза меньше. В то же время чистая прибыль “КазМунайГаза” составила два миллиарда долларов, то есть в 55 раз ниже, чем у Aramco. Наша госкомпания по отношению к добыче генерирует в 2,4 раза меньше чистой прибыли, чем саудовская.

Конечно, многое можно объяс­нить более низкими производственными издержками, которые есть в Саудовской Аравии. Зато в этой стране очень высокая налоговая нагрузка. Aramco при чистой прибыли 111 миллиардов долларов отдала в бюджет 102 миллиарда. С учетом дивидендов ее выплаты государству достигли 160 миллиардов долларов. “КазМунайГаз” в 2018 году выплатил в бюджет 4,19 миллиарда долларов. В сравнении с Aramco на каждый баррель налоговых платежей у “КазМунайГаза” приходится в 1,7 раза меньше.

Еще один важный аспект - это прямое участие в плане по диверсификации экономики страны. Aramco планирует выкупить у суверенного фонда Саудовской Аравии акции государственной нефтехимической компании на 69 миллиардов долларов. А суверенный фонд полученные средства вложит в покупку акций технологических компаний, не связанных с нефтью (Uber, “Тесла” и другие). То есть стратегия в том, чтобы использовать удачную нефтяную конъюнктуру для снижения зависимости от нефти.

В Казахстане провозглашена примерно такая же стратегия. Тем не менее структура экономики не меняется, а главное, в обозримой перспективе не просматривается несырьевая отрасль, которая мог­ла бы стать дополнением к неф­тянке и металлургии. Очевидно, что нашей стране необходима программа диверсификации экономики с четким определением целевой структуры ВВП. Приступать к ней нужно безотлагательно, пока еще позволяет нефтяная конъюнктура.

Айкын КОНУРОВ, депутат мажилиса

Поделиться
Класснуть