1637

Хаслан КУСАИНОВ: Какова добавленная стоимость науки?

В последнее время в Казахстане растет понимание того, что необходимо поднять значимость науки как движущей силы всех процессов развития. Теоретически все логично и своевременно, однако на практике, которая, как известно, является критерием истинности теории, все гораздо сложнее - наука все еще не может подняться с колен.

Хаслан КУСАИНОВ: Какова добавленная стоимость науки?

Безусловно, в этом деле важна роль государства, однако надо прямо признать, что этот “подход сверху” будет осуществляться через ведомственную вертикаль, что весьма затруднит решение задачи. Опыт более двух с половиной десятков лет наглядно показал, что это весьма забюрократизированный путь. Действительно, пока Министерство образования и науки полноценно займется наукой, пока оно будет советоваться с находящейся в дреме общественной организацией НАН РК, в итоге все опять сведется к пресловутому распределению научных грантов, несмотря на актуальнейшие публикации журналиста Стаса КИСЕЛЕВА в газете “Время” о проблемах финансирования науки и НИОКР.
Думается, процесс оздоровления науки можно ускорить, если ее поддержка будет осуществляться на принципах “подхода и снизу”. Имеются в виду сами научные коллективы, а также иные организации, как государственные, так и частные, применяющие в своей работе научные методы анализа и прогнозирования своей деятельности.
Однако движение снизу зачастую упирается в барьеры, от которых ученые не в полной мере защищены законодательно.
Я знаю об этом не понаслышке. В одном институте развития, являющемся научным согласно устанавливающим документам, сократили единственного доктора наук, профессора, а также еще одного серьезного ученого, кандидата наук, при том, что их, этих ученых, было всего-то трое на весь коллектив. Не имея представления о природе и сущности интеллектуального капитала ученых, омоложенный менедж­мент института попытался оценить их добавленную стоимость для института.
Надо прямо сказать, что это осуществить очень непросто, поскольку до сих пор нет завершенной методологии полноценной оценки интеллектуального научного капитала как формы проявления нематериальных активов организации. А значит, сложно оценить и добавленную стоимость научной части коллектива организации.
Очевидно, по оценочным расчетам топ-менеджеров, проведенным “на пальцах”, эти работники с учеными степенями оказались со своими оценками добавленной стоимости в числе худших, несмотря на то, что в реальности были одними из лучших. Это ли не наглядный пример уничтожения науки и научной мысли в отдельно взятой организации?
На этом примере мы видим, что нормы закона о науке в части стимулирующих льгот и преференций применяются далеко не во всех институтах и организациях и зачастую по банальной причине - незаинтересованность неостепененного руководства. Да и Счетный комитет не делает акцента на этих аспектах деятельности при аудитах организаций. Поэтому эти нормы были внесены недавно в Трудовой кодекс, который уже сложнее проигнорировать.
По следам последних событий в части нарушений в системе грантового финансирования научных проектов Министерство образования и науки анонсировало внесение необходимых дополнений и изменений в действующее законодательство. Однако анализ документов, выставленных на сайте МОН, выявляет узкий подход к проблеме - речь идет лишь об изменениях в составах национальных научных советов (ННС) и в редакции положения о ННС.
Уверен, что проблемы науки гораздо шире.
С одной стороны, надо усилить меры правовой защищенности науки “снизу”. В частности, на наш взгляд, надо статью 14 “Меры социальной защиты научных работников” закона РК “О науке” дополнить мерами по трудовым отношениям, имея в виду требования, исключающие необоснованные увольнения научных работников. Думается, надо ввести расчетные оценки, позволяющие максимально объективно и полно оценить как прямой, так и совокупный вклад работников в рыночную стоимость организации. Причем всех работников, включая и научных. Вот тогда, я думаю, все встанет на свои места. За методикой расчетов подобных оценок дело не станет, была бы добрая воля сверху.
С другой стороны, в плане поддержки “сверху” надо продумать и меры по выделению науки из функ­ционала МОН.
В частности, в России не так давно Министерство образования и науки было разделено на Министерство просвещения, в компетенцию которого входят вопросы общего и среднего специального образования, и Министерство науки и высшего образования.
Думается, настало время для соз­дания и в нашей стране отдельного самостоятельного научного ведомства в форме министерства или комитета. И чтобы наука управлялась настоящими учеными-государственниками, а образование - настоящими управленцами-государственниками, имеющими большой опыт в системе образования и подготовки кадров.

Хаслан КУСАИНОВ,доктор экономических наук, профессор
Поделиться
Класснуть

Свежее