2400

Алексей ОШЕРОВ: Дружок в мире врагов

Уже несколько дней в соцсетях не утихает скандал вокруг собаки с ободранной шкурой, которую я подобрал в плачевном состоянии. К этому ужасу добавился и шок от того, сколько грязи поборники прав животных могут вылить, если кто-то подбирается к пирогу из добровольных пожертвований на лечение таких вот несчастных жертв. 

Алексей ОШЕРОВ: Дружок в мире врагов

Сразу оговорюсь: я не зоозащитник, просто регулярно подбираю животных, которым нужна помощь, лечу, содержу в передерж­ках и стараюсь пристроить в хорошие руки. Сейчас на моем попечении - на лечении и в передержках - кроме печально известного Дружка находятся четверо животных.
Дружок стал известен благодаря соцсетям и своей истории. Чуть больше недели назад была обнаружена собака с многочис­ленными повреждениями шкуры. Явно над ней измывался какой-то садист, потому что шкуру надрезали, затем рвали. Был отрезан анус, распорота мошонка. При этом ни мышечные ткани, ни скелет не пострадали.
Информацию об этой собаке я случайно увидел в одной из групп WhatsApp, там же договорился с девушкой, которая была готова помочь доставить собаку в ветклинику, потому что при таких повреж­дениях животное надо аккуратно положить на одеяло и уже на нем, как на носилках, транспортировать. В одиночку не справиться. 

Алексей ОШЕРОВ

Я понял, что затраты на лечение будут большие. Поэтому решил через фонд, которому доверяю, обратиться ко всем желающим помочь Дружку. История животного вызвала бурную реакцию, возможно, еще и потому, что перепосты делали даже российские звезды шоу-бизнеса. В понедельник мы открыли сбор, а в среду уже закрыли.
Люди продолжали писать, но я объяснял, что денег достаточно, спасибо, больше не надо. Причем фонд напрямую погашал счета в ветклинике, так что я к этим деньгам никакого отношения не имел.
Но такая готовность людей помогать вызвала неожиданный резонанс в самом сообществе зоозащитников. Кто-то успел “поддержать” акцию и размещал посты с указанием собственных реквизитов, кто-то просто поливал грязью вплоть до того, что появилось предположение: это подстроенная акция зоозащитников, они сами травмировали собаку, чтобы собрать деньги и отдыхнуть в жарких странах. Кто-то утверждал, что это фотошоп. 

Я был в шоке от таких предположений, честно говоря. И очень пожалел, что обратился за помощью. Надо было напрячься и обойтись своими силами и средствами. Словом, в этой истории каждый постарался извлечь свою выгоду: пиарились, собирали лайки, разоблачали друг друга.
Я отчетливо понял, что многие воспринимают зоозащиту как кормушку. Вой и резонанс в соцсетах поднялись не из-за вопиющего случая, а потому, что было много желающих скинуть деньги. В итоге получается очень печальная картина, которая из-за разоб­щенности разрушает доверие к сфере зоозащиты у людей. Я, например, для себя решил, что в следующий раз (а он обязательно будет) ни за что не буду обращаться за помощью ни к другим людям, ни тем более в организации или фонды, потому что не готов возиться с больной собакой, навещать ее в клинике, работать со следователями (я подал заявление о жестоком обращении с животным) и при этом читать измышления посторонних людей…
Мне очень жалко животных, у нас к ним очень странное отношение. Насколько я знаю, практически невозможно привлечь к уголовной ответственности за жестокое обращение с животными. Я трижды подавал заявления на живодеров. Первый раз у меня его даже не приняли, второй раз вину мучителя не удалось доказать, третий - Дружок.
Уже сейчас следователи совершили все положенные действия, опросили соседей там, где была найдена собака. Но даже если они найдут садиста, необходимо будет доказать, что он или совершал свои действия в присутствии несовершеннолетних лиц, или действительно сознательно мучил животное. А это очень трудно сделать, практически невозможно. Даже в случае с хаски, которая погибла запертой в багажнике автомобиля одного из сотрудников отлова, подозреваемый просто сказал, что хотел найти хозяина и отдать ему собаку, случайно попавшую в отлов. 

Вместо постскриптума: сейчас Дружок проходит лечение. Его уже сняли с обезболивающих лекарств. Кожа приживается не очень хорошо. В некоторых мес­тах начался некроз тканей. Но ветеринары уверены, что надо продолжать лечение, животное будет жить. При этом оно не затаило злобу. Дружок понимает, что ему встретился плохой человек, но от этого веру в других не потерял. На сайте газеты “Время” вы можете увидеть фотографии Дружка.

Алексей ОШЕРОВ, менеджер

Поделиться
Класснуть