4602

Александр ДЕДЕРЕР: Кризис немецкой Мельпомены

Год назад мы, я имею в виду немецкую общину Казахстана и Немецкий театр, объединились, чтобы сообща заняться вопросами развития культурной самобытности немецкого народа Казахстана, его уникальных традиций и языка. Увы! Вместе мы были недолго. Кто в этом виноват? Думаю, мы все, я не исключение.

В конце прошлого года главой нашего государства был подписан указ о присвоении трем театрам - немецкому, корейскому, уйгурскому - статуса “академический”, ставший, по сути, обращением к этническим группам о повышении ответственности за судьбы национальных театров. При этом изначально Министерством культуры и спорта для всех институтов культуры, обслуживающих определенную этническую группу, была поставлена задача осуществления театральных постановок на родном языке.
Однако сегодня Немецкий театр, все больше отдаляясь от жизни немецкой общины, перешел на платформу театра популистского, ссылаясь на то, что ориентируется на европейскую модель театрального творчества.
Будучи назначенным на пост директора театра, я приложил все усилия, чтобы вернуть ему прежний высокий статус, восстановить здание, реализовать такую концепцию его развития, которая позволит, с одной стороны, работать на пользу немецкого меньшинства, с другой - представить самобытную немецкую культуру всем гражданам Республики Казахстан. Отныне театр должен был погрузиться в жизнь немецкой общины. Именно поэтому произошла смена художественного руководителя театра. Вместо Ирины СИМОНОВОЙ, которую мы все дружно упрекали за то, что у нее лишь каждый пятый спектакль ставится на немецком языке, пришла этническая немка Наталья ДУБС.
Увы! За два года главный режиссер-немка не поставила ни одного спектакля на немецком языке, если не считать пьесы “Рождение весны”, где актеры говорят на трех языках - казахском, русском и немецком.
Что касается качества, то ориентир на “европейскую модель” явно дает сбой. К примеру, трехчасовая постановка “Я Гамлет” была принята в штыки и критиками, и зрителями. Привлеченные обширнейшей рекламой, они ожидали если не сенсации, то уж чего-то точно необычного. Однако не в силах смотреть на развешанные в фойе декорации, представляющие внутренние человеческие органы, поспешно бежали из театра.
Последней каплей в нарастающем противостоянии между общиной и главным режиссером Немецкого театра стала постановка “Побег из морга” по книге “Растрепа Петер” немецкого психиатра Генриха ГОФМАНА. Носители разных точек зрения - богомолки, садисты, националисты - и преподносимая ими мораль ничего общего не имеют ни с ожиданиями зрителей, ни с самим Гофманом, который писал свою книжку поучительных стихов для маленького сынишки.
Я попытался провести худсовет с участием главного режиссера, но она его просто проигнорировала. Так же как и предложение написать пьесу и поставить приуроченный к ЭКСПО-2017 спектакль по произведениям Герольда БЕЛЬГЕРА. Оказавшийся между двух огней актер и режиссер Немецкого театра Кубанычбек АДИЛОВ обосновал свой отказ сотрудничать совершенно недву­смысленно:
- Что вы от меня, Александр Федорович, хотите, коль вы, два немца, не можете найти общий язык?
Сложившаяся нездоровая обстановка перешла в конфликт между творческой и административной частью коллектива. Первые, заявив, что они свободные творческие личности, во главе с главным режиссером кинулись писать обращения в разные инстанции, требуя убрать “ретро­града-директора” Александра Дедерера, то есть меня.
Но разве требование сделать национальный театр именно национальным, немецким, а не одним из многих - это ущемление свободы? Эпатаж под видом борьбы за демократию и свободу волеизъявления не должен происходить за счет государственного кошелька, ведь зрителя в театре как не было, так и нет, кассовые сборы отсутствуют.
Противостояние закончилось тем, что в конце января я написал заявление по собственному желанию, а уволенная месяцем раньше за прогулы Наталья Дубс после череды обращений в инстанции триумфально вернулась в театр.
Что я могу сказать постскриптум? Сожалею, что с моим опытом - житейским и административным - я не сумел создать общекомандную атмосферу. Не покидает чувство вины перед актерами, пребывающими сейчас в эйфории, не ведающими, что ждет их впереди при таком разгуле охлократии, иначе говоря - власти толпы, которая ни за что не несет ответственности.
Твердо убежден лишь в одном: даже при наличии безусловно талантливой труппы, без связи с общиной будущего у театра нет. Ставя спектакли без собственной национальной изюминки, он будет просто задавлен более сильными конкурентами...

Александр ДЕДЕРЕР, председатель ассоциации немцев Казахстана “Возрождение”

Поделиться
Класснуть

Свежее