17997

Оставили без присмотра

Почему смерть Салтанат Нукеновой - пятно на мундире полиции

Оставили без присмотра

Казахстанское общество разделилось на два лагеря. Известные блогеры, адвокаты, а также приверженцы различных религиозных течений, прямо или искусно завуалировав свои измышления под религиозные каноны, всеми силами пытаются оправдать подозреваемого в жутком убийстве Куандыка БИШИМБАЕВА. Мол, вера и обычаи наши допускают подобное отношение к своей жене. Кто из таких “воспитателей” своих благоверных может ответственно заявить, что лично беседовал с пророком, который ему так трактовал ислам? Другая сторона, среди которых родные и близкие убитой Салтанат Нукеновой, твердо убеждена: бывший министр нацио­нальной экономики, несмотря на связи и возможности своего семейства, должен ответить по всей строгости закона за содеянное. И на фоне этого уже возникают опасения по поводу всестороннего и объективного расследования чудовищного убийства. Тем более что в этом деле у самих правоохранителей рыльце в пушку.

Общеизвестно, что за правду нужно еже­дневно бороться, а чем чудовищнее ложь, тем обыватель легче в нее верит. Одну откровенную неправду уже опровергли родственники Салтанат. Напомним, в день ее похорон в соцсетях появились сотни комментариев: мол, большая делегация семьи Бишимбаевых приехала в Павлодар проводить жертву насилия в последний путь и попутно принести извинения, а родные Нукеновой простили Куандыка.

Экс-аким Павлодара Кайрат НУКЕНОВ, родной дядя Салтанат, твердо заявил: убийцу они не простили. И не простят. Он набрался мужества и зашел на омовение - на теле убитой много ран, а не просто обычные гематомы, как уверяют сторонники Бишимбаева. Пробитая в нескольких местах голова, тяжелые увечья, вытекший левый глаз - Салтанат методично убивали. Так почему Бишимбаева пытаются оправдать в глазах общественности и сколько еще откровенно лживой информации будет вброшено в СМИ и соцсети, чтобы он избежал уголовной ответственности?

Не все, в их числе и диванные эксперты, знают: убийство, совершенное в состоянии опьянения, с применением насилия и еще кучей отягчающих обстоятельств относится к категории особо тяжких. И примирению такое преступление не подлежит, это нормы закона. Но, как стало известно на днях, интересы Бишимбаева взялись представлять сразу четверо широко известных в узких кругах маститых адвокатов. И будьте уверены: свои немалые гонорары они отработают на весь бюджет. Филонить не станут.

Да и близкие арестованного Куандыка подключают все возможные рычаги, а их у семьи немало. Всего неделя прошла, и уже, казалось бы, изрядно и безнадежно подпорченный имидж экс-министра всячески пытаются обелить. Знание иностранных языков, стремительная карьера на госслужбе, интеллигентность, завязал со спиртным, прекрасный отец, любящий детей, сына назвал Каримом в честь МАСИМОВА - вот лишь малая толика его достоинств. И ведь в чьих-то сердцах все это находит отклик. Иначе откуда бы взялись диванные эксперты, утверждающие, что по нашим традициям жен можно и нужно бить.

Но и это еще не все. В интернет сливаются ушаты вранья про то, что Салтанат, будучи женой Куандыка, имела романы на стороне. Более того, принимала психотропные препараты и при этом якобы постоянно пьянствовала. Прекратите! Уважайте память убитой женщины, на могиле которой еще даже трава не проросла...

Начальник департамента полиции Астаны Марат ТУЛЕБАЕВ заявил, что кроме убийства следователи возбудили еще несколько уголовных дел. Это укрывательство преступления, оставление в опас­ности, недонесение о преступ­лении. Вместе с Куандыком на два месяца арестован директор “Гастро-центра”, где произошло убийство. Правда, его фамилию почему-то не называют. Возможно, правы те, кто считает его еще одним представителем этого семейного клана.

Генерал-майор полиции, конечно, заверил общественность, что его подчиненные выполняют весь комплекс необходимых мероприятий, направленных на установление всех обстоятельств преступления и вины конкретных лиц, а ход следствия на контроле руководства МВД. Но так ли будет на самом деле? Раз уж скрывают какие-то мелочи вроде фамилий и родственных связей, то уже вера в справедливое наказание начинает таять.

В подобных случаях многое зависит не только от контроля и ежедневного заслушивания отчетов по уголовным делам. Министр внутренних дел, генеральный прокурор, общественность могут сколько угодно контролировать, но все в руках рядового следователя и судебного эксперта. И именно от того, какие вопросы поставит перед экспертизой следователь и что на них ответит специалист, зависит исход уголовного дела Бишимбаева. А не от железобетонных обещаний генералов и министров.

Достаточно задать несколько нужных вопросов для оправдания мажорика и получить соответствующие ответы судебной экс­пертизы - и ход следствия может пойти совсем по другому пути. Не исключено, что сторонники Бишимбаева, включая его профессиональную защиту, закидают следователя и надзирающего за делом прокурора десятками различных ходатайств. И хотя прямо о давлении пока никто не говорит, факт того, что за неделю сменились несколько следователей, свидетельствует о том, что расследование уже сталкивается с трудностями.

И тут важны принципиальность и мужество следователя, профессионализм и умение держать удар. Если он, как обещал Тулебаев, проведет всестороннее и объективное расследование, все попытки обелить Бишимбаева будут тщетными. Вот только найдется ли в столичной полиции такой принципиальный сотрудник?

Еще одна немаловажная деталь, о которой многие говорят, но не все понимают юридические нюансы. По первой судимости Куандыку Бишимбаеву дали 10 лет по тяжкой коррупционной статье. Фактически отсидев чуть меньше двух, он освободился условно. Глупо рассуждать о том, что ему надо было сидеть до звонка, и тогда Салтанат была бы жива. Его освобождение по УДО - абсолютно законный механизм, многие так выходят на волю, но лишь единицы, как Бишимбаев, идут на новое преступление. И проблема даже не в том, что Бишимбаев сидел в южноказахстанской колонии в шоколаде.

После выхода по УДО любой осужденный должен встать на специальный учет по месту жительства. Участковый и сотрудник службы пробации обязаны дважды в месяц проверять его на соблюдение всех условий УДО. Не посещать увеселительные заведения, не выезжать за пределы Астаны без письменного разрешения компетентных органов, не совершать новые преступления - все нормы четко прописаны в законе.

Если верить очевидцам, видео и фотографиям в социальных сетях, Бишимбаев явно и неоднократно нарушал эти требования: выезжал с Салтанат в Павлодар и другие города, отдыхал с ней на заграничных курортах. Если бы контролировавшие Бишимбаева участковый и специалист службы пробации четко выполняли свои функции, вполне вероятно, что он не преступил бы закон.

И вот почему. При малейшем нарушении условий УДО оба офицера составляют специальные протоколы, выносят предупреждение, и в случае, когда освобожденный по УДО трижды проигнорировал эти требования, подается ходатайство в суд.

Речь в таком документе о том, что досрочно освобожденный на свободе не встал на путь исправления и его необходимо вернуть в места не столь отдаленные на дополнительное исправление.

Но в случае с Бишимбаевым таких профилактических мер не было: по крайней мере официально о его привлечении, скажем, за распитие спиртного в ресторанах, ничего неизвестно. Не исключено, что рядовых офицеров банально попросили (читай - приказали) забыть о бывшем министре. Итог: жуткое убийство, о котором говорит вся страна.

Хочется верить, что хотя бы в этот раз следствие пойдет по законному пути, ведь в истории казахстанского правосудия известны случаи, когда совершались не менее громкие преступления. Как и с делом Бишимбаева, ход следствия держали на контроле первые руководители правоохранительных ведомств, с самых высоких трибун они говорили о торжестве закона. А потом в уголовном деле, полном всевозможных доказательств совершенного злодеяния, не­ожиданно появлялась всего одна бумажка - так называемая желтая справка. И все.

При наличии всестороннего и объективного расследования, десятков судебных экспертиз и прочих вещественных доказательств служители Фемиды если и не оправдывали полностью фигуранта, то уж точно не отправляли его за решетку. Максимум - принудительное лечение в психушке. А через некоторое время новая экспертиза выносила решение о полном или частичном выздоровлении, и душегуб с “чистой совестью” выходил на свободу.

Хочется верить, что подобные попытки оправдать Бишимбаева или хотя бы помешать отправить его по этапу будут жестко и по закону пресечены рядовым следователем и судьями. И даже если в этом случае им не вручат медали за раскрытие столь резонансного убийства, в глазах казахстанцев они станут народными героями. Правда, малоизвестными или совсем неизвестными. Поэтому общество, несмотря на огромный общественный резонанс, и опасается, что дело могут буднично развалить эксперты и следователи. А так ли это, мы обязательно узнаем со временем.

P.S. В среду глава государства Касым-Жомарт Токаев провел консультации с руководителями правоохранительных органов. Он прямо заявил: следует решительно пресекать любые факты насилия против женщин и детей. При этом президент поручил главе МВД Ержану Саденову держать расследование дела Бишимбаева на особом контроле.

- Закон должен быть един для всех. Справедливость в обществе - это солидарность граждан во имя укрепления законности. Справедливый Казахстан - это страна, где царят закон и порядок, - подчеркнул Токаев.

Тохнияз КУЧУКОВ, фото Турара КАЗАНГАПОВА, Алматы

Ссылки по теме:
“Нет ему прощения!”, "Время" от 13.11.2023 г.

"В Павлодаре простились с Салтанат Нукеновой", "Время" от 11.11.2023 г.

"Убийство в благородном семействе", "Время" от 10.11.2023 г.

Поделиться
Класснуть