2902

Два против одного

Станет ли качественнее казахстанское образование после реорганизации профильного министерства?

Два против одного

Тянуть с разводом не стали: 1 июня президент предложил разделить Минобразования и науки на две части, и уже через 10 дней стране представили двух новых министров: просвещения - Асхата АЙМАГАМБЕТОВА и науки и высшего образования - Саясата НУРБЕКА. В тот же день, 11 июня, появился указ главы государства о реорганизации МОН, определяющий, кому какое наследство досталось.

Асхат АЙМАГАМБЕТОВ.
Саясат НУРБЕК.

Все эксперты сходятся в одном: существовавший Минобр был чрезмерно громоздким. Широкий круг вопросов, невозможность уделять одновременно равноценное внимание всем сферам: на передовой - проблемы дошкольного и школьного образования, а наука… до нее, как правило, не доходили руки. Теперь, надеются ученые и учителя, времени будет хватать на всех. Но мало разделить - это первый, скорее формальный, шаг. Общество ждет качественных изменений. Что для этого нужно? С этим вопросом мы обратились к экспертам.

Третье надо?

Можно было создать еще одно министерство - дошкольного образования, которое курировало бы развитие детей с рождения до семи лет, такая практика есть в некоторых странах, считает основатель и генеральный директор Astana Garden School Нурмухаммед ДОСЫБАЕВ:

- Безусловно, разделение МОН на две части позволит сосредоточиться на образовательной политике в сфере дошкольного и среднего и отдельно высшего образования и науки, более качественно контролировать их развитие. Это хорошо. Но можно было на этом не останавливаться. Дошкольное образование - важнейшая сфера. К слову, противники нововведений, в том числе, кстати, и нынешний министр просвещения, говорили так: создавая два министерства, мы раздуваем штаты и увеличиваем расходы бюджета. На самом деле это не такие большие затраты, и они того стоят: это вложения в будущее нации. В любом случае два министерства лучше одного.

- Они уже есть. Что дальше?

- Сейчас наша управленческая система выглядит так: у руководителя ведомства есть полномочия, ресурсы, влияние, но если он не справляется, его просто увольняют и ставят другого. Никто не спрашивает, почему не получилось. Мы слышим: на местах плохо отработали, в школах реформу не приняли и т. д. Нет, министр просвещения должен отвечать за функционирование и качество реализации тех программ, которые он внедряет. Его обязанность - разработать такие образовательные политики и правила, которые создадут условия для правильного развития системы.

- Тогда и министр науки и высшего образования должен нести такую ответственность?

- Ему должно быть легче. В вузовской и научной среде больше свободы и гибкости в принятии решений. Поэтому ответственности за качество высшей школы у профильного госоргана намного меньше - в этой сфере многое зависит от рынка. Нужно наращивать рыночную конкуренцию, свободу, не бояться этого. Говорить об увеличении финансирования успешных вузов, которые дают качественные знания и выпускают на рынок востребованных специалистов. Это, если судить по рейтингам работодателей (именно они, а не международные показатели, которыми любили делиться в МОН, наиболее объективны), в первую очередь частные местные вузы, не зарубежные бренды. Думаю, новый министр науки и высшего образования это понимает. Единственное, хотелось бы увидеть план его дальнейших действий и получить ответы на вопросы профессионального сообщества.

Многое зависит от фигуры руководителя, его взглядов и отношения к рынку. Предыдущий министр преследовал политику жесткости в отношении частных вузов и при этом опекал подведомственные. Как теперь он будет вести себя с частными школами и садами? Что предложит и будет предпринимать Саясат Нурбек? Очень важно понять, видят ли министры проблемы в своих сферах. К сожалению, многие министры - как бывшие, так и нынешние - не имели в прошлом прямого отношения к традиционному образованию. Они в первую очередь политики, менеджеры и потом уже профессионалы, которые пришли в эту сферу, как говорят, с бокового входа. Пока много вопросов и сомнений, выводы, разумеется, делать рано, будем наблюдать.

Министерство без функций

Председатель Альянса молодых ученых Асия ЕРМУХАМБЕТОВА ждет перемен в сфере науки. Она вместе с коллегами с нетерпением ждала, кого назначат на пост министра, курирующего этот блок:

- Саясат Нурбек - продвинутый и талантливый организатор, но в сфере высшего образования и науки никак себя не проявлял. Атлас профессий (атлас профессий и новых компетенций Казахстана - один из последних проектов, которым руководил Нурбек. - О. А.) скорее относится к среднему образованию. Поэтому сложно сказать, как его назначение повлияет на развитие сферы. Куда она будет двигаться? Мы не можем судить об этом не только по деятельности Саясата Нурбека, но и по его последним интервью: он ничего об этом не говорил. Вообще же, новый министр как организатор и руководитель умеет мотивировать и находить новые подходы. Будем надеяться, что он сможет провести системные реформы. Задач много, одна из первоочередных - выстроить взаимодействие с другими министерствами и ведомствами.

- Объясните почему?

- Наукой занимаются многие министерства. Они выделяют гранты на свои исследования, у некоторых есть собственные вузы. Но для них это не приоритетные направления, поэтому ученые могут сидеть без зарплаты или по полгода ждать финансирования проектов. Эти вопросы решали, но тяжело, опять же через МОН или подведомственные ему организации. Надеюсь, новое министерство сфокусируется на проблемах науки и высшего образования, решит вопрос слабой межведомственной координации в сфере высшего образования и науки.

Указ президента разделил полномочия бывшего МОН, но дополнительными функциями Министерство науки и высшего образования не наделил. Пока непонятно, перейдут ли какие-то новые организации в его ведение. Будут ли конкурсы, финансирование науки и в целом регулирование этой сферы находиться в одних руках? Только 40 процентов средств, которые аккумулирует отечественная наука, распределяло МОН. Все остальные - другие ведомства. Иначе может получиться так: министерство создали, а функций у него практически нет.

Качество министра

Все эксперты, с которыми я общалась, упоминали комитет по обеспечению качества в сфере образования и науки МОН. Говорили, как важно, каким будет его статус. В указе президента сказано, что и в Министерстве просвещения, и в Министерстве науки и высшего образования остаются функции контроля качества - у каждого свои, в зависимости от компетенций. Но это вовсе не тот подход, который специалистам представляется правильным.

- Решение разделить Министерство образования и науки - это важный шаг на пути к системному влиянию на качество образования на всех уровнях и момент, когда нужно устранить многолетние системные проблемы в сфере контроля качества образования и науки. Я говорю о статусе соответствующего комитета со всеми его структурными подразделениями. Если его функционал просто разделят на два министерства (что мы сейчас и видим), мы не получим никаких изменений в подходах, не говоря уже о ликвидации коррупционных рисков, избирательности контроля и т. д., - считает председатель совета Лиги академической честности Ерболат МУХАМЕДЖАН.

- Что вы предлагаете?

- Закрепить комитет по обеспечению качества в сфере образования и науки в структуре правительства либо в прямом подчинении президенту. Придать ему самостоятельный статус, сделать так, чтобы эта структура не зависела ни от одного из министров. Иначе руководство страны никогда не будет знать реального положения дел. Единственный контролирующий орган в этой сфере останется внутри министерств, и любая негативная информация будет укрываться, искажаться, лишь бы не выставить свое ведомство в невыгодном свете. Мы наблюдаем за этим много лет. Например, в сфере высшего образования плохие всегда частные вузы, а проблемы в государственных и национальных замалчиваются. Что представляют собой территориальные департаменты комитета, можно не объяснять: они целиком и полностью зависят от местных акимов, вряд ли можно рассчитывать на их объективность.

Комитет превратился в орган давления, который каждый новый министр использует в своих целях: у кого-то они меркантильные, у кого-то политические. Но нет главной - обеспечение качества образования, создание условий для позитивных изменений и честной конкуренции. Вся прак­тика и стиль работы комитета целиком и полностью определялись первым руководителем, что категорически неприемлемо, если мы хотим видеть реальную картину, а не управляемые результаты.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть