4469

В борьбе за пациента

Каким министром была Ажар Гиният? Как остановить распил и воровство денег в системе здравоохранения?

В борьбе за пациента
Фото Владимира ЗАИКИНА.

Эксперт в сфере организации здравоохранения, основатель сети клиник амбулаторной помощи врач Лейла ИШБАЕВА отвечает на эти и другие вопросы в интервью газете “Время”.

Основатель сети клиник амбулаторной помощи врач Лейла ИШБАЕВА.

- Многие ждали, что президент раскритикует работу системы обязательного соцмедстрахования, в том числе, наверное, и вы...

- Представители медсообщества поднимали эту тему несколько лет. Все ждали, что на нее обратят внимание наверху. Иначе никак. Если сейчас не принять срочных мер, казахстанское здравоохранение ждет дефолт - в фонде нет денег, чтобы покрыть все обязательства. Начиная с 2022 года ситуация с финансированием отрасли начала усугубляться. Систему методично разрывали. И я не могу понять, делалось это по глупости или специально.

- На ваш взгляд, после критики главы государства систему ОСМС действительно попытаются качественно изменить? Или разовьют бурную деятельность для вида?

- Мы, конечно, очень надеемся, что с приходом на пост министра здравоохранения Акмарал АЛЬНАЗАРОВОЙ что-то начнет меняться, ведь она прошла профессиональный путь от простого врача до руководителя управления здравоохранения, знает все проблемы не понаслышке. Но не все зависит от нее и главы фонда медстрахования.

В системе ОСМС аккумулируются большие деньги, никто из поставщиков услуг не захочет их терять. Здесь сосредоточены интересы множества игроков. Заявление президента - это карт-бланш. Подходящий момент, чтобы разобраться с проблемами, например с избыточным потреблением услуг, о котором уже заявили в фонде.

Что это значит? Простой пример. В Казахстане пациенты, которые ложатся на операцию, сдают кипу анализов. Большинство из них не нужны хирургу, но их требуют в больнице, потому что они указаны в протоколах. И за каждый анализ деньги уходят лабораториям из фонда или из кармана пациента. Казалось бы, все просто: оставьте только нужное в протоколах диагностики и лечения. Но, как я уже сказала, это чьи-то интересы - и их будут лоббировать. И касается это не только лабораторий.

Изменить что-то мы сможем, если будет политическая воля.

- Поручения президента разве недостаточно?

- К сожалению, сейчас заинтересованные стороны попытаются сделать все, чтобы именно их не тронули. Мы с вами как-то уже говорили: когда речь идет о чьих-то узких интересах (при закупе лекарственных средств, изделий медицинского назначения, медтехники, строительстве), чиновники проводят планомерную политику. Если называть вещи своими именами - методично и красиво разгоняют расходы бюджета здравоохранения. Посмотрите, как грамотно провели бесплатное лекарственное обеспечение: тратили 20 миллиардов тенге - сейчас 200 миллиардов, в 10 раз больше. И все четко обосновано. В том числе для этого, на мой взгляд, на посту три года держали откровенно слабого министра здравоохранения.

- Вы про Ажар ГИНИЯТ?

- Да.

- Как в медицинском сообществе восприняли ее уход?

- Я не могу говорить за всех, и сама я нейтрально отношусь к Гиният, никогда с ней не встречалась. Но то, что человек совершенно не соответствовал своей должности, для меня очевидно. Она образ собирательный: как правило, слабый руководитель отрасли служит ширмой для коррупционных схем. У экспертов есть вопросы к обоснованности трат почти на триллион тенге!

Мы, как правило, говорим только про текущие расходы здравоохранения, в этом году это 2,8 триллиона тенге. Но это не все средства. На реализацию концепции развития инфраструктуры здравоохранения до 2030 года заложено 3,6 триллиона тенге. И это тоже поле для серых схем.

В регионах крупные медицинские центры могут строить по три-пять лет. При этом одной рукой сокращают койко-места, потому что их слишком много, а другой возводят новую клинику за десятки миллиардов тенге. И строят безалаберно: не там, где это действительно нужно; разгоняют площади, затягивают сроки. Это не расходы на здравоохранение, это расходы на коррупцию. Деньги, которые из бюджета кому-то положили в карман.

Зачем строить гигантские центры? Во всем мире от этой прак­тики уходят. Ведь их мало сдать в эксплуатацию - потом их нужно содержать за счет средств фонда, которых и так не хватает.

- Президент на расширенном заседании правительства говорил про развитие медицинской инфраструктуры. Упоминал, что проект “Модернизация сельского здравоохранения” реализуют не так быстро, как хотелось бы. Чиновники ринутся перевыполнять план. Ждем бум строительства в здравоохранении?

- Конечно, он будет. Хотя, я считаю, нужно поставить новые проекты строительства на паузу, включить расходы на амортизацию зданий в тарифы на оплату мед­услуг, чтобы в эту сферу пришли частники и сделали все за адекватные деньги. Они не станут строить что-то лишнее, себе в убыток. На Западе в инфраструктуру здравоохранения практически не вкладывают бюджетные средства, только частные инвестиции.

Почему Минздрав так бился за госклиники и их строительство? Потому что ими руководят послушные главные врачи. Принцип отбора - лояльность к власти, за которую власть готова платить. Строят очередную больницу, хотя не знают, на что ее потом содержать. Закупают оборудование, которое непонятно кто и как будет обслуживать. Руководитель управления здравоохранения и главный врач молчат, знают: система их не бросит.

Я надеюсь, правительство все-таки будет привлекать частные инвестиции для строительства больниц. Вроде есть такие планы. Это более рациональный путь.

- Вернемся к работе системы медстрахования и ее фонда. Что нужно изменить в первую очередь?

- Вывести фонд из подчинения Минздрава и отнять у него часть функций - об этом эксперты много раз говорили. Он должен быть только плательщиком, по-настоящему сильным, независимым игроком. Провести полную цифровую трансформацию здравоохранения. Как только все перейдет в электронный формат, останется меньше возможностей воровать.

Довести до ума систему ОСМС, когда пациент подтверждает свое посещение врача. И еще я за то (пусть не сейчас, но в будущем), чтобы внедрить персонифицированные счета в медстраховании. Да, копилка фонда общая, система страхования солидарная, но когда человек видит, сколько у него денег, - стремится их копить и получает вознаграждение. Вовремя прошел скрининг - небольшую сумму начислили на твой счет. Не пьешь? Не куришь? Молодец! Опять же плюс к накоплениям. Это система, напоминающая страхование автомобиля. Мы ведь платим за страховку по-разному, в зависимости от стажа вождения и количества ДТП, в которые попадаем.

Вся проблема отечественного медицинского страхования в том, что в нем нет признаков страхования. Это дополнительный налог, который не платит половина экономически активного населения. Но опять же люди пойдут в систему только в том случае, если она станет привлекательной. Если они будут видеть, куда уходят их деньги. Повторю, они останутся общими. Но это важный психологический момент: видеть, сколько ты накопил. И быть уверенным, что ты получишь помощь, когда она тебе понадобится.

И главное - ни в коем случае нельзя допустить отмены ОСМС. Эта система и профильный фонд нужны! Без них денег в здравоохранении останется катастрофически мало.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть