14224

Уйдём мы от вас!

Казахстанские медики не желают работать в “грязной” зоне за 200 тысяч тенге плюсом к своей основной зарплате. После отмены с 1 октября ковидных надбавок медперсонал инфекционных госпиталей пишет и пишет президенту с просьбой оплачивать их нелегкий труд достойно. В противном случае авторы подобных обращений уже в самой ближайшей перспективе прогнозируют ситуацию, когда “на одного врача будет не 10 положенных больных, а 30 или 50, когда на 200 коек останутся два ночных дежурных, когда на реанимацию в 25 коек останутся два реаниматолога”.

Уйдём мы от вас!

До 1 августа весь персонал инфекционных госпиталей, от врачей до санитарок, помимо своего основного оклада получал еще по 850 тысяч тенге ежемесячно в виде компенсации за работу с ковидными больными. С августа эту надбавку сократили вдвое - до 425 тысяч тенге. Кстати, павлодарские медики свои сентябрьские бонусы не получили до сих пор. Но больше всего их волнует не это.

Врачи, медсестры и санитарки просят в полном объеме оставить размеры выплат за высокий профессиональный риск. В противном случае предрекают резкий отток кадров из инфекционных стационаров, поскольку, по их мнению, за те суммы, которые теперь предлагает государство, мало кто будет подвергать свое здоровье риску, работая в “крас­ной” зоне.

“Те суммы” начинаются от 180 тысяч тенге к основной зарплате и будут напрямую зависеть от степени риска. А вот где этот риск заканчивается, вопрос интересный.

Логика отечественного Минздрава в плане градации степени риска как минимум удивляет. Если пациента госпитализируют в инфекционный гос­питаль (а происходит это либо на основании КТ-исследования, либо по ковидным симптомам, вызывающим опасения), то он априори представляет инфекционную опасность для окружающих, даже если результат ПЦР-теста будет у него отрицательным. И почему, к примеру, медсестра, принимающая больного в приемном покое, рискует меньше, чем реаниматолог? На какие исследования опираются чиновники в Министерстве здравоохранения, когда считают, что именно в отделении реанимации самые высокие риски инфекционного заражения? И поэтому врачам и медсестрам, работающим в реанимации, положены противочумные костюмы, а их коллегам, трудящимся в этом же стационаре, но в других отделениях, нет. Да, это уже к вопросу об эпидемиологических рисках, но думается, что и новые надбавки медикам будут начисляться именно по этому принципу.

Минимальный размер компенсации за работу в ковидных гос­питалях отныне будет составлять что-то около 180-200 тысяч тенге к основной зарплате. У работников отделений реанимации - чуть выше.

- Конечно, это не те деньги, которые наши медики привыкли получать с разгара пандемии. Но я считаю, что это тоже достаточно неплохая надбавка к их основному окладу. Скажем, в поликлиниках врачи и средний медицинский персонал получают в разы меньше, а рискуют точно так же, если не больше, ведь работают вообще без СИЗов, в одних масках и перчатках, обслуживая достаточно большой поток пациентов с неизвестным эпидемиологическим статусом. К примеру, жалуется человек на сердце или головные боли, а сам бессимптомно болеет коронавирусной инфекцией, - говорит директор Павлодарской областной больницы имени Султанова Арман МУСАБЕКОВ.

- Но теперь и медикам инфекционных стационаров не всем положены защитные кос­тюмы… Это тоже одна из причин, почему люди настроены на смену места работы…

- Да, по последнему санитарному постановлению только работники реанимационных отделений обеспечиваются противочумными костюмами. Но это не значит, что медперсонал оставляют без средств индивидуальной защиты. Просто противочумный комбинезон с капюшоном заменили на халат из нетканого материала. У всех остальных работников ковидных госпиталей остается все та же защитная экипировка: перчатки, респиратор с высокой степенью защиты, щиток. Комбинезоны с капюшонами оставили только для реаниматологов, поскольку считается, что именно в реанимациях самая высокая вирусологическая нагрузка.

Сделано это было в целях экономии. Стоимость одноразового противочумного костюма колеб­лется от 3000 до 3500 тенге. Комплект СИЗа в два раза дешевле - 1500-2000 тенге. Противочумная экипировка сотрудников, учитывая, что менять ее нужно каждые 2-3 часа, обходилась больнице около девяти миллионов тенге за смену. Теперь экономия составит как минимум четыре миллиона тенге за одно дежурство.

Поскольку все казахстанские медики (за исключением тех, у кого медотвод) вакцинированы, то в Минздраве посчитали, что одевать всех борцов с ковидом в противочумные костюмы отныне необязательно.

Из этой же серии и отмена существующих ковидных надбавок. Да, об этом говорилось давно, но, когда это случилось, медики оказались не готовы рисковать здоровьем за 200 тысяч тенге к основной зарплате.

“По официальным данным, за июль погибли более 250 медицинских работников. И, к сожалению, это продолжается. Но об этом молчат. Мы же вакцинированы” - это выдержка из первого обращения врачей павлодарского инфекционного госпиталя, в котором они требуют вернуть им существовавшие ранее надбавки, “которые оправдывали риски, работу 24/7, компенсировали напряжение и психоэмоциональную вредность”.

Совершенно другие цифры у Армана Мусабекова. По его словам, с начала вакцинации в двух инфекционных стационарах Павлодара не было зарегистрировано ни одного летального исхода от коронавирусной инфекции среди медиков. Заболели за этот период три врача и три медсестры, которые перенесли болезнь в легкой форме.

- Бюджет же не резиновый. В доковидные времена вся областная больница вместе с зарплатой персоналу, медикаментами и прочими расходами тратила в год 4,5 миллиарда тенге. А сейчас у нас только на выплаты сотрудникам двух инфекционных стационаров до их отмены уходило по 1,2-1,3 миллиарда тенге в месяц. Подсчитайте, какие это расходы в масштабах всей республики! Я понимаю, что всем хочется получать хорошие деньги, но ведь нужно исходить из реальных возможностей, - говорит Арман Мусабеков.

Кстати, по поводу оттока кад­ров, которым грозят авторы обращения к президенту, директор павлодарской областной больницы абсолютно спокоен. Говорит, что в сентябре уволились две санитарки. В октябре увольнений пока не было вообще. Все находятся на своих рабочих мес­тах.

- Я не исключаю, что в следующем месяце, когда будет зарплата за октябрь с уже новыми размерами компенсаций, мы потеряем еще нескольких человек из числа младшего медицинского персонала. Я уже неоднократно говорил, что большая часть наших санитаров пришла к нам работать исключительно из коммерческой выгоды. Но я не думаю, что уйдут врачи или медсестры, которые изначально знали, на кого пошли учиться и где будут работать. Да и надбавка, которую сейчас предлагает государство, у них тоже не самая маленькая. С ее учетом зарплата будет все равно одной из самых высоких среди коллег, работающих в других медицинских организациях, - считает Арман Мусабеков.

В общем, чиновников письма медработников не напугали. А всех остальных только раздосадовали. И дело не в том, что, как считают авторы обращений, люди стали завидовать медикам, что “они стали зарабатывать чуть лучше”. Снова приведем одну из цитат медиков: “Все самое ужасное еще впереди, когда есть кислород, лекарства и стационар, но нет врача, который назначит, нет медсестры, которая будет смотреть за показателями, чтобы вовремя обеспечить кислород или вовремя сделать назначения, нет санитарки, которая, пока вы задыхаетесь, будет вас кормить, поить, переворачивать в прон-позицию (те, кто переболел, знают, насколько это важно для спасения). Тогда ни у кого не будет вопросов про наши компенсации, тогда вы сами будете писать, тогда вы сами готовы будете платить любые деньги…” Простите, а разве сейчас, когда дело касается дорогостоящих препаратов, включенных в протокол лечения, но, несмотря на это, отсутствующих в стационарах, по-другому?

Ирина ВОЛКОВА, фото Валерия БУГАЕВА, Павлодар

Поделиться
Класснуть

Свежее