3620

Не попали под раздачу

Смогут ли наши больницы выплачивать компенсации медикам в случае их заражения коронавирусом и как такое решение повлияет на ситуацию в отечественном здравоохранении?

Не попали под раздачу

Первый вице-министр здравоохранения Марат ШОРАНОВ в минувшую среду прямо-таки огорошил новостью: с 20 октября заявки на госспецвыплаты медикам, которые заразятся COVID-19, принимать не будут. Поддерживать ли больных эскулапов и семьи тех врачей, которые (не приведи бог) умрут от коронавируса, решать теперь будут на местах, а средства на это должны будут выделять сами больницы, профсоюзы медработников или акиматы. Все, как всегда, исключительно из благих побуждений: “Это станет дополнительной мотивацией для руководителей медорганизаций по обеспечению своих сотрудников необходимыми средствами защиты, контролю за исполнением санэпидрежима”. Но что будет в реальности и к чему это приведет? Корреспондент “Времени” опросила экспертов.

Это нечестно!

Дамиля НУГМАНОВА, доктор медицинских наук, президент Ассоциации семейных врачей Казахстана:

- Нельзя обвинять медиков в том, что они заражались коронавирусом. Да, бывало всякое, и где-то врач или медсес­тра (летом особенно, в жару) могли опустить маску либо неправильно надеть защитный костюм. Но, с другой стороны, кто виноват в том, что врачей, которых не удосужились как следует подготовить, допустили работать в грязную зону? Организаторы здравоохранения! Главным для них было залатать дыры в системе, образовывавшиеся одна за другой, а не тщательно готовить медиков. С самого начала не были отработаны механизмы этой защиты, защитные костюмы не доходили до врачей, и все мы знаем, к чему это в итоге привело.

После первой волны был период затишья. Его надо было использовать для интенсивной подготовки к новой волне. Зачем было строить временные модульные стационары? На один сезон? А что потом? При этом имеющиеся больницы не модернизируются, не устанавливаются эффективные и одобренные международными организациями по инфекционному контролю системы стерилизации воздуха, не создаются палаты с отрицательным давлением внутри (откуда зараза не выходит наружу), не обеспечиваются централизованным кислородом все палаты.

Политикам следует понять, что мир изменился бесповоротно. Локальных эпидемий будет все меньше, но вирусы никуда не денутся. Возникнут новые болезни и пандемии. Без решительного изменения отношения к здравоохранению, к его финансированию и управлению Казахстан так и будет толочь воду в ступе и наказывать рядовых медиков.

Ответственность решили переложить на низовое звено - администрацию стационаров. Но я не думаю, что они способны выплачивать компенсации без дополнительных средств из республиканского или местного бюджета. А врачи попросту не смогут ничего доказать, да и не станут, наверное, этого делать. Решение же прекратить выплаты семьям умерших от коронавируса медиков - это нож в спину. Рвения в работе все это не прибавит.

Речь ведь даже не о деньгах - об отношении. Полгода нам говорили, что врачи герои. Что изменилось сейчас? Почему выплаты отменяют, когда все ждут вторую волну? Решили сэкономить? Мол, медики и так обязаны работать? Почему именно сейчас нам исподволь дают понять, что врачи сами виноваты? Забывают о том, что в больницах, особенно в реанимации, высокая степень концентрации вирусов и заразиться можно, даже соблюдая все меры безопасности. Я считаю, что это нечестно!

Никто изначально не надеялся получить

Марат МАМАЕВ, эксперт-аналитик в области финансирования здравоохранения:

- Нужно понимать, что из-за пандемии прак­тически все мед­организации оказались в очень сложном финансовом положении. Минздрав приостановил плановую госпитализацию, часть стационаров была перепрофилирована в ковидные. Сегодня если не все, то большинство медицинских организаций, задействованных в борьбе с коронавирусом, испытывают финансовые трудности. Если бы они работали в обычном режиме, по тем договорам, которые в начале года заключили с Фондом медстрахования, и оказывали плановую помощь, то получили бы намного больше средств за счет того, что проводили операции.

В начале года закладываются плановые доходы и плановые расходы, за счет разницы между ними должны поощряться медицинские работники. Мы видим, что доходы упали, а расходы (фонд оплаты труда, коммуналка) - нет. У многих появилась кредиторская задолженность. О поощрении персонала речи не идет. Сейчас стационары вновь начали делать плановые операции, но они не смогут перекрыть до конца года все обязательства, которые были взяты в начале года. Они упущены из-за пандемии. Поэтому денег на то, чтобы выплачивать компенсации заразившимся или умершим сотрудникам, у стационаров нет. Очевидно, что они не смогут справиться без помощи местных исполнительных органов.

Но из-за коронавируса во всех регионах непростая экономичес­кая ситуация. Будут ли они, учитывая вышесказанное, выделять средства на компенсации? Обратите внимание, что представитель Минздрава огласил только решение о прекращении выплат. Но ничего не сказал ни об их размере (они сохраняются на прежнем уровне или могут быть другими?), ни о механизме их получения. Должны быть конкретные, единые подходы к управлению этим процессом, иначе завтра этот вопрос каждый регион будет (если, конечно, это вообще произойдет) решать по-своему. Что в итоге приведет к неразберихе.

При таком подходе большую роль будут играть административные ресурсы: главврачи подот­четны городским и областным управлениям здравоохранения, те, в свою очередь, - акиматам. Если будет решение не портить статистику медицинским работникам, зараженным коронавирусом, то делать этого и не будут. Я знаю, что были факты, когда главврачей, которые передавали списки на выплату компенсаций переболевшим врачам, говорили: “Урезай! Слишком много фамилий”. И это было в тот момент, когда компенсации выплачивали из республиканского бюджета. Нетрудно предположить, что будет сейчас.

Вы мне сказали, что это сильно ударит по настроению медицинских работников. Я провел небольшой опрос среди своих коллег, почитал медицинские чаты. Люди реагируют в основном так: “Вы думаете, кто-то на что-то рассчитывал? Никто не надеялся получить эти компенсации”. Такое у них настроение. Хуже, что это сигнал обществу, демонстрация отношения к врачам. Мы снимаем ролики об их героизме, но в то же время не можем в нужный момент их поддержать. Это, конечно, посыл и для тех, кто только учится или хочет связать свою жизнь с этой профессией.

И все это в итоге отражается на нас, на пациентах. Это и отношение к работе, и отток профессионалов, и нежелание идти в профессию. Увы, пока мы не пересмотрим подходы к финансированию этой сферы и не будем предпринимать какие-то шаги для повышения статуса медиков, ничего кардинально не изменится.

Чья это идея?

Жанай АКАНОВ, врач-эндокринолог, президент фонда “Казахстанское общество по изучению диабета”:

- Первый вопрос, который возникает, - почему было принято такое решение? Вариантов ответа два: либо в бюджете нет денег, либо вторая волна будет настолько большой, что в правительстве боятся разориться.

Мы все прекрасно понимаем: если бы врачи получали зарплату в миллион тенге и при этом требовали бы компенсацию, это был бы один вопрос. Но они получают в разы меньше, поэтому должны чувствовать поддержку государства в этот непростой момент. Мы все хотим, чтобы система здравоохранения была бесплатной, а люди, которые в ней работают, благородными. Но если мы хотим жить в таких реалиях, но при этом ничего не платить врачам, давайте вернемся в коммунизм. Потому что капитализм подразумевает, что за все надо платить, в том числе за риск, которому подвергаются медики.

Говорят, что это решение (об отмене централизованных госпецвыплат медикам. - О. А.) станет мотивацией для главврачей. Они будут делать все, чтобы не допус­кать фактов заражения. Но это и раньше было их прямой функцио­нальной обязанностью, однако фактов заражения было предостаточно. Не думаю, что сейчас что-то кардинально изменится. Но вот доказать, что врач переболел из-за того, что в отделении высокая концентрация вируса, а не потому, что он не носил защитный костюм, будет сложнее. И как вы думаете: если сейчас, не дай Аллах, повторится ситуация июня-июля, бросятся ли врачи помогать? И можно ли осуждать их за это?

Я уверен, что идея отменить эти выплаты исходила не от Минздрава. Наши коллеги не могли поступить так цинично. Было бы очень интересно понять, кто был автором этого решения, тогда бы многое стало ясно.

Мы адресовали этот вопрос - об авторстве решения об отмене госспецвыплат медикам - Министерству здравоохранения. Но на момент подготовки этого материала комментариев не получили.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть