1954

В поиске компромиссов

Что пришлось изменить в проекте Кодекса о здоровье после критики общественности

В поиске компромиссов

Наверное, ни один документ не обсуждали так активно, как проект нового Кодекса о здоровье народа и системе здравоохранения. Причем делали это все кому не лень.

Не обращать внимания на поток критики, в которой звучали и вполне здравые замечания, профильному ведомству было не с руки. Думаю, поэтому министру здравоохранения Елжану БИРТАНОВУ и пришлось сесть за “круглый стол”,в том числе и с теми, кто не просто критикует проект, а называет его антинародным и призывает министра подать в отставку.

Скандалы, конечно, отразились на том, каким свод медзаконов был вначале и каким стал сейчас. Причем и это неокончательный вариант: обсуждение продолжается. Об этом говорили и министр, и руководитель рабочей группы в мажилисе, которая рассматривает этот закон, депутат Зауреш АМАНЖОЛОВА. Они сказали, что уже нашли компромиссы по самым острым темам, и особенно подробно остановились на двух - это вакцинация и трансплантация. С последней и начну.

У родственников все-таки будут спрашивать разрешение на пересадку органов от их близкого. Вопрос, похоже, решен. Хотя изначально рассматривался совершенно другой вариант: если ты не согласен стать донором - напиши отказ. Нет отказа, значит, врач может взять органы для пересадки и не согласовывать это с родителями или детьми, которые чаще всего говорят “нет”. Это как раз и напугало людей, которые благодаря обсуждению кодекса узнали, что в стране много лет действовала презумпция согласия на пересадку, а значит, донором мог стать любой. Но с осознанием пришел и страх того, что врачи теперь не будут спасать тех, кто может стать донором. Оставили это без комментариев.

- Человек при жизни выразил свою волю. Почему после смерти за него должен кто-то решать? - задал вопрос руководитель Национального научного центра хирургии им. А.Н. Сызганова, трансплантолог Болатбек БАЙМАХАНОВ. 

Болатбек БАЙМАХАНОВ.

- Сейчас трансплантация практически сведена к нулю. И тот консенсус, о котором мы говорим, вынужденный. Он был принят под давлением общественности. И врачи, и Минздрав понимают, что это практически остановит программу трупной трансплантации. Дорогие общественники, я предлагаю вам: пересмотрите свое мнение. Обсуждение еще идет, встаньте на сторону живых людей.

Но дискуссии в зале не последовало. Видимо, все понимали, что консенсус окончательный и обжалованию не подлежит.

Много говорили про детей. Депутаты все же согласились с тем, что подростки должны иметь возможность получать медицинскую помощь с 16 лет без согласия родителей. Речь, правда, шла только о консультациях врачей. То есть доктор сможет провести осмотр, выписать таблетки, в том числе и противозачаточные, и, например, рассказать об инфекциях, передающихся половым путем. Все хирургические вмешательства и аборты, из-за которых о новом кодексе и узнала вся страна, по-прежнему смогут делать только по согласованию с законными представителями.

У присутствовавших на обсуждении общественников были сомнения и в правильности внедрения уроков по репродуктивному здоровью школьников, которые противники нормы называют уроками по сексуальному просвещению. Не будут ли детям, как в Европе, рассказывать, что однополые браки - это нормально, и о том, что ребенок может сменить пол, если захочет? По их мнению, нужно уточнить формулировки и четко определить, кого и в каком возрасте нужно просвещать.

Еще одна норма, которая вызывает негативную реакцию, - информирование органов опеки и попечительства при отказе родителей от медицинской помощи их ребенку.

- Ежегодно только в нашем центре бывает шесть-восемь таких случаев. Родители отказываются от лечения онкологических или тяжелых хронических заболеваний, - возмущается руководитель Научного центра педиатрии и детской хирургии Риза БОРАНБАЕВА. 

Риза БОРАНБАЕВА.

- Они говорят, что будут лечиться у целителей, или объяс­няют свое решение семейными обстоятельствами. В большинстве стран врачи могут пойти против воли родителей и при поддержке суда продолжить лечение ребенка. Поэтому я поддерживаю эту норму.

Вероятно, в этот пункт внесут дополнения, что информация в органы опеки может передаваться только в критических случаях, когда речь идет об угрозе жизни ребенка. Этот вопрос по-прежнему активно обсуждается.

Интересная ситуация и со скринингами. Изначально в кодексе была такая норма: работодатель обязан обеспечить сотруднику условия для их прохождения, то есть отпустить его с работы и в полном объеме оплатить этот день. Даже если человека отправляют на дополнительное обследование, контора должна была и это компенсировать. Причем потратить на хождение по больницам без ущерба для зарплаты можно было до пяти дней. Тем, кто эту норму нарушал, грозил штраф в 5 МРП. Но ее, судя по всему, из кодекса исключат, чтобы оставить пункт, обязывающий работодателя отпускать сотрудников на скрининг. Компромисс, где есть обязательства, но не наказание. А значит, рассчитано все это исключительно на сознательность казахстанских шефов.

И, наконец, вакцинация. Она станет обязательной (раньше в кодексе было указано, что родитель ИМЕЕТ ПРАВО прививать своего ребенка), но, опять же, никаких санкций к тем, кто наплюет на эту обязанность, в кодексе не будет. Хотя начинали в Минздраве очень бойко: грозились не то что в детские сады - даже в школы непривитых детей не пускать (замечу, что речь всегда шла только о детях, которым не делают прививки из-за отказа родителей, а не по причине медотвода). Но у депутатов свое мнение. Пока решение такое: если в группе детского сада 95 процентов детей привиты, то в нее можно взять 5 процентов воспитанников, которые не получали вакцину. Если меньше 95 процентов, то, соответственно, ребенку в приеме откажут. Решать это будут заведующие детскими садами по согласованию с медработниками. Проверять - специалисты департаментов контроля качества и безопасности товаров и услуг.

Правда, я с трудом представляю, как все это будет реализовываться. Сегодня в группе 95 процентов детей привиты, а завтра у кого-то медотвод. Кто все это будет вы­считывать? Отслеживать?

- Когда мы говорим о защите прав конкретного человека, давайте не забывать о том, что нужно защищать и права общества в целом. Я не могу согласиться с предложением допускать детей в детские сады, ориентируясь на охват вакцинацией, - высказал свое мнение уже после того, как выступили все спикеры, иммунолог и микробиолог доктор медицинских наук, профессор Борис КАРАЛЬНИК. 

Борис КАРАЛЬНИК.

- Во-первых, охват вакцинацией - это нестабильная величина. А во-вторых, опираться на официальные данные охвата вакцинацией я бы не рекомендовал. Если бы они соответствовали действительности, у нас бы не было вспышек кори. И в завершение хотел бы сказать: не нужно вмешиваться в профессиональные вопросы, если ты ими не занимаешься…

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть