6062

Ошибки таргетинга

Почему звёзды соцсетей потерпели поражение на выборах?

Ошибки таргетинга

В казахстанском интернете уже несколько дней стоит послевыборный шум. Кандидаты, выигравшие гонку, благодарят электорат за оказанное высокое доверие. Проигравшие пишут, что на выборах были подтасовки, вбросы бюллетеней и прочие нарушения. Да и вообще, мол, все было нечестно. Однако, по мнению политолога Данияра АШИМБАЕВА, поражение, по сути, было заслуженным и причины его совсем иные. Об этом он рассказал в интервью нашему корреспонденту.

- Данияр Рахманович, как в целом оцениваете прошедшие выборы?

- В новой смешанной модели формирования представительных органов власти есть большой плюс. Это персонификация депутатского корпуса - то, чего не было в партийных списках, особенно в маслихатах. Это очень важно, поскольку население должно знать, кто является его депутатом, а депутаты должны общаться с электоратом, реагировать на его проблемы и отчитываться перед ним.

Нынешние выборы показали, что большинство политических фигур, особенно те, кто считает себя популярными и влиятельными персонами, населению оказались незнакомы вообще. Это касается, кстати, и местных депутатов-партийцев. В большинстве регионов население было не в курсе, кто их депутаты и чем вообще занимаются маслихаты. Модель же с одномандатными округами не только обеспечила конкурент­ную борьбу, но и будет способствовать разрешению этой проблемы.

Да, наложение друг на друга двух выборных процессов спровоцировало определенную сумятицу и неразбериху. Но зато были выявлены определенные дыры в выборном законодательстве, позволяющие одновременно баллотироваться и в мажилис, и в маслихат, да еще и по нескольким округам.

На будущее надо тщательно проверить законодательство, выявить все такие дыры и устранить их. Кроме того, надо разрешить проблемные моменты с пропиской, из-за чего происходило снятие кандидатов на первом этапе, проблемные моменты с налоговыми декларациями, из-за чего происходило снятие кандидатов на втором этапе, - все эти вопросы надо хорошенько проработать.

Тем не менее сами выборы я считаю большим плюсом в том плане, что была сформирована новая модель. И заметьте, многочисленные критики Токаева и его политики пошли на выборы и стали играть по тем правилам, которые предложил глава государства.

А вот массовое поражение нашей политизированной оппонирующей общественности говорит о том, что в своей работе они очень сильно оторвались от реальных запросов населения, поэтому ни эффекта узнавания, ни эффекта поддержки, ни мобилизационного эффекта не произошло.

Только, думаю, они этого не поймут и в своем поражении будут винить исключительно “режим” и якобы массовые нарушения…

- То, как распределились голоса избирателей в пользу партий, отражает действительность?

- Неожиданности не произошло. То, что Amanat наберет более 50, но не более 55 процентов голосов и победит, было более чем очевидно. При этом надо отметить, что, учитывая новое название и новое руководство, партия, по сути, начинала борьбу за голоса избирателей с чистого листа. Но сильные кадры и хорошие выступления партийных спикеров на дебатах предопределили ее успех.

При этом необходимо отметить, что у населения есть усталость от традиционных партий и запрос на перемены. Именно это и стало причиной того, что от трех политических партий - фаворитов последних трех выборных кампаний - практически четверть электората ушла в другие партии. Часть избирателей потеряли и Amanat, и “Ак жол”, и НПК. И дело тут не только в ребрендинге и новом руководстве, но и в том, что население за последнее десятилетие сильно разочаровалось в депутатском корпусе и представительной власти в силу деперсонификации депутатов и слабых изменений в решении социальных, коммунальных и прочих насущных вопросов населения.

В результате часть голосов подобрал “Ауыл” (традиционный аутсайдер предыдущих выборов), который занял второе место. Феномен “Ауыла” объясняется, с одной стороны, тем, что он стал альтернативой партии власти, поскольку в него вошли многие представители местного истеблишмента, которые не нашли себя в Amanat. С другой - достаточно сложной ситуацией в сельском хозяйстве. Недавно предложенная правительством концепция развития сельских территорий по-прежнему ориентирована на решение всех этих проблем путем стимулирования дальнейшей миграции населения в города. Огромные проблемы есть, и они не решаются десятилетиями, а, наоборот, только нарастают.

Respublica, на мой взгляд, не показала себя ни как партия предпринимателей, ни как партия правых. И своим успехом она обязана, скорее всего, эффекту новизны. Сложно сказать, как им удалось мобилизовать на выборы молодежь, поскольку молодежь у нас на выборы не ходит.

Просели две парламентские партии. “Ак жол”, несмотря на то что новые партии активно пытались откусить его электорат, героически отбился: часть электората потерял, но в мажилис все же прошел. Я думаю, что “Ак жол” несколько перегнул с национал-патриотической риторикой, что часть избирателей от него и оттолкнуло. Экономическая же платформа Перуашева и его команды вполне сильная и аргументированная.

Что касается НПК, то эта партия с большой историей - почти два десятилетия. Большая работа под руководством Косарева и Конурова, а также активная деятельность в парламенте в предыдущие годы обеспечили НПК хорошее реноме. Не совсем понятно, какие взгляды разделяет новое руководство этой партии, но в их списках были популярные люди, например, Смирнова. Но выступления на дебатах у НПК были отвратительными. И поэтому, на мой взгляд, партия выехала на старом заделе, который она еще не успела окончательно испортить за последний год. Думаю, НПК лучше отдать мандаты своим прежним депутатам.

ОСДП переборщили с брендом оппозиционной партии. Если бы они сделали упор на социал-демократические аспекты, то голосов могло быть больше.

Поражение “Байтака” было очевидным. Они позиционировали себя как “зеленые”. Но у населения есть запрос не только на экологическую тематику, но и на социальную, экономическую. А “Байтак” не смог толком объяснить, зачем в парламенте партия экологического толка.

- Лидер партии “Ак жол” Азат Перуашев заявил, что они готовят обращения в ЦИК и Генпрокуратуру по фактам нарушений. Есть ли основания полагать, что у “Ак жола” были искусственно занижены результаты?

- Сложно сказать. Явка была достаточно низкой. Большого вмешательства административного ресурса я не видел. Понятно, что определенные нарушения были, но уровень системности этих нарушений я не стал бы преувеличивать. В любом случае на будущее все эти моменты надо проработать, чтобы они не повторялись. Но, по сути, полученные результаты вписываются в ту модель, которая вырисовывалась на основе опросов социологов, в первую очередь ЦСПИ “Стратегия”, проведенных пару недель назад. Полученные результаты, в принципе, соответствуют предварительным. Да, локальные нарушения были, но системно на результаты голосования за партии они не повлияли. На мой взгляд, гораздо больше нарушений было допущено на выборах депутатов маслихатов.

- Глава делегации парламентской ассамблеи ОБСЕ Рэйнхольд ЛОПАТКА заявил, что выборы были нечестными и фактическое количество проголосовавших было значительно ниже заявленного.

- За все годы независимости мы уже научились хорошо предсказывать реакцию международных наблюдателей. Наблюдатели из постсоветского пространства, как правило, всегда признают выборы легитимными. А западные наблюдатели наши выборы всегда критикуют. Это уже настолько традиционно, что их можно, в принципе, не приглашать.

Наблюдателям ОБСЕ надо, чтобы государство само создало либеральную и прозападную оппозицию и обеспечило ей победу на выборах. Только тогда они признают выборы демократичными. Понятно, что этого не происходит, и поэтому все выборы они таковыми не признают. И предвзятое мнение ОБСЕ, честно говоря, нас вообще не должно волновать. То, что они будут поливать помоями нынешние выборы, было очевидно еще до того, как они были объявлены.

Тут есть еще один аспект: переворот в нашей стране не удался. А мы помним, что западные СМИ требовали от наших властей переговоров даже тогда, когда вооруженные банды штурмовали акиматы. Поэтому позиция ОБСЕ довольно ясна: они никогда не признают выборы демократичными, если на них не победят те, кого Запад считает своими стратегическими союзниками или сателлитами.

- То есть их обвинения в завышении явки беспочвенны?

- Явка была такой, какой была. Раньше на выборы избирателей свозили автобусами, в этот раз такого практически не было, то есть не было искусственного нагнетания явки. Да, в отдельных местах что-то подобное наблюдалось. Но не стоит забывать, что многие избиркомы мнят себя чиновниками и пытаются выполнить план по явке и сделать такую отчетность, за которую их похвалит начальство.

Нельзя сравнивать показатели по явке в Алматы с показателями в других регионах. В Алматы всегда низкая явка. Кроме того, в регионах еще избирали депутатов районных маслихатов. А там депутаты населению больше известны, чем депутаты алматинского маслихата алматинцам. Поэтому вопросы типа “почему вы считаете, что в других регионах было больше, если в Алматы было меньше?” - это вопросы человека, который не разбирается в наших реалиях.

- А как вы оцениваете список тех, кто прошел по одномандатным округам? Я правильно понимаю, что вместе со своими одномандатниками Amanat получает абсолютное большинство в парламенте?

- По предварительным подсчетам, Amanat получает 40 мест по партийному списку и 22-23 - по одномандатным округам. То есть в совокупности получается где-то чуть больше 60 процентов мажилиса.

Тут важно отметить, что в кандидаты в депутаты мажилиса был огромный наплыв общественности, особенно в мегаполисах. Общественности политизированной, с высокой самооценкой.

Феномен последних лет - все мерят свою популярность Facebook и другими соцсетями: сколько у них подписчиков, сколько лайков. Но эта популярность эфемерна, к тому же многие из этих “популярных” людей прибегают к услугам ботов.

Кроме того, общественники, оппонирующие власти, кучно бросились в одни и те же округа. И мы не видели, чтобы кто-то из них снимал свою кандидатуру в пользу другого или заключал с кем-то союз. Все активно расталкивали друг друга локтями и топили друг друга больше, чем их топили бы те, кто шел кандидатом от партии власти.

И тут-то выяснилось, что вся популярность этих людей сильно завышена. Еще один немаловажный момент: партия Amanat достаточно традиционная и сделала упор на встречах с избирателями, с трудовыми коллективами, на наглядную агитацию. Все остальные, возникает такое ощущение, тратили время на социальные сети - Facebook, Instagram, TikTok. Но не стоит забывать, что у многих избирателей популярны больше Одноклассники и ВКонтакте, куда никто из них не заходил. Кроме того, тот же Facebook не дает таргетинг на конкретный избирательный округ - растягивает рекламу либо на весь регион, либо вообще на всю страну. Поэтому в данном случае более успешными оказались те, кто работал традиционными методами, а не те, кто проводил агитационную работу в интернете. Amanat работал конкретно по округам. У себя в районе я видел листовки Amanat, листовки других кандидатов я не встречал. Но, извините, если у вас сто тысяч подписчиков по всей стране, это не означает, что у вас столько же поклонников в вашем избирательном округе. И по итогам этих выборов четко обозначилось, что политизированная общественность гораздо дальше от населения, чем власть.

- То есть причины поражения в упоре на цифровую, но аполитичную молодежь и неправильный таргетинг?

- Да. Причины их проигрыша и в таргетировании, и в инструментарии, и в большой конкуренции друг с другом. Кроме того, власть за рамками электорального процесса очень жестко отсеяла информкиллеров, которые занимались провокационной работой в политическом поле. И быстро пресекла ситуацию по так называемому делу Маневича-Клебанова, что в итоге обезвредило инструментарий некоторых кандидатов, которые хотели использовать фактор гонений. Кстати, не исключено, что все эти провокации и нападения были, возможно, с ними согласованы с целью разжигания конфликтности накануне выборов. Но все попытки дестабилизации ситуации на внесистемном уровне были жестко пресечены.

Еще один немаловажный момент - наши “популярные” товарищи сразу кинулись в кандидаты мажилиса, проигнорировав мас­лихаты. В маслихатах конкуренция была гораздо ниже. Хотя трибуна маслихата дает отличную возможность заработать реальную известность у населения. Кстати, по маслихатам подсчет голосов подзатянулся, что вызывает определенные вопросы. В прошлый раз итоги голосования за Nur Otan по партийным спискам в мажилис и маслихаты очень сильно разнились - до 22 процентов в отдельных регионах, что можно только объяснить желанием акиматов получить более лояльных депутатов. Надеюсь, этого не повторится.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее