2018

Нам надо спасать экономику и Нацфонд

Заметки на полях отчета правительства

Нам надо спасать экономику и Нацфонд

Затянувшийся мировой экономический кризис, ковидная пандемия, падение цен на углеводородное сырье, усиление противостояния США и Китая, Евросоюза и России - все это в определенной степени отрицательно сказывается на модели экономического развития страны с точки зрения ее адаптации к условиям внешнего воздействия. Сегодня можно констатировать, что эта модель себя исчерпала. Если не принять срочных мер по ее реформированию и повышению ответственности, то возрастут риски социального потрясения.

Очевидно, что без развития реального сектора и в первую очередь отраслей, связанных с производством продукции высоких переделов, невозможно выстроить сильную конкурентоспособную экономику, позволяющую наиболее полно исполнять социальные программы государства. В этой связи несколько, на мой взгляд, ключевых акцентов.

Первое. Бюджет развития должен служить экономике.

Из отчета правительства об исполнении республиканского бюджета в 2021 году следует, что рост ВВП составил 4 процента. Во всех базовых отраслях экономики достигнут положительный результат, наметился выход на траекторию устойчивого роста.

Приоритетными направлениями для развития в Казахстане в 2021 году были горнодобывающая, обрабатывающая, а также сельскохозяйственная отрасли, в которых общий рост производства, по данным Бюро нацстатистики, составил 3,8 процента.

Вместе с тем оптимистичные показатели не отразились положительно на благополучии и уровне жизни населения. Так, например, темпы роста реальных доходов населения за последние годы замедлились с 6,4 процента в 2019 году до 5,1 процента в 2021-м, что связано со снижением в целом темпов роста экономики и высоким инфляционным давлением.

По плану госорганам необходимо было достичь 2024 прямых результата, однако, несмотря на освоение республиканского бюджета на 99,2 процента, достигнуто только 1859 поставленных целей, или 91,8 процента. При этом по конечным результатам достигнуто 385 из плановых 440, или 87,5 процента.

По всем регионам есть неосвоение целевых текущих трансфертов и трансфертов на развитие, выделенных из республиканского бюджета на 2021 год в объеме 91,4 млрд тенге.

Продолжается процесс непрерывного доения Нацфонда, что не способствует его сберегательной функции. Относительно положительные показатели социально-экономического развития достигнуты за счет огромных изъятий из фонда в объеме 1,8 трлн тенге, что сопоставимо с порядка 4 млрд долларов США!

В 2021 году правительству потребовалась огромная сумма, чтобы залатать дыру между недобранными доходами “Самрук-Казыны”, “Байтерека”, банковского сектора, экспорта нефти и металлов - с одной стороны и огромными, но неэффективными расходами в социальной сфере, в частности в здравоохранении и образовании, что вызывает справедливое недовольство в обществе.

Вместо того, чтобы собрать все причитающиеся государству доходы с этих жирных и вечно опекаемых холдингов, банков и экспортеров, правительство использовало деньги будущих поколений. Причем, замечу, многие должностные лица старого правительственного состава сохранили свои места в нынешнем. В этой связи можно предположить, что имеются устойчивые экономические, а точнее - картельные связи между высокопоставленными чиновниками и бизнесменами.

К тому же правительство до сих пор не пытается вернуть предоставленные в свое время деньги на поддержку коммерческих банков, взятые из Нацфонда, который когда-то и задумывался как Фонд будущих поколений.

Это само по себе является очевидным фактом того, что активы Нацфонда у нас очень плохо защищены.

А драматические январские события дали исчерпывающую оценку тому, насколько отчеты правительства не корреспондируют с реальностью.

Можно констатировать, что несмотря на огромные бюджетные и внебюджетные вливания, множество стратегий, государственных программ и национальных проектов значимых улучшений в экономике не наблюдается. Надо признать, что за 30 лет независимости мы так и не смогли диверсифицировать свою экономику и преодолеть зависимость от добычи и экспорта сырья.

В результате нет действенного контроля за использованием государственных ресурсов. Как следствие, имеем ставшее традиционным неэффективное планирование и освоение бюджетных средств. Например, только по государственным программам неэффективность расходования бюджетных средств составляет 142,4 млрд тенге. Наблюдается неполнота использования значительных финансовых средств практически по всем программам и проектам на суммы от 10 млрд до 345,8 млрд тенге.

В отчетном периоде по девяти национальным проектам было предусмотрено достижение 165 показателей, из которых достигнуто всего 124, или 75,1 процента. Принятая новая система государственного планирования не привела к полноценному переформатированию госпрограмм в национальные проекты, поскольку бывшее руководство ответственного за это Агентства по стратегическому планированию просто скомпилировало старые программы в новый формат.

Счетным комитетом в 2021 году завершен цикл аудитов по проверке субъектов квазигосударственного сектора. Проверки всего лишь 88 субъектов с объемом бюджетного финансирования в 45 трлн тенге показали: выявлено на 86 млрд тенге финансовых нарушений и более чем на 2 трлн тенге неэффективного управления активами.

Или вот такой вопиющий показатель. Расходы на реальный сектор экономики были предусмотрены всего в объеме 3,4 трлн тенге, или 17,9 процента ко всем расходам. А как у нас создавались рабочие места, опять же исчерпывающую оценку дал январь этого года.

Второе. Что дала экономика бюджету потребления?

Сегодня глава государства поставил во главу угла социально-экономического развития цифровую трансформацию. Реализуется программа “Цифровой Казахстан”. Во всех министерствах приняты соответствующие программы. Но мы не видим реального выхлопа в части внутренней оптимизации бюджета в госорганах и акиматах за счет цифровой трансформации.

Например, по итогам 2018-2019 годов “Цифровой Казахстан” принес в бюджет почти 800 млрд тенге по 5 министерствам при выделенных всего 18,98 млрд тенге за счет внутренней оптимизации бюджетов. То есть возвратность многократно превзошла объем выделенных средств. В 2021 году такой оптимизации не было. Получается, что выделяемые деньги на “Цифровой Казахстан” либо расходуются нецелевым образом, либо нет желания проводить цифровую трансформацию. Сегодня по факту наблюдается обычный процесс освоения бюджета.

В Казахстане наблюдается рекордная смертность населения. Так, в прошлом году в стране умерли 183 357 человек. Это самое большое число умерших в этом веке в нашей стране и примерно на 50 000 человек больше, чем обычно в последние годы. При этом только небольшая часть смертей произошла из-за ковида. Возникает вопрос: почему умерли десятки тысяч казахстанцев, если на здравоохранение выделяются огромные средства из бюджета?

Если в 2020 году бюджет здравоохранения составлял 1,5 трлн тенге, то в 2021 году на эту сферу было выделено 2,3 трлн тенге. В это время все больницы были закрыты, плановых лечений не проводилось, операции сократились в 2-3 раза. Профилактический осмотр прошли менее 50 процентов населения, за границу на лечение за счет бюджета не выезжал ни один человек. Вопрос: куда были израсходованы средства здравоохранения, если люди были на изоляции? И на этом фоне орган здравоохранения просит при уточнении бюджета увеличить им бюджет на несколько десятков миллиардов тенге!

Полагаем, это вопрос к компетентности организаторов не только здравоохранения, но и всех государственных органов в части управления бюджетными планированием и процессом.

Даже не особо углубляясь в анализ развития социальных и сервисных программ, можно сказать, что не видно должной отдачи от бюджетных вложений в экономическое развитие. Дефицит госсредств на социальное развитие приходится брать из Нацфонда, который давно уже перестал быть неприкосновенным.

Следует задаться вопросом: в чем причины подобной экономической модели, поставленной с ног на голову?

Третье. Основные проблемы экономической модели, на наш взгляд, связаны со снижением уровня государственного подхода к планированию и управлению социально-экономическим развитием страны в целом, отраслевых комплексов и регионов.

Государственный подход - это сбалансированный механизм согласованности высокоточного прогнозирования на основе привлечения потенциала научно-экспертного сообщества, планирования комплекса мер по обеспечению достижения поставленных целей, ответственности за выполнение запланированных мероприятий на основе жесткого мониторинга процессов исполнения планов. Это азбука!

Мы же в настоящее время все экономические проблемы решаем фрагментарно и кулуарно. Это касается банковской и финансовой сфер, индустриализации и диверсификации, налицо неэффективные бюджетная политика, борьба с системной коррупцией и т. д. Поэтому все это неперспективно в рамках существующей экономической модели.

Взвешенная эффективная система государственного планирования и управления, которая должна быть таковой по определению, свелась к набору государственных, ведомственных и региональных программ, которые уже более двух десятилетий стали восприниматься менеджментом от управления как некая управленческая панацея: мол, достаточно разработать программу, которой можно прикрывать всю управленческую сущность.

И получается такая печальная картина:

- разработано несколько последовательных госпрограмм индустриально-инновационного развития, однако в реальности диверсификация экономики не ощущается. Анализ индексов конкурентных преимуществ Баласса, проводимый научными экспертами за последние годы, показывает, что обрабатывающий сектор экономики по значительной части своей продукции абсолютно неконкурентоспособен не только в мировой экономике, но даже на общем рынке ЕАЭС;

- разработано несколько последовательных госпрограмм в области образования и науки, однако система образования не обеспечивает реальные запросы рынка труда. Система не может перестроиться в сторону подготовки инновационно-ориентированных кадров для реального сектора.

Наука, как никогда, оторвана от производства, поскольку не сформирована полноценная Национальная инновационная система.

Еще раз подчеркну: не произошло полноценного переформатирования госпрограмм в национальные проекты. Не достигнуты задачи по переходу на формат лаконичных национальных проектов, понятных всем гражданам.

На наш взгляд, подобная ситуация связана с тем, что нарушены принципы трех основных составляющих государственного подхода к управлению.

Во-первых, на предпроектной стадии формирования государственных, ведомственных и регио­нальных программ при прогнозировании программных целей и количественных индикаторов строгий научно-методический подход подменяется легковесным экспертным обзором. Поэтому целевые индикаторы достигались досрочно или вовсе не достигались.

Во-вторых, как следствие, не в полной степени срабатывают меры и на стадии планирования, тем самым сводя на нет все усилия по реализации планов мероприятий той или иной программы.

В-третьих, имеет место полное отсутствие ответственности за программные результаты.

Ко всему этому серьезно снизился общий уровень профессионализма управленческих кадров по всей управленческой вертикали.

Для обеспечения роста ВВП сегодня крайне важно поднять уровень кредитования в экономике. К сожалению, банковская система не повернулась лицом в сторону экономики. Сегодня несколько банков-монополистов определяют компрадорскую политику на финансовом рынке, по-прежнему далекую от интересов реальной экономики и прежде всего малого и среднего бизнеса.

У нас очень высокие банковские ставки, и население уже не в силах обслуживать аппетиты наших банкиров. Национальный банк не желает отвечать за экономический рост, в том числе за рост ВВП. Главной своей задачей Нацбанк почему-то считает разработку долгосрочной стратегии для достижения минимального уровня инфляции. На мой взгляд, это неправильная позиция. Ведь без выработки стратегии на краткосрочный и среднесрочный периоды невозможно достичь и долгосрочный!

По оценкам экспертов, из страны ежегодно нелегально выводится порядка 17 млрд долларов США. За годы независимости, утверждают эксперты, из страны вывезено от 1,5 до 2,5 ВВП страны. Возврат в страну хотя бы части этого объема капитала существенно улучшил бы экономическую ситуацию в стране и вывел бы ее на траекторию устойчивого роста.

В этой связи решение главы государства о создании комиссии по возврату вывезенных из Казахстана денег считаю своевременным и важным!

У нас, несомненно, есть точки роста экономики при правильном распределении бюджетных средств и эффективном госуправлении.

Правительству следует навести должный порядок в системе государственного планирования, включая и совершенствование научно-методических основ программного подхода в направлении повышения его эффективности.

Необходимо усилить и возможности общественного контроля за деятельностью госорганов, создав условия для формирования полноценного гражданского общества в Казахстане.

Положение, в котором оказалась страна, необходимо выправлять. Иначе нам не суждено выбраться из болота клановой экономики и господства олигополии с вязкой тиной коррупции.

Едил МАМЫТБЕКОВ, депутат сената парламента

Поделиться
Класснуть