10831

Есть варианты

Дадут ли родителям право выбирать, как и где учиться их детям? Эксклюзивное интервью вице-министра образования и науки Казахстана Шолпан КАРИНОВОЙ

Есть варианты

- Вопрос о дистанционном обучении наших детей в зарубежных школах стали активно обсуждать после того, как появились поправки в закон “Об образовании”, - начала наш разговор Шолпан Танатовна. - На самом деле это не настолько большая проблема, какой ее сейчас хотят показать. Норма о том, что дети, живущие в Казахстане, должны посещать школы на территории страны, действует с первого дня принятия закона “Об образовании” в 1992 году. В ней говорится, что родители обязаны обеспечить посещение детьми занятий в учебных заведениях.

- Здесь есть одна тонкость: в прежней редакции статьи 49, о которой идет речь, не уточнялось, что родители обязаны, как вы говорите, обеспечить посещение детьми школ именно в Казахстане. Норма была менее конкретной: “обеспечить обучение”. Поэтому закон можно было трактовать по-разному. Хотя в Минобре настаивают, что и до принятия поправок формулировка была однозначной. Почему же в таком случае вы не обозначили свою позицию раньше, до того как эти поправки вступили в силу?

- Есть подзаконные нормативные правовые акты министерства, которые регулируют данный вопрос. В них эта норма подробно расписана, там четко указано: ребенок должен посещать школу. Управления образования совмест­но с территориальными департаментами внутренних дел отрабатывают все случаи, когда ученик без уважительной причины более 10 дней не посещает занятия в школе. За этим пристально следят. Если ребенка нет в школе, его ищут и т. д. Так было всегда. Но этот год особенный: в связи с ограничительными мероприятиями большинство детей учатся дистанционно. Это непросто для всех.

- Речь идет совершенно о других детях…

- Я хочу последовательно подойти к вашему вопросу. В идеале на территории Казахстана не должно быть детей школьного возраста, которые не ходят в школы республики. Зачисление, выбытие или переход в другую школу регламентируются соответствующими приказами. Нынешняя проблема кроется в том, как это происходило. К примеру, родитель хочет забрать документы ребенка и перевести его в дистанционную школу, о которой вы говорите. Я, как директор, должна спросить, куда он уходит, где продолжит обучение несовершеннолетний ребенок. Родители не могли просто так забирать документы.

- Но забирали! Вот я и пытаюсь понять, как же так получилось. Зная, что ребенок, находящийся в Казахстане, должен здесь же учиться, директор отдавала документы. Я убеждена, что большинство из них прекрасно понимали, что переход в другую школу не связан с переездом. Все всё понимают, но ни Мин­обр, ни управления образования не реагируют на ситуацию до тех пор, пока не появляется та самая поправка. Почему?

- Как не реагировали? Раньше проблемы, о которой мы говорим, не было. А переход ребенка из одной школы в другую - это естественный процесс. Директору школы приносят корешок убытия учащегося. Там указано, что ребенок вместе с родителями переезжает в другую страну. Но этого недостаточно, они должны это подтвердить. Если родители не могут это сделать, то им не должны отдавать личное дело учащегося. Но, как мы видим, вопрос с посещением школ сейчас обсуждается, и такие факты есть. Мы дали задание управлениям образования разобраться в том, как личные дела детей могли забрать, не предоставив обоснования. Как получилось, что родителям отдали документы? Если нужно, наводите порядок в этой части!

Мы проанализировали законы других стран. В большинстве из них применяются подходы, подобные нашим. Любое государство в первую очередь заботится о своей национальной безопасности, правильном воспитании и социализации детей. Рассчитываем, что в четвертой четверти (если ситуация с коронавирусом стабилизируется) все дети пойдут в школу…

- И тогда за парты должны будут вернуться и те дети, которых перевели на обу­чение в зарубежные дистанционные школы?

- Я не могу сказать, что этих детей в одночасье возьмут и переведут в казахстанские школы. Это вопрос не одного дня, но он будет решаться. Сейчас все школы вы­ясняют, есть ли на их участке такие дети. После этого с родителями каждого из них будут работать - звонить, назначать встречи, вы­яснять причины и т. д.

- Хорошо, позвонил учитель маме такого ребенка и говорит: возвращайте своего сына/дочь в школу. Она отвечает: не буду. Что дальше?

- Нет общего алгоритма. Будем работать с каждым индивидуально, объяснять, убеждать. Я не могу сказать, что родители массово отвергают казахстанское образование. Есть единичные случаи. Но родители готовы идти навстречу, всегда можно найти варианты.

Мы здесь не видим вопроса, который нельзя было бы решить. Это дело времени и понимания. Мы в любом случае будем работать в двух направлениях. С директорами школ выяснять, почему возникли проблемы с документооборотом и что делать, чтобы их не было. Единый порядок, определенный правилами, должен применяться во всех школах. И постепенно внедрять новые форматы дистанционного обучения. Мы сейчас разрабатываем соответствующие правила, обсуждаем их в рабочих группах. Считаем, что возможность выбрать дистанционное обучение должна быть предоставлена всем желающим.

- Как это будет выглядеть на практике?

- Пока рано говорить, какое решение будет принято, повторю: все это находится в процессе обсуждения, но были, к примеру, такие предложения. Условно ребенок должен быть прикреплен к казахстанской школе, но параллельно может учиться дистанционно. В таком случае обучение, естественно, будут организовывать сами родители. При этом нам нужно видеть, что ученик получает знания, а не работает вместо этого или вовсе не учится (ведь ситуации могут быть разные). Поэтому ему нужно будет сдавать контрольные срезы по всем предметам. И делать это в той школе, к которой он прикреплен.

Сейчас мы обсуждаем, каким именно будет этот формат. Нужно будет ученику сдавать СОР и СОЧ (тогда приходить в школу придется чаще) либо только СОЧ? Как осваивать те предметы, которых нет в дистанционной школе? Это опять же решение родителей: ребенок может заниматься с репетитором, посещать эти уроки в школе или осваивать программу самостоятельно. В итоге дети получат аттестат об окончании средней школы казахстанского образца.

- Есть предложение разрешить получение сразу двух аттестатов: нашего и иностранного. Это возможно?

- Нет, такой вариант мы не рассматриваем. Наш аттестат признается в мире, он не препятствует поступлению в зарубежные вузы.

- Сколько у нас детей, которые живут в Казахстане, но учатся в иностранных онлайн-школах? Несколько тысяч?

- Нет, это не так. Называть цифры мы не можем, но речь о тысячах точно не идет, там небольшое количество. Но конкретную цифру не называю, потому что это в любом случае неподтвержденные данные. Есть дети, которые, возможно, учатся в зарубежных школах, но числятся в наших. Тогда это дополнительное образование - это нормально. Тех, кто забрал документы и не ходит в школу, на самом деле не так много, как это хотят преподнести. К нам приходят письма на эту тему, мы все проверяем. Когда говорят о тысячах, это точно не так.

- Может быть такой вариант: вы оставите в покое тех школьников, которые уже перевелись, а в дальнейшем более жестко будете контролировать этот процесс и не допускать подобных случаев?

- Нет, дети, которые находятся на территории Казахстана, в любом случае должны вернуться за парты. Поверьте, школьники этого хотят сами, родителям только нужно спросить у своих детей и откровенно с ними поговорить на эту тему. На самом деле, обучаться самостоятельно или в онлайн-режиме школьнику очень сложно в силу его возрастных и физиологических особенностей. Один из главных подходов в обучении - это единство родителей, детей и учителей. Я бы хотела сказать родителям: доверьте это дело учителям и школе. Они с этим справятся лучше!

- Вы знаете, что родители детей, которые учатся в иностранных дистанционных школах, написали петицию и требуют, чтобы их детей оставили в тех школах, к которым они прикреплены сейчас?

- Конечно знаем. Мы видели эту петицию. Будем работать со всеми, в том числе и с этими родителями.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее