3389

Всё в рамках закона

Судья Восточно-Казахстанского облсуда Назгуль РАХМЕТУЛЛИНА, специализирующаяся на процессах по делам о преступлениях против несовершеннолетних, объясняет нашим читателям, почему так разнятся наказания за сексуальное насилие над детьми.

Всё в рамках закона

- Назгуль Маульхановна, если посмотреть список педофилов, размещенный на сайте правовой статистики, то невольно возникает вопрос: почему судьи столь лояльны к осужденным? Ведь большинство из списка отделались легким испугом…

Назгуль РАХМЕТУЛЛИНА

- Судьи тоже имеют детей и внуков. И не в меньшей степени обеспокоены их безопасностью. Рассматривая такие дела, не могу порой без содрогания читать гнусные подробности злодеяний. Но, как судья, проявляя на процессе беспристрастность, я должна исключить все эмоции, тщательно изучить и проанализировать все обстоятельства преступления, как бы они ни были ужасны по сути.

Судья не может принимать решения, как ему вздумается. Все его действия и решения расписаны и ограничены законом. Я постоянно изучаю судебную практику разных лет, и не только своего региона. По­этому могу разъяснить, чем продиктовано и на основании чего принято то или иное решение.

Вообще дела о преступлениях против половой свободы личности - тема очень щепетильная. Их рассматривают на закрытом судебном заседании не зря: сведения о них являются тайными. Их нельзя разглашать. Поэтому судьи не комментируют их. Но я приоткрою завесу, разъясняя правоприменение.

На упомянутом сайте комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры опубликованы данные об осужденных, совершивших в отношении несовершеннолетних преступления по статьям 120 (изнасилование), 121 (насильственные действия сексуального характера), 122 (половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста) и 124 (развращение малолетних) Уголовного кодекса.

Люди часто путают понятия “половое сношение” и “изнасилование”. Это совершенно разные деяния. Первое отличается от второго отсутствием насилия и наличием признака добровольности. Половое сношение является изнасилованием только в случае, если будет применено насилие, угроза таковым или использовано беспомощное состояние потерпевшего. Поэтому и наказания (санкции) по ним отличаются. То есть если за половое сношение ст.122 УК допускает ограничение свободы, то по другим статьям закон неумолим - только лишение свободы.

Обыватели, говоря об этих преступниках, часто называют их педофилами. Но в законе нет такого понятия. И этот термин нельзя применять абсолютно ко всем этим деяниям. Научно-медицинский словарь говорит о педофилии как о патологическом половом влечении к детям. То есть об осознанном совершении этих действий именно в отношении детей в связи с имеющимися у человека отклонениями.

Определяя вид и срок наказания, суд обязан учитывать обстоятельства, перечисленные в законе. Это и возраст подсудимого (по ст.122 УК он зачастую сам несовершеннолетний или ему только исполнилось восемнадцать), позицию потерпевших и их законных представителей, которые в основном по той же ст. 122 УК в суде просят не лишать свободы, идут на примирение с подсудимым, и др. Все это влияет на вид наказания, потому что санкция ст. 122 предусматривает и ограничение свободы. По другим статьям наказание только одно - лишение свободы, а перечисленные выше обстоятельства влияют только на его срок. Все совершившие насилие лица осуждены к лишению свободы.

- Тогда почему есть примеры назначения мягкого наказания за развратные действия по тому же 78-летнему мужчине и 5-летней девочке?

- Насколько мне известно, 78-летний пенсионер приговорен к ограничению свободы за развратные действия в отношении 5-летнего ребенка по ст. 124 ч. 1 УК. Сторона потерпевшей утверждала, что не было ни физического насилия в какой-либо форме, ни самого полового акта. Старик касался груди и половых органов девочки. Это установило следствие и суды.

Суд принял во внимание в качестве исключительных обстоятельств возраст осужденного, его нетрудоспособность и слабое здоровье, отсутствие судимости и отягчающих обстоятельств. Этот пример исключительный, крайне редкий случай в судебной практике.

В противном случае лицо, озабоченное совершать вышеназванные деяния, как правило, намеренно ищет малолетних, часто гуляет возле детских садов и школ для развратных действий даже без насилия. Это говорит о его повышенной общественной опасности. Именно тогда, когда действия, связанные с психическим расстройством, преступником совершались неоднократно, наказание одно - лишение свободы.

Альтернативные виды наказания не применяются к тем, кто неисправим и, очевидно, может совершить новое преступление. Такие выводы суд делает на основании изучения материалов дела, сведений о личности виновного, его характеристик.

- В соцсетях недавно говорилось о мягких приговорах к ограничению свободы виновных, вступивших в половую связь с 13-летними… Такое возможно?

- Как я уже сказала, ч. 1 ст. 122 УК преду­сматривает за половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, как лишение, так и ограничение свободы до пяти лет. Это преступление отнесено к категории средней тяжести.

Закон (ст. 52 УК) требует: во всех случаях, когда за преступление средней тяжести предусмотрено и лишение свободы, и ограничение, суд обязан обсудить вопрос о назначении ограничения свободы.

А если потерпевшая сторона заявила о возмещении морального ущерба, то суд обязан назначить только ограничение свободы (ч.1 ст. 55 УК). В основном по таким делам потерпевшая сторона, примирившись с подсудимым, просит не лишать его свободы.

Пример. Ему 22 года, ей 13 лет. Начали встречаться, вступили в половую связь. Сообщили родителям о желании пожениться. Но родители девушки воспротивились и обратились в полицию с заявлением об изнасиловании. Что в итоге? В суд поступило дело по ст.122 УК (добровольное вступление в половое сношение). Изнасилование не подтвердилось. Потерпевшая в суде рыдает, клянется в любви к подсудимому и умоляет не судить строго жениха…

Ограничение свободы применено, поскольку девочка в силу особенностей физического и психического развития осознанно (добровольно) шла на сожительство. Тем не менее подсудимый все равно виновен, хотя молодые и желали вступить в брак.

- Но ограничение свободы дают ведь и при “добровольном” сексе с 9- или 11-летним ребенком? За такое грязное преступление!

- Судья обязан руководствоваться исключительно законом, а не негласными правилами. Во-первых, если обвинение поступило в суд по ст. 122 УК (добровольное половое сношение), то суд по своей инициативе не может перейти на более тяжкое преступление. Во-вторых, если родители потерпевшей взяли у виновного деньги за компенсацию морального вреда, примирились с виновным и просили не лишать его свободы, то суд обязан подчиниться закону и назначить по ст. 122 УК наказание, не связанное с лишением свободы.

Без подробностей приведу пример, когда суд посчитал, что при 11-летнем возрасте потерпевшей имело место добровольное половое сношение, а не изнасилование. Мама девочки, когда ей уже было тринадцать, прочитала в телефоне дочери переписку, из которой поняла, что та имеет сексуальные отношения с молодым человеком. В ходе следствия выяснилось, что это не первый ее половой партнер, что она уже в 11 лет начала встречаться с 16-летним юношей. Встречи переросли в сексуальные взаимоотношения.

Эксперты психолого-психиатрической экс­пертизы установили, что потерпевшая была достаточно информирована в вопросах половых отношений, понимала физиологический смысл и значение полового акта, испытывала к парню симпатию и имела желание на добровольное половое сношение... В итоге дело поступило в суд по ст. 122 УК, по этой же статье парень осужден.

- Вроде бы все логично: не было насилия, акта - нет и лишения… Но ведь гнусность совершена и осталась ненаказанной, это же несправедливо…

- Справедливая по своему содержанию норма закона может привести и к несправедливым последствиям. Мы убедились в этом. Стороны по делу, общественность понимают справедливость по-своему. Законное решение суда не всегда считают справедливым. То, о чем говорила выше: суд по закону не может по своему усмотрению осудить человека по более тяжкой статье, даже если увидит, что совершено именно такое преступление. Суд связан обвинением, которое определили прокурор и органы следствия. Если поступает дело по ст. 122 УК (добровольное половое сношение, за которое закон предусматривает и ограничение свободы), то суд не вправе осудить за изнасилование, даже если установит этот факт. Даже отягчающие обстоятельства должны быть перечислены в обвинительном акте следствием и прокурором. Если отягчающие обстоятельства не указаны и даже если установлены по делу, то суд обязан писать об их отсутствии.

Законны ли действия суда? Да, потому что другого решения суд не вправе принять. По закону. Справедливо? Нет. То же и со ст. 55 ч. 1 УК: если подсудимый возмещает моральный вред и потерпевшая сторона заявляет об этом, то суд уже не может назначить по ст. 122 УК лишение свободы. Назначается ограничение свободы. Законно? Да. Справедливо? Многие считают - нет.

Надо понять одно: суд - это состязательность между обвинением и защитой. Судья должен найти золотую середину, когда обвинение требует осудить, а защита - оправдать. Суд не может осуждать за более тяжкое деяние, чем требует обвинение. Проще говоря, если прокурор требует осудить подсудимого за кражу, то суд не вправе осудить его за грабеж, даже если это выяснится во время главного судебного разбирательства (грабеж - более тяжкое преступление, чем кража. И сроки наказания за него тоже намного больше. - Г. М.).

Поэтому, если кто-то не согласен с приговором в таких ситуациях, претензии должны быть к обвинению, а не к суду. Плюс не забывайте: сейчас суд не вправе вернуть на досудебное расследование дело. Это нюансы, но они очень важны для понимания уголовного правосудия. На таких принципах основано и мировое уголовное правосудие.

- А что значит “примириться”? Разве такое деяние можно простить?

- Ранее действовавший уголовный закон был либеральным. Тогда и изнасилование, и развращение малолетних без отягчающих обстоятельств относились к преступлениям средней тяжести, вообще могли быть прекращены за примирением сторон.

На упомянутом выше сайте есть данные о 31-летнем осужденном по ст. 124 УК в 2014 году. Он совершил развратные действия без насилия в отношении 13-летней девочки. За такое на тот момент закон предусматривал как лишение, так и ограничение свободы. При отсутствии отягчающих обстоятельств за совершение преступления средней тяжести (а это деяние было тогда отнесено к таковым) оснований для реального лишения свободы у суда не имелось. Приговор (три года ограничения свободы) не опротестован и не обжалован.

В 2013 году 28-летний парень признан виновным в совершении развратных действий без насилия в отношении 10-летней девочки. По тем же причинам: мягкость действовавшего тогда закона и отсутствие отягчающих обстоятельств оснований для реального лишения свободы не было. Приговор (четыре года условно) не был опротестован или обжалован.

Как примиряются? Вот такое помню до сих пор. Дело рассмотрела по ст. 124 ч. 1 УК. Это еще до поправок в закон. 19-летний парень совершил развратные действия (без насилия) в отношении пятилетней соседской девочки. Ее мать в суде заявила о прекращении дела, потому что получила деньги в счет возмещения ущерба. Бабушка девочки в коридоре отговаривала дочь от примирения, но та настояла. В итоге дело прекращено, так как действовавший закон обязывал суд в случае примирения сторон по преступлениям средней тяжести прекратить производство по делу.

- А как выглядит судебная практика после недавних поправок в УК?

- Поправки в УК, внесенные после поручения президента, значительно ужесточили наказание за половые преступления. Введено пожизненное лишение свободы за изнасилование ребенка. Изнасилование перевели в категорию тяжких преступлений. Новые нормы закона ужесточают наказание за изнасилование детей, насильственные действия сексуального характера. Теперь за эти преступления дают до 20 лет лишения свободы или пожизненное заключение. Насильник и жертва теперь не могут примириться, и дело не может быть прекращено. Насильники детей не могут быть условно осуждены и ходатайствовать в период отбывания лишения свободы о его замене более мягким видом наказания.

За 2018-2019 годы и первый квартал 2020-го по ст. 120 ч. 4, ст. 121 ч. 4 и ст. 124 УК (за сексуальные преступления в отношении малолетних) признаны виновными 335 лиц. Из них реально лишены свободы 329 (98,2 процента). До пяти лет - трое (0,9 процента), от пяти до 12 лет - 141 (42,9 процента), от 12 до 15 лет - четверо (1,2 процента), от 15 до 20 лет - 164 (49,8 процента), свыше 20 лет - 16 (4,9 процента). К пожизненному лишению свободы - один (0,3 процента). Химическая кастрация применена в отношении 26 лиц.

- Вы сказали только о 329 из 335, которые реально сидят в местах не столь отдаленных… А шестеро оставшихся?..

- Осужденных за развращение малолетних не к лишению, а к ограничению свободы четверо (1,2 процента). Это всего, повторюсь, за 2018-2019 годы и первый квартал 2020-го. Такое наказание каждому из них назначено с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств и того, что сами представители потерпевших не просили лишать их свободы. Кроме того, принят во внимание преклонный возраст одного из осужденных (78 лет - о нем я говорила выше), двое других - сами несовершеннолетние (им обоим исполнилось по 17). Четвертый хотя и предан суду по ст. 124 ч. 1 УК, но по новому обвинительному акту был осужден за хулиганство в пределах санкции ч. 1 ст. 293 УК. То есть государственный обвинитель сам отказался от обвинения в развращении малолетнего. В этом случае осуждение по ч.1 ст.124 УК исключается.

По всем четырем делам приговоры потерпевшими и прокурорами не обжалованы.

Подготовила Гульмира МУХАНБЕТЖАНОВА, фото автора, Усть-Каменогорск

Поделиться
Класснуть