11916

Токал не жена, той не разорение

“В головах у людей бардак. Оттого неразбериха в этой жизни!” - так прокомментировал скандалы, связанные с трактовкой казахских обычаев, Бердалы ОСПАН. Автор книги “Салттар əлеміне саяхат” (“Путешествие в мир казахских традиций”) и более ста статей о традициях казахского народа считает: нация вымрет, если извращать то, что завещали предки.

Токал не жена, той не разорение

- Говорят, что сейчас в нашей стране нет идео­логии. Но я считаю, что казахская идеология базируется на патриотизме - родина для любого казаха важна в первую очередь. А начинается она с уважения старших и с того, что с родителями надо говорить на вы, - рассуждает Бердалы. - А самые главные радости у казахов, как и раньше, две: рождение ребенка и когда в дом приходит поэт. Ведь мы по натуре философы и очень любим общаться. Не хан у нас главный, а именно поэт. Это золотые правила, традиции, на которых держится казахская нация. Иначе путаница во всем.

- Но почему тогда говорят: без агашки ты никто?

- Это инстинкт, который присущ любому человеку независимо от нации. Просто каждый хочет выжить. Мало того, хорошо жить… Вот сегодня закончил статью о традиции, которая называется “келін қайтару” (“возврат невесты”). Это не очень приятное событие, потому что девушку уже засватали, заплатили за нее калым и вдруг возвращают обратно в дом родителей. Но в жизни может всякое случиться, и даже здесь казахи все обставляют мудро и поэтично.

- Что касается невест. Когда в полицейской хронике мелькают сообщения о том, что где-то у нас украли невесту, то общество обрушивается на мужчину с обвинениями в дикости. А он, как и вы, говорит: это золотые правила…

- Если вы меня любите, я люблю вас, но нечем заплатить калым, то что остается делать? Вот, например, великий акын Жамбыл ЖАБАЙУЛЫ, который был из рода екей, украл девушку по имени Бурым, хотя она уже была засватана другим. Это была большая любовь. А потом к нему обратились аксакалы из его рода: “Так нельзя. Та сторона заплатила калым и требует свою невесту назад. Мы понимаем твои чувства, но если ты не возвратишь девушку, то начнутся межродовые распри”. И он был вынужден согласиться.

Но воровать девушку против ее воли нельзя. Надо знать, что у казахов был закон “Жеті жарғы” (“Семь сводов”), и там не говорится о том, что надо красть женщин. Это была крайняя мера, когда срабатывал инстинкт самосохранения. Давайте говорить открытым текстом: мужчине просто нужна женщина. Это инстинкт. Еще бывает, когда любящие парень и девушка не получают одобрения родителей, и тогда с согласия невесты жених крадет ее. Но сегодня насильную кражу девушки надо не только осуждать, но и наказывать за это по всей строгости закона.

- Кстати, сейчас серьезным нападкам подвергаются девушки-казашки, которые встречаются с парнями другой национальности. Пару лет назад в сети даже запустили акцию: снимали такие пары и выкладывали видео для всеобщего порицания. И те самые “судьи” ссылались именно на традиции.

- Когда я читаю, что пишут такие умники, дающие волю эмоциям, просто сочувствую им… Интернациональные семьи среди казахов были. Они жили по казахским законам. И их называли шала-казахами. Знаменитая певица Майра УАЛИКЫЗЫ, о которой написал исследователь казахской музыки Ахмет ЖУБАНОВ, была из такой семьи. Но сейчас название “шала-казах” применяют в другом значении, и оно воспринимается как обидное. Так называют тех, кто не знает казахского языка, потому как “шала” означает “ни туда ни сюда”. Когда-то малыша, который родился раньше времени, подвешивали в лисьем тымаке, чтобы он выжил, и называли его шала. Такому недоношенному ребенку могли даже дать имя Шалабай или Шалабек. А когда сегодня некоторые наши известные личности кричат, оскорбляя кого-то шала-казахами, я просто диву даюсь такой безграмотности. Ощущение, что дали им флаг в руки, и они бегут, сами не зная куда.

- Еще одна животрепещущая тема - насилие над женщинами. И это якобы традиция. По данным ООН, 14 процентов казахстанок считают, что супруг вправе бить жену за проступок…

- В том же своде правил “Жеті жарғы” все прописано. И если там говорится, что “женщина не пересекает дорогу мужчине”, то это значит, что даже взрослая женщина не переходила дорогу, когда подросток вел на водопой своего бəсіре (коня), которого ему дарили родственники на один мушель (двенадцатилетие). Почему? Женщина таким образом давала понять, что теперь он настоящий мужчина, защитник, который в случае необходимости пойдет вое­вать с врагами.

А если кто-то будет ссылаться на Коран, то тут я могу говорить лишь как культуролог, знающий исконно казахские традиции. А казахи говорят: “Рай находится у ног матери”. Тогда как можно поднять руку на женщину? И дочерей казахи любят больше, чем сыновей, ведь девочек отдают в чужую семью, а это очень тяжело. Вот почему дочери и сестренки, приехавшие погостить, по традиции имеют право забрать все, что им понравится. Сказала сестренка: “Какой классный телефон!” - значит, ты должен в карман ей его положить. Воскликнула племянница: “Отличный ковер!” - и ты его уже сворачиваешь, пусть забирает! У казахов есть шуточная пословица “Если дочь в гости приезжает - даже веник в доме прячется”.

- А как же Улбопе, Даметкен и другие подобные имена?

- Включите логику! Это значит лишь одно: пусть следующим будет мальчик, ведь в степи без мужчин выжить было очень трудно. Тем более зимой, когда надо ходить за лошадьми, овцами. Однажды отцу станет 50, 60 лет, уйдут силы, и ему в помощь нужны сыновья. Поэтому мы не должны делать из казахов монстров, они никогда не закапывали девочек при рождении живьем в землю, как это делали в древности арабы.

- Значит, отсюда знаменитое: “Возьму токал, потому что жена одних девочек рожает”?

- Традиция многоженства у наших предков действительно была. В то время инстинкт самосохранения подсказывал, что человек должен иметь много детей, ведь не все выживали в тяжелых условиях. Но сегодня все изменилось, жизнь другая, и словом “токал” просто прикрывают любовниц - ойнас. Такое поведение всегда осуждалось сводом законов “Жеті жарғы”, известным со времен Тауке-хана, жившего в XVII веке. Где прилюдные объявления сегодняшних мужчин, что они берут токал, и почему их жены не заявляют о своем согласии на это?

Возьмите отца академика Каныша САТПАЕВА, который прожил с единственной женой 25 лет и не имел детей в этом браке. Аксакалы собрались, посоветовались и сказали, что ему нужна вторая жена, а у первой при этом спросили согласия. Тогда она сказала: “Я сама выберу ему женщину”. Так на свет появился наш прославленный академик-геолог, общественный деятель, и именем Каныша Сатпаева даже названа звезда… А сейчас любовницу называют токал, это неправильно. И это очень серьезная тема.

- А как вам шуточная тема: “Келинка тоже человек?” Или все-таки нет?

- Ну тут все элементарно. Келін, кел означает “приди”, “сделай салем”, чтобы уважить старших. И на самом деле через такое уважение келин напоминает, что она чужой ребенок в этой семье, а потому нельзя ее обижать. А символ келин платок - это гигиена во время приготовления пищи. Теперь почему-то наши умники считают, что делать салем и носить платок - это унижение для келин. Вот так традицию и исказили.

- Наверное, это касается и традиции ауызға тукіру (“поплевать в рот”)? Даже народному любимцу Торегали ТОРЕАЛИ пришлось долго извиняться и оправдываться, когда год назад он поплевал в рот мальчику, который во время концерта вручал ему цветы.

- Это одна из самых древних традиций казахов. Считаю, что не стои­ло певцу извиняться перед необразованными людьми, которые совершенно не знают духовности своего народа. Никаких вирусов и заразы он не мог передать мальчику, ведь никто смачно не плюет большую порцию слюны в рот ребенка. Просто несколько раз говорят “тiфә, тiфә” (“тьфу, тьфу”). Я и сам делал так же. Однажды с музыкантами из группы “Дара” был в гостях, и там ко мне поднесли ребенка: “Вы уважаемый человек, культуролог, писатель, музыкант и художник. Хотим, чтобы наградили своим даром нашего ребенка!”

С этой традицией схожа аунатып алу: туда, где сидел уважаемый и знаменитый человек, сажают ребенка. Верят, что ему перейдут хорошие качества. Помните, после недавней встречи с президентом Токаевым молодежь устремилась на его место? И я просто поражаюсь, как сегодня люди, имея дорогие телефоны, которые выводят их в интернет, не знают таких элементарных вещей. И травля Торегали - это то же самое, как сейчас несведущие люди накидываются на тех, кто проводит тои. А вы знаете, какая у любого казаха главная мечта?

- Какая?

- Выдать замуж свою дочь, женить сына, чтобы родились внуки и он чувствовал себя нормальным, полноценным человеком в окружении родственников. Вот почему для нас той - самое главное. И меня очень возмущают нынешние модные заявления: “Ой, у него денег и так не хватает, а он кредит берет и той устраивает!” В таких случаях я говорю: “Какие твои проблемы? Разве из твоего кармана он кредит погашать будет?” Значит, если кто-то в кредит покупает дорогой джип или дом строит - он герой, а если я решил просто по-человечески быть счастливым, это осуждается обществом.

Хочу напомнить, что той вообще-то - это право любого человека на радость. А если человек нищий, то тем более он имеет право хотя бы чему-то порадоваться в этой жизни. Тогда какое право имеет тот же Фейсбук меня осуждать, если я хочу справить той? Я никогда не прохожу мимо таких обсуждений в соцсетях и всегда пишу резкие ответы всем умникам. И тут современные моралисты забывают очень важную традицию - тойана беру (“дарение подарков”). Сто человек пригласили на той, и каждый принес по 10 000 тенге - вот вам и миллион! Не зря говорится, той - казна народа, то есть приличная сумма, подарки, принесенные гостями, помогут хозяину покрыть расходы. Ну а мы, если и дальше будем извращать свои традиции, просто подпишем смертный приговор всему, что выверено веками.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее