23907

Школьные перемены

Закон “О статусе педагога”, объединение средних учебных заведений, подушевое финансирование школ. О том, что все это даст для развития отечественной системы образования, мы поговорили с вице-министром образования и науки Бибигуль АСЫЛОВОЙ.

Школьные перемены

Подушевое финансирование школ внедряется поэтапно. Начиная с сентября 2018 года первыми по схеме “деньги идут за учеником” начали финансировать школы Нур-Султана. С начала этого учебного года на новую систему перешли общеобразовательные учреждения Алматы и Шымкента. В следующем году подушевое финансирование внедрят во всех 1600 городских школах страны. Сельские школы останутся на сметном финансировании.

В Минобразования и науки говорят, что за счет внедрения поду­шевого подхода в распределении средств увеличится финансирование школ, возрастет конкуренция между ними, а значит, вырастет и качество образования. В идеале должно быть так: сильные учебные заведения потянут за собой слабые, ведь чем меньше учеников, тем скромнее бюджет школы. Но, как показывает пример Алматы, где сейчас не хватает 23 тысяч ученических мест, а через четыре года эта цифра согласно прогнозам увеличится еще на 7 тысяч, до идеала еще далеко. С этого мы и начали разговор.

- Бибигуль Амангельдиновна, в Алматы помимо нехватки мест в школах есть и другая проблема - неравномерное распределение учеников: все хотят попасть в более сильные учебные заведения. Вы ранее говорили, что подушевое финансирование должно выравнять ситуацию: мол, школы должны почувствовать, что вместе с детьми пришли и деньги, и начать бороться за них. Но если в классах по 35-40 учащихся, директор не заинтересован привлекать детей. Так что не очень-то заметен эффект от внедрения подушевого финансирования.

- Все школы Алматы перешли на подушевое финансирование только с сентября 2019 года и получили средства на первые четыре месяца. Прошло слишком мало времени, чтобы делать какие-то выводы и видеть результаты. Действительно, переполненные городские школы не почувствовали усиления конкуренции с внедрением поду­шевого финансирования. В большей степени оно отразилось на тех школах, которые не в полной мере финансировались в течение последних двух-трех лет.

Какова ситуация сейчас? Школы получили деньги, они должны приобрести то, что им необходимо для развития. Недавно я встречалась с директорами школ Алматы и поняла, что не у всех есть четкое видение того, как действовать дальше, как именно осваивать эти средства. В Нур-Султане к данному вопросу подошли комплексно. Там к моменту перехода на по­душевое финансирование каждая школа имела четкий план развития на ближайшие три года. В Алматы такой готовности не было. Я дала две недели, чтобы это было исправлено. Замечания получил заместитель руководителя управления образования города, который курирует вопрос финансов, это его задача. Сейчас мы готовим соответствующий запрос на имя акима Алматы о степени его ответственности. У меня есть к нему вопросы.

- А к руководителю управления образования у вас их нет?

- Я же финансист и отвечаю за эту сферу - организацию процесса перехода на подушевое финансирование.

Что касается неравномерного распределения учеников в школах, то это системная болезнь, которая характерна для всех городов Казахстана, даже небольших. Есть так называемое сарафанное радио, оценка родителей, и я считаю, что она самая объективная. Да, в школы, о которых говорят, хотят попасть все.

- Но ведь управления образования не признают, что есть более и есть менее популярные школы как раз из-за уровня обучения в них. Когда начинаешь об этом говорить, то слышишь в ответ: “У нас все школы одинаковые”.

- Школы действительно разные, и в Алматы в том числе, поэтому родители и возят детей через весь город в ту школу, в которой выше уровень образования. Но так не должно быть. Во всех школах должен быть одинаковый уровень обу­чения, и достижение этой цели является задачей управления образования.

Вот в Москве сильные школы объединили с близлежащими для внедрения практикуемых в них передовых подходов в обучении и менеджмента. В Алматы школы находятся недалеко друг от друга, здесь также можно применить такой опыт.

- Как вы знаете, сейчас в Казахстане идет процесс объединения больниц. Многим представителям медицинского сообщества это не нравится, и понятно почему: в каждой клинике свой главврач, администрация, никто не хочет терять насиженное место. И в школах есть директор, завучи. Не захотят они ни с кем объединяться.

- Любая реорганизация проходит болезненно. В Нур-Султане некоторые школы уже объединились, но там сделать это было несколько проще, так как в городе часто открываются новые школы. В школах Алматы с многолетними традициями данный процесс будет сложным, однако мы продолжим над этим работать. Сейчас разработан приказ, согласно которому директор школы будет назначаться на четыре года, а переназначаться только после рекомендации наблюдательных советов школ. Он не сможет находиться в одной школе более двух сроков. К решению всех вопросов, связанных с жизнедеятельностью школы, должно активно подключаться родительское сообщество (попечительские советы).

- Вы наверняка слышали, что глава Минздрава Елжан БИРТАНОВ выступает за подчинение местных управлений здравоохранения непосредственно министерству, а не акиматам, как сейчас. В Министерстве образования нет подобной идеи?

- В системе здравоохранения около трех тысяч больниц. У нас же только школ семь тысяч плюс детские сады и колледжи. Поэтому речь не идет о том, чтобы подчинить местные управления Министерству образования и науки. Но вскоре изменится вертикаль назначения в регионах. Школы теперь будут финансироваться из бюджета области. Назначать руководителей райотделов образования и директоров школ будет непосредственно управление образования области с согласованием в министерстве. В данный момент эта компетенция находится у акима района. Городов с особым статусом - Алматы и Нур-Султана - изменения не коснутся.

Но дело не только в подчинении - многое зависит от менедж­мента на местах. По сравнению с прошлым годом количество частных школ выросло на 50 процентов. В истории Казахстана такого еще не было. Так что конкуренция будет расти. Да, в Алматы сложно с землей, строят не так много школ. Возможно, некоторые директора ошибочно думают: дети никуда не денутся. Но вскоре будет разрешена реконструкция простаивающих (пустующих) объектов под школы. В ближайшей перспективе частные школы привлекут детей из государственных. Однако общество ждет эффекта сейчас. К сожалению, руководители управлений образования на местах не доводят до директоров и учителей наши идеи. Очевидно, буду встречаться раз в месяц с директорами школ Алматы - придется временно эту функцию взять на себя.

- Сейчас на обучение одного школьника в Алматы и Шымкенте выделяют 224 335 тенге в год. Правильно? Если у родителей собирают деньги на покупку штор, чистящие средства или…

- Когда я разговаривала с директорами школ, то сказала им: “У вас все есть - прекратите поборы”. Неприятно, когда говорят, что в школах на что-то собирают деньги. В Нур-Султане за год работы уровень поборов снизился на 40 процентов, жалобы на них стали единичными. Это нужно прекращать. В норматив подушевого финансирования включены затраты на материально-техническое оснащение - около 15 тысяч тенге на каждого учащегося ежегодно. В школах с достаточным количеством детей получится приличная сумма на укрепление материальной базы. Поэтому у школ есть деньги на покупку интерактивных досок, компьютеров, ученической мебели, хозяйственных и канцелярских товаров. Распределение средств необходимо решать совместно с попечительским советом.

- Бибигуль Амангельдиновна, вы были ответственны за разработку законопроекта “О статусе педагога”. Когда все начиналось, обещали учителям многое, в том числе социальные льготы и материальную поддержку. Сейчас проект закона на рассмотрении в парламенте, и в нем практически не осталось таких мер. Учителя недовольны законопроектом.

- Они не недовольны, а, к большому сожалению, просто не знают, что именно есть в этом законе. Я поняла это, когда была в Алматы. Управления образования не доводят до сведения педагогов те новшества, которые идут сверху. На самом деле законом учтены многие моменты, связанные с оплатой труда работников организаций образования. Документ соответствует всем международным требованиям. Для нашей страны данные изменения являются новшеством.

Мы впервые определяем статус учителя. Нет ни одной профессии, о которой речь шла бы в таком ключе. Это уже большое достижение. В этом законе мы собрали все права, которыми обладает учитель на уровне разных законов. Как у нас сейчас? Педагоги и приравненные к ним педагогические работники - это методисты, преподаватели дополнительного образования и т. д. Теперь они будут наделены такими же правами, как и педагоги, закон уравнивает всех. К категории педагогов добавятся примерно сто тысяч специалистов. У них увеличится продолжительность отпуска. Они будут получать соответствующие доплаты и надбавки. И директора будут получать надбавки за квалификационные категории. Кроме этого мы увеличиваем заработную плату всем педагогам.

- Но учителя говорят, что прибавка не такая уж и большая...

- Если учителя так думают, то ошибаются. В среднем для учителя с 15-летним стажем и высшей категорией в течение четырех лет зарплата вырастет на 267 процентов.

- О какой сумме идет речь?

- Например, если сегодня педагог первой категории с высшим образованием и 15-летним стажем получает 132 тысячи тенге, то к 2023 году, в течение четырех лет поэтапно, его зарплата вырастет до 353 тысяч тенге.

- А в следующем году?

- Если сегодня 132 тысячи, то будет 175 тысяч. Мы вводим надбавку за магистратуру в 25 тысяч тенге.

- Сейчас на бирже труда зарплата молодого учителя 75 тысяч тенге. Хорошо, будет еще надбавка. Для сельских школ это, возможно, неплохо. А для городских?

- Мы вводим нормы, в рамках которых аким может предусматривать доплаты педагогам. Это делается для привлечения молодых специалистов. В России, например, в течение трех лет делают надбавки до 50 процентов. У нас могла бы быть отдельная программа. Тем более что со следующего года все, кто учился на гранте по педагогическим специальностям, должны будут отработать три года. Я понимаю, что сложно обеспечить конкурентоспособную зарплату. Но в Алматы, например, должны применять стимулирующие компоненты для лучших педагогов.

- Есть мнение, что ваше министерство не отстояло своих позиций, пошло на поводу у коллег из других ведомств, которые стали говорить, что не хватит денег на то, чтобы реализовать закон в том виде, в котором он был изначально представлен.

- Дело не в отстаивании этих норм. У Казахстана есть возможности бюджета и среднесрочные прогнозы, план развития страны.

- Тогда зачем нужно было всеобщее обсуждение законопроекта?

- Мы должны были выслушать мнение педагогического сообщества. И не от всего мы отказались. К примеру, вопрос о снижении пенсионного возраста еще стоит в повестке. Есть ряд депутатов, которые настаивают на этой норме. Но этот вопрос связан с пенсионной системой и с тем, что у многих педагогов не так много накоплений - они не смогут покрыть расходы, связанные с их будущей пенсией. А если они будут получать большую зарплату, то и накопления возрастут. Так что не знаю, нужно ли снижать пенсионный возраст. Пока этот вопрос открытый.

Обсуждается льготный проезд педагогов на железнодорожном транспорте, возмещение коммунальных услуг преподавателям, которые вышли на пенсию. А разве плохо то, что учителей не будут привлекать к участию в разных мероприятиях, не связанных с их основной деятельностью? То, что они будут получать доплаты за классное руководство, проверку тетрадей, наставничество? Это достаточно хороший объем материальных стимулов. И потом, жизнь, экономика не стоят на месте. Придет время, и мы вернемся к тем вопросам, которые обсуждали сейчас.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее