4970

Пока взрыв не грянет, никто не перекрестится

Адвокат Ергали БЕРЛИБАЕВ: За ЧП в Арыси должны отвечать не только военные

Пока взрыв не грянет, никто не перекрестится

Президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что виновные в страшной трагедии будут наказаны. Бывший сотрудник прокуратуры, а ныне адвокат Ергали Берлибаев уверен: трагедии в Арыси можно было избежать или хотя бы значительно уменьшить потери. Все, что для этого было нужно, - профессиональное отношение к своим должностным обязанностям не только со стороны руководства воинской части, где взрывались снаряды, но и тех, кто отвечает за порядок вокруг армейского подразделения - в первую очередь акимат и прокуратура города.


Эти выводы юрист сделал на основе своего опыта - в 2006-2007 годах Ергали Егенберлиевич занимал должность прокурора города Приозерска, вокруг которого в прямом смысле слова валялось огромное количество боеприпасов, оставшихся еще с советских времен. И тогда возможную трагедию удалось предотвратить.

- Я служил в Генеральной прокуратуре, а в августе 2006 года был назначен прокурором Приозерска, - начинает разговор Ергали Берлибаев. - Каждый рабочий день я начинал с просмотра сводок за истекшие сутки и однажды обратил внимание, что неподалеку от города обнаружено 20 неразор­вавшихся снарядов. Спустя несколько дней нашли еще десяток снарядов, потом еще и еще. Я поинтересовался у местных коллег, с чем это связано, и мне объяснили, что Приозерск в советские годы был центром военного полигона Сары-Шаган, где проходили масштабные испытания новейших видов вооружения. После развала СССР военные городки были брошены, часть боеприпасов просто не смогли вывезти, а закопали прямо в степи. Рыли огромные котлованы, сбрасывали в них снаряды и закапывали. Спустя годы местные жители начали вести раскопки на месте этих могильников - доставали вооружение, вытаскивали из них ценные металлы и сдавали. По сути, вокруг был один сплошной полигон и в любой момент могла начаться череда взрывов.

- И как вы с этим боролись?

- Загвоздка была в том, что Сары-Шаган и сейчас частично арендуется Россией, при этом полигон занимает земли четырех областей, а я был всего лишь прокурором маленького города. Но я решил лично проводить проверки, выезжал на территорию, и в первой же поездке мы обнаружили 28 бочек с напалмом - это такая горючая смесь. Этого объема хватило бы сжечь весь Приозерск! Я доложил о находке вышестоящему руководству, поднялся большой шум, было очень много публикаций в СМИ, даже зарубежные издания об этом написали. После этого на территорию региона приезжал министр обороны, была дана команда взять под контроль выявленные могильники с вооружением. Я понимал, что в таком месте навести порядок очень сложно. Огромная территория, заброшенные, абсолютно пустые военные городки, старатели разбирают многоэтажные дома, вывозят кирпич и другие стройматериалы. И все это ничейное, никому не принадлежит! Разумеется, и оружие постоянно находили. Но я считаю, что именно тогда удалось изменить отношение к ситуации, и Министерство обороны начало принимать меры по утилизации брошенного арсенала. Помню, местные власти трудно было расшевелить. Например, акимат Жамбылской области даже не знал, что часть полигона больше не находится в аренде, и за этой территорией нужно следить. Кстати, хочу отметить, что российские войска, расквартированные на полигоне, спокойно шли на сотрудничество. Я лично встречался с командующим войсковой части, стоящей в закрытом городке Балхаш-9, а также с командующим полигоном. Генерал меня принял, рассказал о проблемах, пообещал помощь. Я тогда понял, что даже занимая невысокую должность прокурора маленького городка, можно наводить порядок. И вот сейчас я следил за тем, что происходило в Арыси, и понял, что это недоработка всех органов сразу.

- Можете пояснить?

- Сейчас все говорят, что Министерство обороны недосмотрело за своими складами. Согласен, это вина командования части. Но чем занимался военный прокурор этого региона? Он ведь для того и поставлен, чтобы осуществлять надзор за деятельностью армии. Уверен, сейчас будет разбирательство, и нужно выяснить, когда прокуратура последний раз была на территории части, какие рекомендации были даны офицерам, вообще, как часто проходили проверки арсенала. Причем это вопрос местных исполнителей. Не думаю, что, находясь в столице, можно контролировать то, что происходит в маленьких городках. То же самое касается и ответственности гражданских лиц - акимата Арыси и прокуратуры.

- В чем их вина?

- В новостях показывали, что больше всего повреждены дома, построенные в непосредственной близости от воинских складов. Причем эти постройки находятся в 50-100 метрах от забора с колючей проволокой! Почему акимат Арыси выдавал разрешения на строительство домов в непосредственной близости от военных объектов? Это же грубейшее нарушение Земельного кодекса! Возникает и другой логичный вопрос: почему прокуратура Арыси не пыталась изменить ситуацию? Надзорный орган обязан был принудить акимат выкупить эту землю у людей под госнужды, предоставить жителям другие участки, выплатить компенсации, помочь с переселением. Поэтому мне очевидно, что здесь должна быть коллективная ответственность всех госорганов Арыси и очень тщательное расследование всех обстоятельств случившегося. Только в этом случае можно сделать правильные выводы и избежать повторения ситуации. Ведь таких населенных пунктов, где стоят воинские части с серьезным вооружением, у нас очень много.

- Кстати, а почему вы больше не работаете в прокуратуре, а стали адвокатом?

- Это длинная история. У меня, как и у многих сотрудников прокуратуры, был свой недоброжелатель, который воспользовался ложным доносом, чтобы добиться моего понижения даже без проведения проверки. Я был вынужден перевестись в другой регион, а потом принял решение уволиться. Хотя нет худа без добра. Став адвокатом, я начал глубже вникать в проблемы людей, появилось понимание, в каких изменениях нуждается наше законодательство, что следует предпринять, чтобы улучшить жизнь простых казахстанцев.

- А что в итоге стало с тем недоброжелателем?

- Он был приговорен к 14 годам лишения свободы и сейчас отбывает наказание.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Юрия БЕККЕРА и с сайтов ztb.kz, sputniknews.kz, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее

42 500: на этот раз -  все за и против? Злоба дня
42 500: на этот раз - все за и против?

Казахстанцы, зарабатывавшие до введения ЧП и карантина легально ежемесячно более 500 тысяч тенге, а сейчас временно потерявшие работу и, соответственно, довольно ощутимые доходы, подают заявления на получение соцпособия в 42 500 тенге.

370