3740

“Наши женщины - самые несчастные!”

- безапелляционно заявляет певица и общественный деятель Акмаржан КУШЕРБАЕВА, известная в стране под творческим псевдонимом KALIYA. Она опирается на знания и опыт, полученные в результате сотрудничества с фондом ООН в области народонаселения ЮНФПА. Она единственная из казахстанских селебрити, кто является его официальным спикером, занимается от его имени вопросами репродуктивных и гендерных прав. Мы встретились накануне женского праздника, и разговор получился совсем непраздничный.

“Наши женщины - самые несчастные!”

- Сегодня в нашем обществе все лицемерят и хотят казаться высокодуховными, поэтому любят делать “приятные” заявления. Мы, видите ли, против абортов 16-летних! Мы, видите ли, за многодетных матерей! Но для начала надо же разобраться в сути проблемы! - с места в карьер объясняет свою позицию Акмаржан.

Акмаржан КУШЕРБАЕВА

- Значит, вы поддерживаете предложение снизить возрастной барьер несовершеннолетних для получения ими всех мед­услуг? И, в частности, ратуете за то, чтобы позволить нашим девушкам делать аборты с 16 лет без согласия родителей?
- Да, я считаю, что медицинские услуги должны предоставляться нашим детям с 16 лет, а в некоторых случаях и раньше, без участия родителей. Вот случай, о котором я узнала от представителей одной нашей НПО, работающей с онкобольными детьми. Религиозная семья не разрешала даже брать анализы у своего ребенка, который, как выяснилось, болел саркомой. Родители считали, что ребенка надо усиленно отмаливать, а не водить по врачам. А он говорил, что хочет жить, просился в больницу, был готов пройти химиотерапию. Но врачи в таких случаях повязаны по рукам и ногам, ведь за ребенка все решали родители. И что скажут на это те, кто доказывает с пеной у рта, что до 18 лет ребенок не может сам решать вопросы своего здоровья?
Что касается абортов, то после поднявшейся, я считаю, нездоровой шумихи их уже исключили из перечня медуслуг в этом законопроекте. Эту тему как очень щепетильную просто вырвали из важного в целом и очень нужного законопроекта и стали ее муссировать, зарабатывая на этом очки. Хотя тема абортов была в нем самая мизерная. Ведь если мы разрешаем нашим детям вступать в половые отношения с 16 лет, то логично разрешить им и все остальное, не правда ли? Вместо этого в обществе создали образ глупых, жестоких законотворцев и бездушных врачей-палачей, которые только сидят и ждут, что к ним потоком будут идти 16-летние девочки и они всем подряд будут делать аборты. Но на самом деле в молодежных медцентрах здоровья, куда согласно новому законопроекту попадет беременная девочка, в приоритете, наоборот, сохранять беременность. С ней специалисты проведут такую беседу, что она захочет оставить своего ребенка, ведь любой гинеколог знает, что ранний аборт может привести к бесплодию.
Еще некоторые у нас договорились до того, что заявили: если девушкам с 16 лет разрешать делать аборты без участия родителей, то это развяжет руки педофилам. Мне опять непонятна логика: покажите мне педофила, который, сделав свое ужасное дело, будет сидеть и выжидать, когда же он сможет повести свою жертву на аборт? Абсурд какой-то! И пока все несут этот абсурд, наши дети все-таки ведут половую жизнь. По официальным данным, она начинается у казахстанских подростков в 14 лет. И наши девушки беременеют, а потом, не имея возможности самостоятельно решать свою судьбу, что только не делают, чтобы избавиться от ребенка!
Мне, как спикеру ЮНФПА, в командировках по стране рассказывали разные жуткие истории: девчонки, чтобы вызвать выкидыш, и в саунах сидят, пока кровотечение не начнется, и спицами себе матку прокалывают, и пьют кошачьи таблетки для выкидышей, и идут в подпольные гинекологические кабинеты. О каком будущем здоровье нашей нации мы можем говорить, если такое происходит? Ну и совсем страшные факты известны всем: девушки выбрасывают своих новорожденных детей то в уборные, то в мусорные баки, а потом еще некоторые сами накладывают на себя руки.
- Женский суицид - это тоже ваша тема?

- По официальным данным, Казахстан находится на четвертом месте по суицидам в мире, а среди стран СНГ мы на первом месте по суицидам среди женщин всех возрастов. Выходит, казахстанские женщины самые несчастные на постсоветском пространстве. И, как показывают официальные расследования самоубийств, часто оказывалось, что у девочек и девушек была нарушена девственная плева. Поэтому есть все основания полагать, что есть связь между суи­цидом и половой жизнью. Может, ее изнасиловали, может, ее вы­смеивали и шантажировали в связи с фактом полового контакта, а она не могла это пережить? А если бы у нас не было общественного прессинга по этому поводу и если бы кто-то вовремя обратил внимание на психологическое состояние девушек, то суицида, скорее всего, и не случилось бы.
Но как выявить таких потенциальных самоубийц, если наше общество противится тому, что предлагают международные организации в решении этого вопроса? Например, детский фонд ООН ЮНИСЕФ проводил в наших школах исследование по международным стандартам, в рамках которого детей просили ответить в числе других и на вопрос, задумываются ли они о суициде. Таким образом выявляются дети с суицидальными наклонностями, о чем сообщается их родителям для дальнейшего принятия совместных с психологом мер. Но родители стали возмущаться: “Вы что, думаете, что моя дочка - псих?” И даже Аружан САИН возмутилась: мол, что это такое, почему они проводят такие исследования над нашими детьми? А одна известная общественная деятельница из Актау на предупреждение психологов о том, что у ее дочери есть суицидальные наклонности, очень возмущалась, но в итоге... эта девочка покончила жизнь самоубийством.

Понимаете, что происходит? Сначала мы не даем в наших школах проводить международные тестирования на выявление потенциальных суицидальных наклонностей и других психологических проблем у детей, а потом ужасаемся, что теряем их! Наше общество выступает против того, чтобы наших детей учили, как во всем цивилизованном мире, половой грамотности, а потом охаем, что наши девчонки выбрасывают детей в туалеты.
Не так давно у нас была встреча по вопросам профилактики гендерного насилия и ранних браков с общественностью Туркестанской области. Несколько пожилых женщин сразу возмутились: “Зачем вы все это рассказываете нашей молодежи, воспитанной в исконно казахских традициях, на казахском языке? Этим вы ее только растлеваете. Может, это у вас в больших городах дети испорченные, а у нас другая жизнь!” Но мы привели им официальную статистику: ранние беременности, ВИЧ, другие инфекции, передающиеся половым путем, у молодежи в аулах, к сожалению, встречаются в три раза чаще, чем в городах.
- Как вы предлагаете противостоять ранним бракам?

- Чтобы решить эту проблему, как и те, о которых мы уже говорили, ЮНФПА и Национальная академия образования бьются за внедрение полового образования в школах. Ведь школа охватывает почти сто процентов наших детей. И эти дети, получив правильное половое образование, будут понимать все о своем здоровье и о своих репродуктивных и гендерных правах. Все будут знать, почему не стоит рано начинать половые отношения, научатся предохраняться, заботиться о своем здоровье. Каждая женщина сможет сказать “нет” любому насилию в семье и обществе. Благодаря этому каждая девушка будет понимать, что ранний брак, на который ее вынуждают, - это нарушение ее законных прав.
По официальным данным, ежегодно в нашей стране совершается полторы тысячи ранних принудительных браков, но, по мнению международных экспертов, таких случаев раза в два больше. Просто они скрываются, не регистрируются официально, потому что являются религиозными. В результате таких браков ущемляются права женщин - они не могут продолжать свое образование, не реализуются в жизни, их здоровью наносится большой урон, так как они вынуж­дены рожать детей в раннем возрасте и полностью зависят от своего партнера.
По данным исследований, которые проводились ЮНФПА и Генеральной прокуратурой, каждая восьмая женщина в нашей стране подвергается насилию - сексуальному, физическому, психологическому, а в Туркестанской области - каждая пятая. И ранние принудительные браки лидируют именно там, на юге. Какие-то семьи традиционно выдают дочерей замуж в раннем возрасте, а кто-то заявляет, что иначе не избавиться от лишнего рта - это часто происходит в малоимущих многодетных семьях. Нередко ранние принудительные браки распадаются, и уже к своим 20 годам молодая женщина оказывается на улице с несколькими детьми и без средств к существованию.
- Возвращаясь к началу нашего разговора. Что вы имели в виду, когда говорили, что у нас лицемерят, поддерживая многодетных матерей? Вы считаете, что многодетные матери сами должны отвечать за свою судьбу и жизнь своих детей?

- Да, я считаю, что любой родитель - и мать, и отец - должен быть полностью ответственен за себя и своих детей и не должен перекладывать ни на кого свои обязанности. И у ЮНФПА есть в этом плане определенная программа и направления работы по планированию семьи: разъяснение репродуктивных прав и репродуктивного здоровья. Ведь если начинаешь копать, откуда берутся больные дети, почему в семье нет денег, почему дочерей заставляют рано выходить замуж, это все потому, что мы не умеем планировать семью.
- Этими своими заявлениями вы вызовете на себя гром и молнии...

- Я объясню свою позицию. Те дети, которые уже родились в малообеспеченных многодетных семьях, ни в чем не виноваты, и им надо помогать. Государство обязано это делать. Им надо обеспечить доступ к медицинским услугам, к образованию, иначе это будет цикличный круг бедности. А если мы не хотим, чтобы у нас увеличивалось количество социально незащищенных детей, социально уязвимых слоев населения, то должны работать над тем, чтобы было повсеместное планирование семьи. Вот почему слоган “Каждая беременность должна быть желанной” фонд ООН несет как знамя.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Гаухар ОМАР и с сайта express-k.kz, Алматы

Поделиться
Класснуть