5394

Данияр Ашимбаев: Надо будет - и выборы будут!

     2019 год будет очень непростым как в экономическом, так и в политическом плане, считает известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии “Кто есть кто” Данияр АШИМБАЕВ.

Под занавес 2018 года президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ на встрече с казахстанскими СМИ опроверг циркулирующие слухи о том, что в 2019 году в стране будут досрочно проведены президентские выборы.
“По парламенту никаких вопросов нет. Они выполняют свою законодательную роль. Срок парламента - до 2021 года, в эти сроки будет избираться. Выборы президента - в декабре 2020 года. Два года еще, о чем мы говорим? Когда будет к делу, тогда и поговорим”, - подчеркнул глава государства.
Однако, по мнению Данияра Ашимбаева, отрицание досрочных выборов - первый, как правило, симптом их приближения.
- Вспомните нашу историю: сколько было досрочных выборов - все они начинались с того, что парламент, центризбирком, администрация президента, Конституционный совет категорически отрицали проведение досрочных выборов, но потом выяснялось, что народ все же “настоял” на их проведении, - напоминает Ашимбаев. - К тому же подготовка к досрочным выборам фактически уже была проведена в 2018 году: составы избиркомов изменены и уточнены, осталось только определиться с кандидатурами второго и третьего кандидатов. Но это уже технические детали. Так что весь вопрос только в том, насколько есть политическая воля на проведение этих выборов. Новогоднее обращение президента более наглядно доказывало перспективу досрочных выборов, нежели то интервью президента, которое опровергло это.
- Чем?
- Вы, наверное, его не смотрели…
- Смотрел и очень внимательно! Это же традиция - смотреть поздравление президента в новогоднюю ночь. Оно было кратким и лаконичным…
- Если форма - моральная и физическая - позволяет идти на выборы, то выборы, скорее всего, будут. Но могут и не быть. Одно­значно сейчас сделать прогноз достаточно сложно, поскольку все готово, но осталось принять решение. Вопрос в целом стоит в конфигурации власти, в расстановке кадров, в системе управления. Мы видим, что те назначения, которые прошли осенью, не дали какого-либо эффекта ни по правительству, ни по администрации президента. Изменения или хотя бы уточнения экономического курса не произошло и вряд ли произойдет. Никто не готов ни к политическим войнам, ни к кардинальным перестановкам. Ситуация, можно сказать, заморожена.
- Чем это вызвано?
- Главная проблема, на мой взгляд, кроется в том, что внешняя форма, пропаганда везде стала подменять текущую реальность. Кто-то сказал президенту, что средняя зарплата казахстанцев достигла отметки в 500 тысяч тенге на семью. И складывается четкое впечатление, что наш гос­аппарат строит свою политику исходя именно из этой цифры, хотя данные экономистов, социологов, статистиков с этой цифрой явно не стыкуются. Все прекрасно знают, что реальные доходы населения снижаются. Отличная иллюстрация к тому - значительное удорожание лекарств. Возьмите, к примеру, то же так называемое отечественное производство - лекарства не догоняют зарубежные аналоги по качеству, но зато идут вровень с ними по ценам. А это бьет по карману и здоровью населения.
Или недавний случай в Караганде. Система межнациональных отношений - это ведь не просто лозунги и торжественные переодевания в национальные костюмы на мероприятиях Ассамблеи народа Казахстана, хороводы и ритуальные выступления про нашу уникальную модель. Это в первую очередь системная политика: легализация процедуры формирования самой АНК; создание полноценного НИИ по этническим проблемам, миграции и демографии, это и переформатирование воспитательно-педагогической и медийной политики, и изучение вопроса расселения диаспор, и изучение вопросов этнической преступности. Вычленение этого блока в отдельное направление национальной политики способствовало бы снижению напряженности в этой области.
- Но это все то, что мы имеем. Хотелось бы услышать о том, что будет…
- Если все-таки будут проведены досрочные выборы, появится повод провести очередную перетасовку кадров, причем не в связи с их плохой работой, а потому, что по закону полагается провести переназначение. И, возможно, точно такая же ситуация будет с премьером САГИНТАЕВЫМ - его просто не переназначат.
Опять же, досрочные выборы у нас, как правило, проходят с опережением ухудшающейся экономической конъюнктуры. Ситуация в макроэкономике и ее перспективы в текущем году, мягко говоря, оптимизма не вызывают. Вспомните, как скакнул курс тенге/доллар буквально перед Новым годом. И сколько бы нас ни пытались убедить, что курс определяется исключительно рынком, есть масса способов держать эту ситуацию под определенным контролем.
На мой взгляд, нет никакого смысла ожидать, что будут приниматься какие-то меры по диверсификации экономики, даже несмотря на то, что некоторые функции были переданы в МИД. То, что наши дипломаты, не склонные к “лишней” работе в целом, вдруг займутся привлечением инвесторов, маловероятно. А во-вторых, да, мы чемпионы в регионе по привлечению инвестиций. Но это все на словах. А копни глубже: какие это инвестиции? куда они идут? какой от них эффект и не ведет ли весь этот инвестиционный бум к росту внешней задолженности? Никто не хочет отвечать на эти вопросы. В стране, заметьте, нет ни одного органа, который бы отвечал за мониторинг инвестиционной политики. Есть масса структур по привлечению инвестиций, но нет ни одного, кто бы их контролировал! И за два с лишним десятилетия его так и не создали.
- И чего нам ждать?
- Я думаю, что какие-то вопросы все же будут решаться, но это будет происходить так же, как и сейчас. Кто-то поднял вопросы роста преступности - все сразу же начинают с ней бороться, кто-то поднял вопрос роста коммунальных тарифов - опять же, все сразу начинают решать эту проблему, кто-то озаботился социальным положением в стране - государство сразу же велело предпринимателям поднять зарплату своим работникам. При этом реальной борьбой с инфляцией в стране никто не занимается. Поэтому какие бы проблемы ни появлялись - экономические ли, социальные ли, межнациональные ли, государство, полагаю, будет принимать какие-то меры только по факту. Меры, как правило, имеющие пока краткосрочный эффект.
Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов обострение отношений внутри элиты. Идет вялый процесс борьбы как за власть текущую, так и за власть перспективную. Какие формы все это примет в наступившем году, сказать сложно, поскольку уже все модели мы строили: и бунт олигархов, и массовый сброс компромата, и информационные войны, и перетасовки сфер влияния. Проблема в том, что у людей, которые занимаются этим, тормозов становится все меньше и меньше. И в этой связи разжигание социальных и национальных конфликтов в своих интересах на фоне пассивности государства может спровоцировать определенные точки разлома в 2019 году и в последующем периоде. Все-таки на кону стоит вопрос транзита власти.
Так что, резюмируя, могу предположить, что в этом году нас ждет масса “увлекательных” событий, но общий фон, на котором они произойдут, будет достаточно неоднозначным.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее