2224

Семеро смелых

Лидер коммунистов в мажилисе Айкын КОНУРОВ (на снимке) - о плюсах парламентского меньшинства.

- В выходные в Алматы в ГАТОБ им. Абая пышно отметили 100-летие ВЛКСМ. На торжестве были замечены действующие политики. Пользователи соцсетей отнеслись к этому, мягко скажем, неоднозначно, многие посчитали, что подобные празднования попросту неуместны. А вас почему там не было?
- Представители КНПК были гостями этого мероприятия, нас представляли секретарь ЦК Жамбыл АХМЕТБЕКОВ и секретари комитета партии Алматы. Празднование организовали комсомольские работники советского периода, занимавшие различные позиции в системе ЛКСМ КазССР.
- А кто оплатил мероприятие?
- Не мы организаторы, поэтому у меня нет информации, касающейся бюджета. Наша партия при непосредственном участии самих комсомольцев (молодежное крыло КНПК) проведет к юбилейной дате конференцию и рок-фестиваль “Красная волна”. Они организованы на деньги спонсоров и взносы партийцев. Что касается реакции в соцсетях - да, она разная: негативная предсказуема, потому что долгое время западная пропаганда старательно сеяла семена ненависти к коммунистам и всему, что с ними связано. Сейчас мы наблюдаем плоды этой системной работы.
- 17 сентября вы стали руководителем парламентской фракции КНПК: Владислав Косарев сложил с себя полномочия и передал их вам. Наверняка вы знали, что это произойдет. Готовились?
- Были предварительные переговоры, Владислав Борисович говорил мне: давай. Но я оттягивал этот момент, в итоге он решил собрать нас без предупреждения и передал мне руководство. Никто не удивился. И я в том числе. Лично для меня изменился только формат работы (фракция стала более интерактивной, сейчас мы готовим виртуальную приемную), а в остальном все так же.
- Солидным дядечкой себя не почувствовали?
- Нет, я еще не достиг агашкинского сознания (смеется).
- Как думаете, какой процент ваших коллег его уже достиг?
- Думаю, его быстро достигают те, кто работает в исполнительной власти - в правительстве или акиматах. От них многое зависит.

- Вы сейчас косвенно подтверждаете мысль о том, что от депутатов в нашей стране практически ничего не зависит.
- От нас многое зависит в плане работы над законами. А если говорить о другом... Бывает, ко мне обращаются с просьбами устроить кого-то на работу, а потом, когда я говорю, что у меня нет таких полномочий, очень разочаровываются. У граждан складывается впечатление, что депутат парламента всемогущий, но у нас обязанностей больше, чем полномочий, мы должны работать с законами. Я понимаю, что есть депутаты, которые большую часть времени провели в исполнительной власти, у них накоплен определенный багаж, есть команда, которая осталась на местах и решает вопросы. У нас же такого нет.
- У нас - коммунистов?
- Конечно, я отвечаю только за свою фракцию.
- Но вы в меньшинстве.
- В этом есть свои плюсы. Допустим, мы говорим о многих моментах, которые не могут озвучивать наши коллеги из большинства. Они иногда подходят и говорят: молодцы, что этот вопрос подняли. А они из-за большой политической составляющей делать этого не могут.
- А вы, получается, такие смелые?
- Семеро (именно столько депутатов-коммунистов в мажилисе. - О. А.) смелых (улыбается). Мы партия, которая стоит на абсолютно другой идеологической платформе, ее, кстати, понимают все люди, находящиеся на политическом Олимпе Казахстана. Никто не говорит нам, о чем надо заявлять. У нас есть политический курс, которым мы четко следуем. И ни разу не было, чтобы нам делали какие-то замечания или были какие-то последствия после некоторых наших выступлений.
- Когда я готовилась к интервью, забила в поисковике фразу: “Айкын Конуров предложил...” Интернет выдал: ввести налог на роскошь; индексировать пенсионные и личные накопления с привязкой к курсу доллара; поднять цену за булку хлеба до 300 тенге. Почему-то мне кажется, когда вы делаете подобные заявления, заранее знаете, какими будут ответы. Какой тогда в этом смысл? Просто сказать? Или вы действуете по принципу: капля камень точит?
- Мы обязаны защищать интересы наших избирателей, каждый квартал выезжаем в регионы. Стараемся избегать формальных встреч, которые готовят акиматы, и контактируем с теми, кто действительно рассказывает о проблемах. Систематизируем эти вопросы, а потом заявляем о них. Это поступательная борьба за избирателей - нормальный политический процесс. И мы всегда рассчитываем на то, что к нам рано или поздно прислушаются. Я считаю, что наш экономический блок и национальный регулятор работают по старым лекалам и не могут адаптироваться к новым условиям, что несет определенные риски. У нас есть свое видение того, как можно было бы изменить ситуацию. Мы пытаемся его донести, готовы войти в правительство в любом качестве и всячески помогать решить существующие проблемы.
- Допустим, завтра вам предложат стать министром труда и социальной защиты. Согласитесь?
- Сейчас, если учитывать бюджет этого министерства, идти туда - значит стать мальчиком для битья. Если же государство полностью пересмотрит отношение к социалке, то... Сейчас лозунг либералов таков: незачем плодить иждивенцев, надо создать условия, чтобы человек подпрыгивал на горячей сковородке и пытался как-то изменить свою жизнь. Это неправильно! Я не считаю, что это иждивенцы, это люди, попавшие в ситуацию, при которой они не могут самореализоваться. Их нужно вовлекать в различные программы...
- Так программ у нас и так вон сколько. Другой вопрос, работают ли они...
- Я считаю, что ситуация в корне может измениться, если изменить систему образования. Да, сейчас она и так переживает волну реформ, но проблем это не решает. Я сам по образованию учитель русского языка и литературы. Правда, в школе не работал, но знаю, сколько получают мои коллеги. 30 тысяч - начинающий учитель, 60-70 тысяч сельский педагог. Когда мы попадаем в аулы, видим учителей, которые ходят без зубов, - им не на что их вставить. И они этого очень стыдятся...
- Так вы как депутаты должны влиять на то, чтобы им лучше жилось!
- Мы и пытаемся это сделать, но у правительства сформировался крепкий панцирь: что бы депутатский корпус ни говорил - в ответ приходят отписки, хорошие статистические данные. Я думаю, что это очень неправильно.
- Бывали ситуации, когда вы, делая запрос или заявление, не рассчитывали на положительный исход, а тут бац - и к вам прислушались?
- Да, буквально в прошлом месяце мы жестко заявили о том, что нужно помогать не только бизнесу, но и простым людям, повышать их реальные доходы. И как вы знаете, глава государства в своем последнем Послании сказал, что в полтора раза будет повышен размер минимальной заработной платы. Хотя незадолго до этого мы направляли по этому поводу запрос в правительство и получили ответ в стиле “все хорошо, прекрасная маркиза”. А после Послания они как будто проснулись, взяли под козырек и сказали: да, мы будем работать в этом направлении. На самом деле многие вопросы, о которых мы говорим, постепенно решаются.
- Видели новость о том, что ДВД переименовали в департаменты полиции? Как думаете, это что-то изменит?
- Думаю, что само по себе переименование ничего не даст. Когда-то и милицию стали называть полицией, но это ни к чему не привело: палочная, коррумпированная система, нацеленная не на результат, а на то, чтобы скрыть какие-то факты, как была так и осталась. Надо идти по тем лекалам, которые отработаны в мире, и создавать службу, которая будет работать на народ. Это возможно! Если повысить зарплату, дать соцпакет и хорошую оснащенность...
- Думаете? А многие возразят: как брали, так и будут брать.
- Верховая коррупция есть везде, а низовой становится все меньше. Помните же, как раньше приходилось платить чуть ли не за каждую справку, теперь этого нет. А повседневная коррупция, которая явно раздражала людей, теперь в основном связана только с полицией.
- А как же акимы и акимчики?
- С ними имеет дело не такая большая прослойка населения - в основном те, кто занимается бизнесом. А мы говорим о каких-то простейших услугах, которые раньше были коррумпированы.
- Уж если речь пошла о деньгах: очень часто говорят, что депутаты получают свою зарплату ни за что - ничего полезного не делают, толку от них никакого. Как вы относитесь к таким разговорам? Не обидно?
- Конечно, обидно. А что делать? Люди имеют право говорить то, что они думают. Но надо понимать, что бороться не с богатыми, а с бедностью - одна из задач нашей фракции. А карты в руках у исполнительной власти. Просто многие не понимают, как построена система власти в Казахстане. Люди почему-то считают, что во всем виноваты депутаты. Хотя наши зарплаты ни для кого не секрет.
- Примерно 600 тысяч тенге, насколько я помню.
- Да, а вот зарплаты министров, руководителей в квазигосударственном секторе были засекречены. Акимов... Хотя в последнее время начался флешмоб, они рассказывают о том, сколько получают.
- Вот на днях столичный градоначальник рассекретился - сказал, что его зарплата 967 672 тенге.
- Достойная зарплата. Это нормально. Официально говорят о том, что средняя зарплата в Казахстане 150 тысяч тенге, но такую, наверное, многие бы хотели получать.
- А средняя пенсия по стране 50 850 тенге. Про учителей вы сами упоминали...
- Мы постоянно говорим об увеличивающемся разрыве между богатыми и бедными и делаем все, что в наших силах, чтобы он сокращался. Мы снова выезжаем по округам, будем собирать информацию и говорить о проблемах. Последнее Послание президента было социальным - надеюсь, благодаря этому какие-то вопросы можно будет оперативно решить. Для нас это карт-бланш. Теперь по каждому пункту мы можем долбить правительство и местные исполнительные органы.

Оксана АКУЛОВА, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть