8007

Закон? Есть закон!

Кайрат МАМИ: В наших судах больше открытости, чем в западных

Сегодня в обществе возникает множество вопросов к отечественной судебной системе. В частности, нашей Фемиде ставят в упрек ее “излишнюю” закрытость. И вот наконец у читателей газеты “Время” появился уникальный шанс - услышать ответы на давно копившиеся вопросы из уст главного бия страны. На вопросы нашего корреспондента отвечает председатель Верховного суда Респуб­лики Казахстан Кайрат МАМИ (на снимке).

- Кайрат Абдразакович, подводя итоги прошлого года, вы отметили, что за 12 месяцев суды рассмотрели более миллиона дел. Какие дела были самыми сложными?
- Действительно, суды респуб­лики в прошлом году рассмотрели свыше 1,2 млн. дел - это почти на 100 тысяч больше, чем в 2013-м. Эти цифры иллюстрируют хорошо выраженный тренд последних лет - в обществе неуклонно растет понимание, что решать споры и отстаивать свои права эффективнее всего через суд, а не через высокие кабинеты.
Высокими остаются и результаты правосудия. Так, 98,7% вынесенных судебных актов не подвергались пересмотру в вышестоящих судебных инстанциях. Часто этот показатель вызывает вопросы у населения. Хочу подчеркнуть: эта цифра отражает качество работы всех районных судов в течение года. Другими словами, сторона может быть не согласна с решением или приговором, подает жалобу на судебный акт, но после рассмотрения в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях первоначальный вердикт суда признается законным и обоснованным.
За последние годы заметно улучшилась и международная оценка работы судов. Возьмем такой объективный интегрированный показатель, как национальная судебная система в рейтинге Глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ГИК ВЭФ). За последние три года рейтинг наших судов вырос на 25 пунктов, переместившись со 111-го места на 86-е.
Подчеркну, этот показатель выводится путем опроса работающих в республике представителей частного бизнеса, в том числе и иностранного.
Минувший год был богатым на сложные и резонансные судебные процессы. Эти дела можно назвать сложными как по фабуле предъявленного обвинения, так и с точки зрения организации судебных процессов. У всех на слуху так называемое “хоргосское дело”, дело в отношении бывшего первого заместителя акима Атырауской области ДАУКЕНОВА и ряда других должностных лиц, а также множество других резонансных процессов.
По “хоргосскому делу” отмечу, что журналисты сами были свидетелями беспрецедентных мер, принятых судом по организации процесса. Ход рассмотрения дела освещали представители 35 СМИ.
К слову, после окончания процесса в Верховный суд поступило несколько писем, в том числе и от адвокатов, о высоком уровне организации процесса, с пожеланиями распространить полученный опыт и на другие многоэпизодные судебные дела.
Не менее сложным было рассмотрение в Атырау уголовного дела Даукенова и других. К уголовной ответственности привлекались бывшие чиновники различного уровня, работники подрядных компаний, а также частные лица.
По делу изучено 777 томов, допрошено около 500 свидетелей, проведено дополнительно пять различных экспертиз, а в процессе участвовали два государственных обвинителя и 24 адвоката.
На протяжении длительного времени суд совместно с участниками процесса шаг за шагом разбирался в перипетиях хищений бюджетных средств в объеме 42 млрд. тенге, злоупотреблений должностными полномочиями, подделок документов и служебного подлога.
- Давайте вернемся к “хоргосскому делу”. Его называют беспрецедентным судебным разбирательством в истории Казахстана. Было заметно, что судье Советхану САКЕНОВУ этот процесс дался очень тяжело. На ваш взгляд, удалось ли судьям сохранить объективность при рассмотрении этого дела во всех инстанциях?
- “Хоргосское дело” действительно можно назвать беспрецедентным. Во-первых, уникален объем дела - 1576 томов, только обвинительное заключение по нему составило 70 томов.
Одновременно перед судом предстали 45 человек, в том числе высокопоставленные сотрудники КНБ и таможенной службы. 20 из них обвинялись в совершении особо тяжких, а остальные - в совершении тяжких преступлений. За исключением троих, все находились под арестом. Как вы понимаете, ни один типовой зал судебного заседания под такое количество людей не адаптирован, поэтому элементарно надо было продумать правильное размещение участников процесса.
В нем принимали участие четверо государственных обвинителей, 35 адвокатов, 45 близких родственников подсудимых в качестве их общественных защитников, три переводчика. Сохранять порядок и управлять таким огромным количеством людей судье было, конечно же, непросто.
По делу проведено более 160 судебных заседаний, допрошены сотни свидетелей. Суду пришлось исследовать огромное количество вещественных доказательств, разрешить множество ходатайств.
Поэтому от судей и в первую очередь от председательствующего потребовались, не говоря уже о профессиональных знаниях, большая психологическая устойчивость, максимум внимания, выдержки и терпения. С этой задачей судья, по моему мнению, справился с честью.
По поводу объективности. Как вы знаете, главные фигуранты данного дела приговорены к длительным срокам лишения свободы.
Законность приговора проверялась апелляционной инстанцией в августе 2014 года. Приговор был изменен лишь в отношении одного осужденного, ему заменили реальный срок на условный. Это решение было вынесено с учетом степени его вовлеченности в преступление. Таким образом, на сегодня приговор вступил в законную силу.
- В прошлом году в Алматы было рассмотрено дело высокопоставленных сотрудников МИД, которые незаконно выдали более 13 тысяч виз. Кстати, наша газета написала об этом процессе первой. Возглавлял ОПГ замдиректора департамента консульской службы Кайсар АРКАБАЕВ. Ходили разговоры, что информация по этому делу была закрыта по просьбе Верховного суда. Правда ли, что спецслужбы не хотели, чтобы эта информация просочилась в прессу?
- На самом деле никаких запретов - ни с какой стороны - по этому делу не было. Приговор после его оглашения, как и положено, был скреплен электронной цифровой подписью председательствующего судьи и вложен в единую информационную систему.
Суть обвинения в следующем: виновные организовали ускоренное одобрение и согласование визовых поддержек и получали за это незаконные вознаграждения. Приговор вынесен специализированным межрайонным судом по уголовным делам г. Алматы. Господин Аркабаев, а также несколько специалистов департамента консульской службы МИД, в том числе в наших диппредставительствах в Монголии, Грузии, Кыргызской Республике, признаны виновными в совершении должностных преступлений. Осужденные приговорены к лишению свободы на срок от 5 до 12 лет.
Сейчас это дело находится на рассмотрении суда апелляционной инстанции, приговор еще не вступил в законную силу.
- С прошлого года пресс-служба горсуда Алматы регулярно сообщает журналистам о вынесенных решениях, чего раньше не было, оперативно отвечает на наши запросы. Это инициатива нового председателя Алматинского горсуда Акжана ЕШТАЯ или результат соответствующих указаний Верховного суда?
- Информационная открытость сегодня является приоритетом для всей судебной системы. В нынешнем году в каждом областном суде в качестве самостоятельного отдела были созданы пресс-службы, повышен статус пресс-секретарей. Более того, в прошлом году создан институт судьи-координатора по работе со СМИ в каждом регионе, он назначается из числа наиболее опытных судей. В прошлом году в СМИ вышло несколько десятков тысяч материалов, для массмедиа активно проводились всевозможные мероприятия в формате брифингов и пресс-конференций.
Я думаю, многие обратили внимание на модернизацию официального веб-сайта Верховного суда, областных, районных и приравненных к ним судов. Постоянно работают наши аккаунты в социальных сетях, где регулярно размещаются новости и видеоматериалы. Кстати, в рейтинге АО “Казконтент” официальный интернет-ресурс ВС занял первое место по итогам 2014 года среди 37 государственных органов.
Введена практика доступа СМИ в залы суда по наиболее резонанс­ным делам, решение об этом по закону принимает суд с учетом мнения сторон.
Любопытный момент: у нас обы­чно принято ссылаться на работу западных судов в качестве эталона. Так вот я хочу подчеркнуть, что казахстанские суды демонстрируют больше открытости! Обращаю внимание, что в Европе и США давно сложилась практика, когда по резонансным делам журналисты вынуждены ограничиваться рисунками участников процесса из зала суда.
Так что те у нас, кто выражает недовольство: мол, не все разрешается снимать, просто должны вспомнить о том, что права и свободы одних членов общества ограничиваются там, где начинаются права других. Запреты на видео- или фотосъемку допускаются только тогда, когда об этом просят стороны по делу.
В нынешнем году планируется принять новую концепцию взаимодействия судов со СМИ.
- Судьи чаще стали давать интервью журналистам. Например, когда у всех на устах была история Максата УСЕНОВА и на Фемиду начали рисовать карикатуры, судья Канат МОЛДАШЕВ в интервью “Времени” высказал свое мнение по этому поводу. А вас задевают такие карикатуры или, скажем, критические статьи о судебной системе?
- Я читал интервью судьи Молдашева вашей газете. На мой взгляд, он дал исчерпывающие разъяснения по делу М. Усенова. Сначала о юридической стороне - как метко сказал Френсис Бэкон, дело судьи - истолковать закон, а не даровать его. Главное для правосудия - чтобы любой приговор был вынесен в рамках действующего законодательства, а не на основе общественного мнения или личных симпатий. В данном случае законность была соблюдена.
Другое дело, что не всякий закон адекватно отражает сложившиеся общественные отношения, действующие законы иногда не совпадают с преобладающим в обществе мнением.
Я считаю, что те карикатуры вызваны непониманием специфики работы судов. Хочу подчеркнуть: судья неизменно выступает арбитром в состязании обвинения и защиты, его роль в беспристрастной оценке аргументов обеих сторон. Слабая подготовка одной из них может привести совсем не к тому результату, которого ожидает общественность.
Надо признать, что одной из первых причин необъективных суждений является недостаток информации. Поэтому мы должны давать обществу исчерпывающие и понятные ответы на все возникающие вопросы, в том числе критического характера.
В этом направлении мы активно работаем. Ведется ежедневный мониторинг медиапространства и информирование СМИ по всем актуальным вопросам.
Одновременно необходимо постоянно вести праворазъяснительную работу с населением, так называемый правовой ликбез. К примеру, один из основных принципов гражданского судопроизводства - принцип состязательности процесса. Участвуя в суде, необходимо уметь профессионально работать с законами, доказательствами, корректно формулировать содержание ходатайства, соблюдать судебные процедуры. А на деле очень часто сторона приходит в суд совершенно неподготовленной и в результате удивляется судебному решению.
Именно по этой причине в Гражданский процессуальный кодекс введена важная норма: представлять интересы стороны в суде может только человек с высшим юридическим образованием. Мы уже слышали возражения - якобы тем самым ущемляются права человека. Наоборот, любой в Казахстане имеет право получать квалифицированную - подчеркну это слово - правовую помощь.
Позволю себе такую аналогию. Наше законодательство запрещает лицам без специального медицинского образования заниматься лечением людей. Точно так же нельзя доверять защиту прав и свобод человека дилетанту.
В настоящее время мы изучаем возможность запуска цикла программ в эфире одного из респуб­ликанских телеканалов по вопросам правового обучения граждан. Возможно, будет внедрена практика, когда судьи через СМИ будут давать гражданам разъяснения правового характера. Но этого недостаточно, такая праворазъяснительная работа должна системно вестись всеми заинтересованными структурами - Министерством юстиции, Генеральной прокуратурой, сообществами адвокатов и другими.

Адильхан АРАЛОВ, фото предоставлено пресс-службой Верховного суда РК, Астана
(Окончание интервью председателя Верховного суда Республики Казахстан Кайрата МАМИ читайте завтра в “толстушке”)

Поделиться
Класснуть

Свежее