3493

Мы их теряем!

Домашние помидоры, груши, степной мед, рис и многие другие местные продукты станут дефицитными, придется раскошеливаться на импортные. Причин для этого много: вредители, засуха, увлечение химией на полях и другое. В следующем сезоне пастбища, сады-огороды ожидает опустошительное нашествие саранчи. Получится ли пережить катаклизмы или стоит затянуть пояса потуже, выясняла наш корреспондент.

Мы их теряем!

Головная боль дачника - томатная моль

В мировом масштабе футурологи предрекают дефицит чая, кофе, шоколада по причине изменения климата, роста болезней и вредителей - губителей плантаций чайных кустов, какао-бобов, кофейных деревьев. Но своя рубашка ближе к телу, и беспокоит больше то, что теряет Казахстан.

Летний сезон стал провальным для дачников и фермеров южных регионов. На рынке почти не встречались ароматные домашние помидоры. Грядки, теплицы переживают нашествие южно-американской томатной моли - опасного карантинного вредителя. Из Южной Америки вместе с овощами он мигрировал в Европу, затем - в Турцию, Узбекистан, семь лет назад попал в Шымкент, после - в Алматинскую область. Вредитель также обосновался в Кызылординской, Туркестанской, Жамбылской областях.

- В 2019 году я побывал в теп­лицах Шымкента. Там одни стебли торчали, без листьев и урожая, - рассказывает заведующий лабораторией микроклонального размножения растений Казахского национального аграрного университета кандидат сельскохозяйственных наук Серик ДЖАНТАСОВ.

 - Вредитель может истреблять не только помидоры, но и баклажаны, сладкий перец и даже картофель. Ущерб овощам наносят гусеницы, которые повреждают растения и плоды. Но вредят они только зеленым, еще не созревшим плодам. Моль откладывает яйца, из которых вылупляются гусеницы. При благоприятных условиях вредитель может создавать 10-12 поколений в год. У нас есть карантинные службы, которые ездят в теплицы, на поля, рынки, отбирают пробы. Но за всем уследить не могут. Та же контрабанда проходит мимо.

По словам ученого, опрыскивание обычными инсектицидами на вредителя не действует, он находится внутри плодов и листьев. Многие фермеры не соблюдают нормы и кратность обработок, превращают полезный плод в “ядовитую бомбу”.

Среди эффективных мер - использование феромонных ловушек, биопрепаратов и биоагентов (полезных насекомых), сжигание поврежденных стеблей и овощей.

- Если дачники и фермеры не будут сообща бороться с напастью, можно навсегда забыть о помидорах, - предупреждает Серик Джантасов. - Останутся только теплицы, в которые сотрудники будут входить облаченными в скафандры, чтобы не занести бабочку. Это огромные затраты, помидоры станут золотыми.

Надеяться на соседей, что их овощи спасут рынок, тоже не стоит, так как тамошние плантации под угрозой исчезновения.

Висит груша, нельзя скушать

Другая напасть садов - бактериальный ожог плодовых культур, который за несколько лет погубил тысячи грушевых деревьев, особенно в южной плодовой зоне (более 90 процентов). В этом сезоне фрукт на рынке подорожал до 1000-1500 тенге за килограмм.

- Еще лет 15 назад груша считалась второй культурой после яблони по площади распространения в Алматинской области. Сейчас она стала дефицитной, а лидируют малина, смородина, - констатирует старший научный сотрудник по селекции и сортоизучению груш КазНИИ плодоовощеводства, автор сор­та груши “айдана” Светлана АЛЕКСЕЕНКО.

 - В основном в области выращивали зимостойкий урожайный сорт “талгарская красавица”. Повсеместное увлечение им привело к тому, что бактериальный ожог выкосил деревья. А взамен ничего не посадили. В таких условиях важно подобрать сорта, устойчивые к бакожогу и другим болезням (“киргизская зимняя”, “ноябрьская”), и свое­временно обрабатывать сады - сдерживать болезнь уже научились.

- Ежегодно в регионы выделяют колоссальные субсидии на высадку плодовых садов, и немыс­лимо, когда их вырубают из-за бактериального ожога, - говорит председатель правления КазНИИ защиты и карантина растений кандидат биологических наук, академик Бахытжан ДУЙСЕМБЕКОВ.

 - Технологии по сдерживанию болезни разработаны нашим институтом. Если в Европе сады проходят 20-30 обработок в сезон, у нас всего шесть-девять.

Апокалипсис в садах, на полях и в горах

Но есть и другие риски, о которых предупреждает ученый. Особо опасные карантинные вредители - непарный шелкопряд и яблонная моль - могут уничтожить дикую яблоню Сиверса. Если вес­ной не принять меры, в пред­горьях Заилийского Алатау вспыхнет биологический пожар.

- Шелкопряд поражает и хвойные породы. Два года - и в горах останется сухостой, следом на него нападут жуки-короеды. Когда исчезнет растительный покров, нагрев горного массива увеличится в разы. Последст­вия - растают последние ледники, высохнут моренные озера, - рисует печальную картину Бахытжан Дуйсембеков.

Серьезную угрозу садам, пастбищам несет саранча. По информации Республиканского методического центра фитосанитарной диагностики и прогнозов, в будущем году прогнозируется ее распространение на площади 2,5 миллиона гектаров, что в полтора раза больше, чем в 2023-м. При этом больше всего стадных саранчовых ожидается в Актюбинской, Костанайской, Туркестанской, Жамбылской областях.

По данным вице-министра сельского хозяйства Абулхаира ТАМАБЕКА, на выделенные в 2024 году средства в размере 4,2 миллиарда тенге возможно обработать лишь половину от прогнозируемого объема. Потребуется больше денег, специальной опрыскивающей техники, препаратов. Но и тут есть свои риски. Зачастую из-за нехватки техники, задержки поставок химикатов упускается уязвимая фаза вредителя (рекомендуется работать на личинках младших и средних возрастов), а когда он встанет на крыло, обрабатывать придется миллионы гектаров.

- Китай использует аэрокосмическую съемку, спектральные камеры. И в пораженный саранчой район направляют дроны с установленными ультрамалообъемными форсунками. Идет точечная обработка, что экономит деньги. Но главное - безопасность. В последние годы пчеловоды жалуются, что из-за сплошных обработок полей массово гибнут пчелы - индикаторы любой экосистемы. Ульи устанавливают в таких местах, где недоступна сотовая связь, и до людей не доходит информация о предстоящей обработке, - предупреждает Бахытжан Дуйсембеков.

С горечью пчеловоды отмечают: чистых мест в степной зоне становится меньше и натуральный пчелиный продукт может стать на вес золота.

Будет вода - будет пища

Экономист Жаныбек АЙГАЗИН считает, что в целом сельское хозяйство в стране развивается неэффективно, это самый чувствительный сектор в экономике. Передовые технологии в АПК мало задействованы из-за их дороговизны. Открытие новых предприятий нерентабельно: бизнесмены смотрят на емкость внутреннего рынка, а она в Казахстане невысока.

- Тем не менее, по данным Бюро национальной статистики, Казахстан на 70 процентов обеспечивает себя продовольствием, - говорит экономист. - Но, если посмотреть статистику, мы импортируем то же мясо. Его цена постоянно растет, а население у нас не такое богатое. И сколько его будут потреб­лять в будущем, сложно сказать, я не специалист по сельскохозяйственным прогнозам. Однозначно, что засуха, природные катаклизмы влияют на биржевые товары, в том числе на сою, кукурузу, зерно. Их цена на мировом рынке определяет благосостояние фермеров и потребителей.

- В ближайшее время ожидается дефицит поливной воды, - продолжает собеседник. - Сырдарья, Амударья, Или обмелели, проблемы трансграничных рек огромные. Есть прогнозы, что в Кызылординской области придется сокращать посевные площади риса. Какой смысл выращивать, если дешевле импорт­ный купить?

Доктор биологических наук, профессор, академик Нац­академии наук Абай САГИТОВ уверен: наука может помочь фермерам и всей отрасли.

 Он поднимает вопросы создания собственного семенного фонда, экономии водных ресурсов, от которых зависит, что будет на наших столах через год-два:

- Мы используем воду не по назначению, 90 процентов просто так уходит. 70 процентов в сельском хозяйстве решает техника. Казахстан может применять капельное орошение, дождевание, современные технологии, которые дают высокий урожай. В наших силах восстановить пастбища, сельхозкультуры, лишь бы дали финансирование на 5-10 лет, как раньше работал госплан.

Интересуюсь: на какие культуры в будущем делать ставки, чтобы прокормить население?

- Недавно был в Калифорнии, там сплошные ореховые плантации. Пять граммов орехов - все равно что сто граммов мяса. Хотя еще 30 лет назад там ни одного ореха не росло. В Киргизии, Узбекистане, Китае выращивают орехи размером с кулак, - приводит примеры профессор. - Мы можем все ущелья засадить орехами, обеспечить стратегический запас для людей, животных, птиц. Когда-то я участвовал в посадке ореха в Бурабае, сейчас это мощный лес. Все в руках людей, главное - разумно использовать.

Елена КОЭМЕЦ, фото Андрея ХАЛИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть