2455

Приют для обездоленных

Многие женщины, находящиеся в Центре социальной помощи жертвам бытового насилия Алматинской области, со слезами и болью вспоминают свой дом, в котором побои, унижения, оскорбления, экономическое стеснение стали нормой. Но здесь все они окружены заботой и теплом.

Приют для обездоленных

За четыре месяца новый центр оказал комплексную поддержку более 80 женщинам, среди которых мамы с детьми и даже пенсионеры. Как живут пострадавшие от рук кухонных бойцов, какую работу проводят специалисты, выясняли наши корреспонденты.

[cut]

Лучше, чем дома

Адрес шелтера, что находится в Конаеве, недалеко от побережья Капшагайского водохранилища, известен узкому кругу лиц и сотрудникам полиции, которые работают с жертвами бытового насилия. Просторная территория охраняется. Во дворе мы увидели ухоженные грядки с огурцами, помидорами, болгарским перцем, здесь же растут арбузы, дыни и тыква.

Огород - это один из элементов трудотерапии для сельских женщин, которые скучают по земле, растениям, хотят непременно найти применение своим рукам. А еще на грядках любят возиться дети, привыкшие помогать родителям. Нас встретила директор Раушан АЛПЫСБАЕВА.

- Центр молодой, открылся на основании постановления акима области, - поясняет она. - Для мам с детьми, оказавшихся в трудной ситуации, он стал настоящим спасением. Мы работаем напрямую с полицией, к нам поступают жертвы бытового насилия со всей Алматинской области и Конаева. Есть пострадавшие - жительницы отдаленных населенных пунктов Райымбекского района. Первоначально центр был рассчитан на 35 человек, но уже через месяц у нас проживали 45. Тогда областное управление координации занятости и социальных программ увеличило количество койко-мест до 50. Востребованность большая. Мы постарались создать максимально домашнюю обстановку.

Со зданием, которое центр арендует, повезло. Комнаты и холлы большие, добротный ремонт, полы застланы коврами. На первом этаже расположились игровая комната для детей, комната отдыха, медпункт и кухня. На втором находятся столовая, отдельные комнаты гостиничного типа. В них туалет и душ, большие кровати, гардеробная. На третьем этаже кабинеты для специалистов, воспитателей, соцработников, юристов и отдел кадров.

Здесь не просто дают крышу над головой, но также помогают женщинам прийти в себя после пережитого кошмара, оказывают гарантированный объем из восьми специальных социальных услуг, прописанных на государственном уровне. В их числе - социально-правовая, медицинская, психологическая, педагогичес­кая, экономическая, трудовая помощь.

Юрист центра Думан КОПБАЕВ помогает пострадавшим восстановить документы: часто их мужья сжигают, рвут в пьяном угаре. 

Оказывает также поддержку в оформлении многодетным адресно-социальной помощи, инвалидности на детей. Участвует в судебных заседаниях в качестве представителя во время бракоразводных процессов, разделе имущества, подаче искового заявления на взыскание алиментов. Юрист удивляется тому, что некоторые жительницы отдаленных аулов, многодетные, ничего не слышали об АСП! Это, конечно же, упущение местных госорганов.

О досуге для мамочек с детьми тоже позаботились: культорганизаторы устраивают для них выездные прогулки, веселые праздники, игры, танцы - словом, все, что есть в обычной жизни. Находиться в этом спокойном месте взрослые и дети могут от суток до шести месяцев. Или скрываться здесь в течение дня. Все зависит от конкретной жизненной ситуации.

Терпела унижения ради детей

У каждой из прибывших свои скелеты в шкафу. Многие пережили побои, старательно маскируют синяки на лице. Как рассказали психологи, женщины поступают подавленные, боятся каждого шороха. Многие годами терпели кулачные разборки с мужьями ради детей, чтобы сохранить семью, не опозориться перед родными, соседями. У большинства среднее или среднее специальное образование. Возраст пострадавших - от 20 до 43 лет.

74-летняя бабушка, инвалид первой группы по зрению из Карасайского района, скорее исключение. Апашка, чье имя, фамилию, как и других женщин, мы не можем назвать, рассказала свою историю. Когда-то она занимала руководящие должности, хорошо зарабатывала. С супругом прожила 50 лет, воспитала его детей.

- Муж говорил: всем бы такую женщину… Всякое, конечно, бывало - скандалили, дрались. Но в последнее время стало совсем невыносимо. Идти некуда, своих детей нет. Знала бы про этот центр, давно бы приехала сюда.

- А что дальше будете делать?

- Упаси Аллах к такому мужу вернуться! Я с ним развожусь, юристы помогут поделить дом. Хочу жить в своем гнездышке, в тишине. Много не прошу, главное, чтобы не обижали.

- Охотно ли открывают душу психологу женщины?

- Первые дни не подпускают к себе, побаиваются - вдруг что-то лишнее расскажут. Восточный менталитет тоже играет роль. Объясняем им, что вся работа ведется конфиденциально, - говорит психолог Жанар ЧЕБЕКОВА. - После адаптации начинаем работать.

- А в каком психологическом состоянии дети?

- Они беззащитны, беспомощны. Их оторвали от дома, друзей, отца, это тоже все влияет. Стараемся тепло встретить, чтобы почувствовали доброжелательность, уют.

Старшая медсестра Гульнара МУКАЖАНОВА дополнила картину:

- У поступивших мам проблемы со здоровьем и нервной системой: раздражительность, агрессия, плохой сон, пониженный гемоглобин. На нер­вной почве обострились хронические болезни. При этом многие сельчанки не помнят, когда последний раз посещали врача. Часто дети истощены от постоянного недоедания.

Новеньких везут в поликлинику, в первую очередь к терапевту, педиатру, невропатологу, делают анализ крови и флюорографию.

Расслабленная обстановка - лучшее лечение для израненных души и тела, считают работники центра.

38-летняя мама пятерых детей, педагог с высшим образованием, назовем ее Нурай, о своей ситуации рассказывает без слез - ей помогла терапия.

- Наши с супругом родители дружили, познакомили и нас. Поженились, но любви не было, - откровенничает моя собеседница. - Уже в начале семейной жизни ничего не складывалось. Много лет отдавала мужу зарплату, детские пособия. А когда перестала, он начал скандалить. Дерется со мной, как с мужчиной. Сломал мне ребро. Не работает, пьет, курит травку.

- И что вы для себя решили?

- Думала, не смогу без него. Нас родители ведь как учили: терпи ради детей, повзрослеет, образумится. Он и гулял открыто. Сейчас поняла, что проживу и без него. Работаю, я педагог с 16-летним стажем, подниму детей, если он мешать не будет. Решила развестись.

Впервые увидела купюру 5000 тенге

Один из элементов восстановления женщин - арт-терапия.

- Через творчество человек развивается, находит цели, ответы на свои вопросы, - поясняет психолог Балауса ОРДАТАЕВА. - Для наших подопечных это что-то новое, они с радостью рисуют пальцами свои страхи. Мы выезжали на Капшагай, и мамы строили из песка свой счастливый дом. У всех он одинаковый - тихий, где их не дергают, не критикуют, где спокойный сон и гармония. И внимание со стороны мужа, уважение.

- К сожалению, проблемы в семьях схожие: безработица, нехватка денег, злоупотребление мужчин алкоголем и наркотиками, - констатирует психолог. - Изучая историю со стороны женщины, ее супруга (специалисты также встречаются с агрессором в управлении координации занятости и соцпрограмм. - Е. К.), часто видим упущение их родителей в воспитании. Выясняется, что родные супругов пили, кто-то из них жил с отчимом, кто-то пережил насилие. В голове остался такой сценарий семейной жизни, они его повторяют. К нам поступала мама шестерых детей, она была беременна седьмым ребенком. Сирота, детство прошло на улице. 12 лет ее насиловал отчим. И она признает, что ее никто не воспитывал, она не знает, что такое семья и как правильно растить своих детей.

Чтобы женщины имели экономическую независимость, им предлагают пройти курсы парикмахера, кондитера, повара, кройки и шитья. Преподаватели приезжают сами, не нужно никуда ездить.

- Наши подопечные работают горничными, уборщицами, помощниками воспитателя или повара, зарабатывают, - продолжает директор Раушан Алпысбаева. - Когда получают зарплату, радуются, многие давно не держали деньги в руках. Жительница Енбекшиказахского района призналась, что впервые увидела купюру номиналом 5000 тенге.

Интересуюсь: а какими уходят из убежища жертвы бытового насилия?

- Меняются внешне и внутренне, будто крылья выросли за спиной, - говорит моя собеседница. - Чувствуют себя нужными. У них появляется уверенность, начинают за собой ухаживать. Некоторые помогают другим женщинам. Мы с ними на связи постоянно. Пишут, благодарят, рассказывают, как себя мужья ведут. Одна написала, что у них с мужем романтические отношения, как на первом свидании.

Пока мы знакомились с работой центра, прибыла очередная жерт­ва семейных разборок с тремя детьми. Увы, искоренить рукоприкладство в семьях в одночасье не получится. Но работа в этом направлении ведется подразделением по защите женщин от насилия, участковыми инспекторами c привлечением активистов НПО и даже старейшин в аулах. И хотя в сельской местности не принято выносить сор из избы, все больше женщин нарушают традицию и обращаются за помощью.

Елена КОЭМЕЦ, фото Андрея ХАЛИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть