1674

Через века и административные барьеры

Искатели генеалогической информации заметно прибавили работы сотрудникам казахстанских архивов: там отмечают, что запросов информации о предках за последние годы стало больше в несколько раз. Эту услугу даже сделали платной, но хранители фондов и исследователи все никак не найдут общего языка.

Через века  и административные барьеры
Вся история хранится на стеллажах в коробках.

Составители своего генеалогического древа отправляются в архивы за так называемыми метрическими книгами. В них указаны данные о рождении и смерти, о заключении брака. В Казахстане они считаются особо ценным фондом. Коробки с метрическими книгами на стеллажах имеют специальную оранжевую метку.

Здесь хранятся книги, которым больше 70 лет. Более свежие сведения в загсах. Но именно архивные данные и есть самые ценные. Приходится копаться и поднимать те самые метрические книги.

По словам директора Северо-Казахстанского госархива Сауле МАЛИКОВОЙ, раньше таких запросов было не больше трех-пяти в год. А с начала 2022-го к ним уже письменно обратились 50 человек из Казахстана, России, Беларуси. Еще 27 исследователей приехали непосредственно в читальный зал архива и работали с фондами самостоятельно: кроме казахстанцев еще восемь человек из России, а один - из Израиля.

Сауле МАЛИКОВА.

Сергея КАЛИГАНОВА в Северо-Казахстанский архив привели долгие поиски. Вся его семья давно живет в российском Воронеже. И единственная зацепка была в том, что предки прибыли “откуда-то из Казахстана”. Выяснилось, что туда они перебрались с севера страны. Благодаря цепочке удачных случайностей Сергей понял, кого искать и где. Но когда до разгадки оставалась пара шагов, он внезапно уперся в стену.

- Я обратился в архив с точным запросом и был уверен, что информация есть, но получил ответ, что ничего не найдено, - рассказывает Сергей. - Я продолжил поиски, а когда через какое-то время снова вернулся в эту точку - в архив, решил обратиться к частному исследователю. И вот этот человек вместо меня поехал в архив, поработал там с этими фондами и все нашел. Я очень обрадовался, но на мой следующий запрос с просьбой выдать копии найденных данных в метрических книгах у меня потребовали... подтверждение родства. Мой прадед погиб на войне. Свидетельства о смерти нет, а о браке и рождении просто утрачены. Вообще, когда ты копаешь так глубоко, всегда будет какое-то звено, когда ты физически не можешь подтвердить родство…

В архиве приравняли метрические книги, которые, по сути, являются архивными документами, к книгам актовых записей гражданского состояния, хранящимся в загсах, и сослались на закон о персональных данных.

Впрочем, после длительной переписки и жалоб куда только можно в архиве все-таки согласились выдать Сергею данные без подтверждения родства.

Метрическая книга на арабском.

- Вот, пожалуйста, вам метрические книги, работайте! - восклицает руководитель архива Сауле Маликова на вопрос, кому они могут предоставить этот особо ценный фонд. - У нас есть правила работы в читальном зале архива, доступ имеет любой человек, только если он не душевнобольной. Нет, справки мы не требуем, и эту норму не я придумала, это в законе написано. А если письменные запросы на поиск в метрических книгах… Знаете, у нас главное - госуслуги! Летом может быть до 80 запросов на разные архивные справки. А это не быст­ро, нужно искать. Поэтому те, кто по генеалогии к нам обращается… В общем, мы должны у них спросить, для чего им это нужно.

- Да, я тоже сталкивалась с требованием подтвердить родство, - рассказывает Виктория САЛИМОВА. - Я отправляю запросы через eGov, и приходится прикладывать все эти свидетельства. Но у меня другая проб­лема: поскольку все мои предки - мусульмане, метрические книги с записями о них никто в Северо-Казахстанском архиве и вообще в Петропавловске прочитать не может. Их составляли в мечетях, они написаны на древнетатарском, арабской вязью. Специалистов, которые могут читать такой текст, единицы. Они есть в Казани, Ташкенте. И мне нужны копии этих книг, чтобы мы смогли сделать их перевод. Я была в читальном зале архива, держала их в руках, но копии мне не дали.

- Мы раньше копии метрических книг выдавали направо и налево всем подряд, - объясняет руководитель архива. - А потом такой объем запросов пошел, и мы решили спросить у областного департамента юстиции, правильно ли делаем. И они нам запретили выдавать копии, фотографировать их в читальном зале тоже нельзя. Сейчас мы просто делаем архивную справку, то есть выписываем информацию из книг. Да, согласна, из книг, написанных арабской вязью, мы такую справку дать не можем.

Интересно, что после долгих уговоров из архива Виктории передали отсканированные копии двух метрических книг.

- Мы перевели их, и я нашла информацию о своих предках! - восклицает Виктория. - Я готова тратить время и ресурсы на перевод этих книг, только дайте мне их! Две книги мы уже перевели сначала на татарский, потом на русский и безвозмездно передали эти переводы в архив. И вот уже полтора месяца жду следующие. Возможно, у них много работы. Но неужели нельзя за это время отсканировать 10-15 листов?.. Давайте работать вместе. Я готова организовать и оплатить всю эту работу, зато в архиве будут переводы древних метрических книг, откуда смогут выдавать архивные справки другим людям.

Сергей Калиганов тоже рассказывает, как вместо оплаченной копии страницы получил отсканированный документ, где было заштриховано все, кроме данных по искомой фамилии. Хотя эти кусочки информации очень помогают в дальнейших поисках. Полноценную копию Сергей, правда, потом все-таки получил, но снова пришлось ругаться.

Получается, что никаких четких правил и нет. В архивах требуют подтверждение родства, но если начать возражать, то дадут информацию и без этого. Отказывают в предоставлении копий, но если настойчиво требовать, то могут дать на перевод целые книги…

- Это все потому, что в региональных архивах просто не читают законы и выдумывают собственные правила, - считает частный исследователь Нуржан САДИРБЕКУЛЫ (он раньше работал в центральном госархиве в Алматы, а теперь помогает искателям в поисках архивной информации по всей стране). - Я сталкивался с тем, что метрические книги под большим секретом в Северо-Казахстанской области. А в западно-казахстанском архиве, например, их просто отсканировали и выложили в открытый доступ. С метрическими книгами никогда не было проблем, кстати. Чехарда началась с 2018 года, когда генеалогические запросы, а также копии этих книг решили сделать платными. Услуги ввели, но никаких четких регламентов не прописали. И теперь в Петропавловске, например, тебе скажут, что копировать книги нельзя, можно получить только архивную справку. А в Алматы в центральном госархиве тебе выдадут не больше 25 процентов от запрашиваемой книги. У них такое правило. Чем это объяснить, я не знаю, это ничем не регламентировано.

Нуржан САДИРБЕКУЛЫ.

- Архивам стало выгодно, чтобы не мы искали, а они, потому что запросы платные, - продолжает Сергей. - Но, как показывает мой опыт и опыт многих моих знакомых, у архивов просто нет на это ресурсов. Им проще сказать, что ничего не нашли.

Из тех запросов, что поступили в архив Северо-Казахстанской области в этом году, только по 16 удалось найти информацию. По 24 дан окончательный отрицательный ответ, по 12 поиски еще продолжаются. В архиве объясняют это объективными причинами: много документов было утеряно в 20-х годах прошлого века. А современные исследователи утверждают, что потери были не только в Гражданскую войну, но и в наши дни. Например, на их запросы районный архив отвечает, что документы переданы в областной. А областной говорит, что ничего не получал.

- Я уже восемь месяцев глубоко погружена в тему исследования своей семьи, после того как в квартире дедушки после его смерти мы нашли чемоданчик со старыми фотографиями, записями и документами, - рассказывает Виктория Салимова. - По маминой ветке я дошла до второй ревизии - это 1747 год. То есть на десять поколений назад раскопала! И это не только имена и фамилии предков, но и то, чем они занимались, каким имуществом владели, как отражались на их частной жизни исторические процессы… Это так круто, вот я рассказываю - и мурашки бегут. Это действительно непростая работа. И было бы здорово совместными усилиями со специалистами работать, а не бороться с необъяснимыми запретами.

Ульяна АШИМОВА, Петропавловск

Поделиться
Класснуть

Свежее