1609

Куда утекают деньги?

Недавно появилась информация о том, что больше всего инвестиций в экологию по стране привлечено в Жамбылскую область - аж 38,8 миллиарда тенге! Однако откуда взялась эта цифра и куда были направлены деньги, никто конкретно сказать не может. Пока с высоких трибун звучат громкие заявления, простые жители некоторых микрорайонов Тараза и его окрестностей, не говоря уже о селах, продолжают ходить на двор, поскольку там попросту нет элементарных благ цивилизации.

Куда утекают деньги?

Не так давно все новостные ленты со ссылкой на finprom.kz наперегонки писали о том, что в стране объем инвестиций, направленных на охрану окружающей среды, за восемь месяцев этого года уже превысил 100 миллиардов тенге. Львиная доля из них - 38,8 миллиарда - приходится на Жамбылскую область. Мы поинтересовались у заместителя акима региона Талгата МАМАЕВА, какие экологические проекты были реализованы. Ведь это прак­тически годовой бюджет целого района.

- В этом году вступил в силу новый Экологичес­кий кодекс, который регламентирует действие не только государственных органов, но и субъектов предпринимательства и даже населения. В этой связи каждый инвестиционный проект имеет свою составляющую в части экологических мероприятий как до начала работ, так и после. И перед реализацией каждый из них проходит экологическую экспертизу. В том случае, когда недропользователями наносится вред окружающей среде, они производят специальные платежи в бюджет, которые в последующем будут направлены на улучшение экологии, - витиевато говорит Мамаев.

Он отметил, что можно, конечно, перечислить все проекты. Но делать этого не стал. А по его словам стало понятно, что в статистику инвестиций в охрану окружающей среды жамбылцам просто предоставили данные по инвестпроектам. Вот так дотационный регион удивил всю страну. Все равно никто не проверяет...

Что касается экологических проектов, то они в Жамбыле есть. Только поддерживать их не торопится ни руководство региона, ни Министерство экологии. Например, общественное объединение “Горный клуб “Жабаглы - Манас” уже много лет поднимает проблему загрязнения подземных вод. Еще в 2007 году им был реализован проект “Три “Э”: энергетика, экология, экосанитария”. Тогда его профинансировало правительство Нидерландов, а исполнителем выступила организация Women in Europe for a Common Future (“Женщины в Европе за всеобщее будущее”).

- Мы стали участниками проекта, цель которого - улучшение уровня жизни населения вокруг особо охраняемых природных территорий. Необходимо было решить проблемы с питьевой водой, а также внедрить возобновляемые источники энергии. Но основной задачей было распространение идеи экосанитарии. Проще говоря, использование сухих туалетов. Представьте, 2007 год, “зеленые” установки, альтернативная энергетика... На нас тогда смотрели как на сумасшедших, - вспоминает председатель ОО “Горный клуб “Жабаглы - Манас” Рауф САБИТОВ.

Он отметил, что обычные смывные туалеты не только нарушают экосистему, но и требуют большого расхода чистой питьевой воды. Не говоря уже об уличных туалетах, содержимое которых загрязняет подземные воды. В сухих туалетах происходит разделение отходов жизнедеятельности человека, то есть урина отдельно, фекалии отдельно.

- Очень важно, чтобы они не попадали ни в воду, ни в окружающую среду. К сожалению, в выгребных туалетах это все смешивается, просачивается сквозь почву и попадает в подземные воды, которые потом люди пьют. Взять, к примеру, массив Дальняя Карасу. Там грунтовые воды настолько близки, что заполняют эти выгребные ямы, - говорит Сабитов.

Делали замеры загрязнения воды специалисты и в селе Сарыкемер Байзакского района. Забор производился из скважины глубиной 100 метров. Нитратов в литре воды оказалось 15 миллиграммов. Конечно, это в пределах допустимой нормы. Но говорит о том, что все-таки идет загрязнение подземных вод, источником которого является сплошная сеть туалетов с выгребными ямами, находящихся на территории сел.

Аналогичные исследования в рамках проекта проводились также в Костанайской и Туркестанской областях, где тоже выявлялось повышенное содержание нитратов в питьевой воде. Например, в селе Караменды Костанайской области, расположенном в песчаной местности, уровень нитратов в воде превышал нормы в десятки раз. При допустимых 45 миллиграммах на литр они показывали от 200 до 500 миллиграммов.

После постройки сухого туалета он изнутри выглядит вот так.

- В рамках проекта мы побывали на семинаре в Германии. В частности, в Мюнхене немецкие специалисты рассказали, какие меры были приняты после исследований, выявивших содержание нитратов в воде. А ее они получают из района горной системы Баварии. Там забили тревогу, когда содержание нитратов достигло 14-15 миллиграммов на литр, и приняли специальную программу. На всей водозаборной территории заключили договоры с фермерами на развитие экологического земледелия. То есть чтобы аграрии не использовали химические удобрения и не применяли туалеты с выгребными ямами. Постепенно немцам удалось снизить уровень нитратов в воде до 7 миллиграммов на литр, - отмечает Рауф Сабитов.

Кроме того что туалеты с выгребными ямами нарушают экосистему и вредны для здоровья, они еще и небезопасны для жизни. Ежегодно в них гибнут люди. Например, летом этого года трагедия унесла жизни трех человек в Алматы, двое из которых дети.

- Сухие туалеты - это, конечно, хорошо, но дорого. Частный дом - это тоже стиральные порошки, шампуни и другая бытовая химия. Все это должно не уходить в землю, а перерабатываться в септиках, выкачиваться и вывозиться на полигоны для дальнейшей переработки. Помочь решить проблему могла бы и канализация, которую мы просим провести акимат. Но на все один ответ: денег нет, ждите, - вздыхает жительница Тараза Ида ШАДРИНА.

Не секрет, что в городе нет и очистных сооружений. Все нечис­тоты по канализационным стокам просто поступают на поля фильтрации, где и оседают. В связи с этим экологи-активисты бьют тревогу, о чем сообщают и в местные исполнительные органы, и в Министерство экологии. Но там, похоже, мало кого волнует, как и куда население “ходит”. Главное - отчитаться о баснословных цифрах, оседающих по факту непонятно где.

Айжан АУЕЛБЕКОВА, Тараз

Поделиться
Класснуть

Свежее