22371

Родина не забудет, но и не вспомнит

80-летняя астанчанка Нина НЕСТЕРОВА, похоронившая одного за другим сыновей, младший из которых погиб на войне в Афганистане, живет в аварийной убогой землянке без намека на блага цивилизации. А ведь по закону она приравнена к участникам войны и имеет право на первоочередное получение квартиры

Родина не забудет,  но и не вспомнит

Увидев меня на пороге, Нина Федоровна очень обрадовалась. Гости - редкость в ее доме. А живет она сейчас одна: с ноября прошлого года ее супруг Алексей НЕСТЕРОВ лежит в больнице.

- Совсем плох стал, рассудка лишился, никого не узнает, говорить перестал, ходить не может. В государственной больнице его отказались принимать, в психиатрическую тоже не взяли, сказав: “Ну он же у вас не буйный”. Пришлось положить его в платный реабилитационный центр, потому что у меня совсем нет сил ухаживать за ним. Да и условий, как видите, у нас никаких нет, - рассказывает Нина Федоровна.

С того времени она живет на 33 тысячи тенге в месяц, потому что за пребывание мужа в реабилитационном центре приходится отдавать 200 тысяч тенге ежемесячно - почти две их пенсии.

- За эти месяцы я ни разу Лешеньку не проведала. Не хочу расстраиваться, потому что, если увижу, он же потом у меня все время перед глазами будет. Скучаю, молюсь за его здоровье, - с грустью говорит Нина Федоровна.

У них с мужем было два сына. Младшего Василия в 18 лет отправили служить в Афганистан. Парень имел полное право, как говорится, отмазаться от призыва, потому что женатых в зону конфликта не отправляли, а у него была беременная жена. Но он считал, что не может отсидеться дома. За время службы отважный парень, спортсмен, был награжден медалью “За боевые заслуги”. В ноябре 1985 года срок службы завершился, Василий должен был демобилизоваться, но остался воевать. Это решение стало роковым: в феврале 1986-го произошел налет на боевую точку, и бойца смертельно ранило. Посмертно Василия наградили орденом Красной Звезды.

- Мне так обидно за всех ребят, они сложили свои головы на войне, которая оказалась никому не нужна! После такого горя я слегла, несколько месяцев пролежала в психбольнице. Но время лечит, постепенно даже самая сильная боль утихает, - со слезами вспоминает мать.

После смерти сына она встала на льготную очередь на получение жилья. Через пять лет была уже вторая в очереди и вот-вот должна была получить положенную ей по закону квартиру.

- Но тут разваливается Советский Союз. Все резко меняется. В 1992 году я пошла в управление жилья узнать, когда мне дадут квартиру. И мне говорят: ваша очередь под номером 1900. Представляете? Со второго на 1900-й! Я была обижена до глубины души, ноги моей больше не было в этом управлении, - с горечью бросает Нина Нестерова.

А ведь семья погибшего воина-интернационалиста по закону имела и имеет полное право на первоочередное обеспечение жильем. Согласно указу президента №2247 “О льготах и социальной защите участников, инвалидов Великой Отечественной войны и лиц, приравненных к ним”, “семьи военнослужащих, погибших (пропавших без вести) или умерших вследствие ранения, контузии, увечья, заболевания, полученных в период боевых действий в Афганистане или в других государствах, в которых велись боевые действия, приравнены по льготам и гарантиям к участникам войны”. А участникам войны местные исполнительные органы обязаны выдавать жилье, если они в соответствии с жилищным законодательством признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий и ранее не использовали право первоочередного получения квартиры. Кроме того, по решению маслихатов приравненные к участникам войны лица могут получать льготы в виде денежных выплат на содержание жилища и коммунальные услуги.

- За все эти годы я не получила от государства ни копейки за коммунальные услуги, даже ведра угля. Какая уж там квартира… Вся помощь - это ежемесячное пособие 11 тысяч тенге. На 8 Марта открытки и подарки мне дарят только ребята из Союза ветеранов Афганистана. Лишь однажды, в 2019 году, по случаю юбилея со дня вывода войск из Афганистана мне подарили 50 тысяч тенге. Как говорится, Родина не забудет, но и не вспомнит, - тяжело вздыхает мать погибшего солдата.

В своем ветхом крошечном домике площадью не более 35 квадратных метров Нина Нестерова живет с 1960 года. Из удобств в нем только водопровод и электричество, водонагревателя, канализации и септика нет, туалет на улице. Таскать уголь, топить печь, чистить двор от снега, выносить воду из-под умывальника и золу - все это 80-летней женщине приходится делать самой. Спасает только, что за стенкой во второй половине дома живет жена умершего внука Дениса с двумя детьми. По возможности они стараются помогать бабушке.

- Этой весной наш дом собираются сносить. Я мечтаю об этом. На компенсацию мы купим Денискиной жене и правнукам квартиру. До тех пор, пока этого не произойдет, я не хочу умирать. Должна их пристроить, только после этого смогу уйти в мир иной со спокойной душой, - говорит Нина Федоровна.

С болью она вспоминает, как еще совсем молодой Денис в 34 года умер прямо на ее глазах. Пожаловался на боль в сердце, потерял сознание и так и не пришел в себя. От инфаркта умер и его отец Владимир, ему было всего 40 лет.

- Какой-то рок: вся наша молодежь по мужской линии просто под откос. Ну не должны дети умирать раньше своих родителей! - сквозь слезы произносит женщина.

В конце нашей беседы Нина Федоровна возвращается к своему мужу. Очень скучает. Но домой он вернется, скорее всего, не скоро...

- Врач сказала, что я не смогу за Лешей ухаживать, потому что состояние его еще неудовлетворительное. И вот ведь напасть: память к нему никак не вернется. Последние годы мы откладывали деньги на похороны. Собрали 550 тысяч тенге, хранили в баночке из-под кофе. Он ее куда-то спрятал, а куда - не помнит! Мы с внуками весь дом и сарай прошерстили, но нигде не нашли, - сокрушается Нина Федоровна.

Несмотря на свой преклонный возраст, она до сих пор занимается огородом. Каждое лето высаживает картофель, огурцы, помидоры, свеклу, ухаживает за своими любимыми яблонями.

...В ее комнате на стене висит черно-белая фотография сыновей в военной форме.

- Алексей взял снимки Васи и Володи, отнес в фотостудию и сделал коллаж, как будто они сидят вместе, - объясняет Нина Федоровна. - Часто смотрю на эту фотографию, вспоминаю детей, молюсь… Тем и жива.

Лэйла ТАСТАНОВА, фото автора, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее