3830

Право ложного требования

Как почивший в бозе Qazaq Banki выводил активы перед своей ликвидацией, а крайними остались добропорядочные граждане.

Право ложного требования

История эта началась в 2014 году, когда ТОО Capital Gate Holding оформило в Qazaq Banki кредит на 1,02 млн долларов на шесть месяцев. В обеспечение этого кредита директор тэоошки Нургуль ЖАУКЕЕВА предоставила в залог принадлежащий ей дом с земельным участком в Алматы, рыночная стоимость которого составила 558,8 млн, залоговая - 159,9 млн тенге. Но выплатить долг фирма не смогла, и в апреле 2018 года банк по договору цессии за 426,9 млн тенге уступил право требования по кредиту ТОО “OУСA QB”.

Чуть больше месяца спустя эта компания более чем с 50-процентным дисконтом (за 197,6 млн тенге) уступила право требования коллекторскому агентству “Право и финансы”. А еще через неделю это агентство заключило договор цессии на 248,8 млн тенге с “Казах­инвестгруп”, который, в свою очередь, по той же цене в 2019 году уступил право требования физическому лицу Алтынай БЕЙСЕМБИЕВОЙ, члену и экс-президенту благотворительного фонда Rotary club Almaty.

Женщина, как положено, выплатила деньги и оформила залог имущества на себя. Теперь она имела право потребовать у Жаукеевой возврата долга, а в случае невозможности заемщицы вернуть деньги - забрать залоговый дом. Но не успела: Жаукеева подала на нее, Qazaq Banki и все вышеперечисленные фирмы, а также на алматинский филиал госкорпорации “Правительство для граждан” в суд. Истица потребовала признать все договоры цессии недействительными, мотивируя это тем, что ни заемщик, ни она, как залогодатель, ни гарант, которым выступила другая ее фирма, не получали никаких уведомлений об уступке права требования.

В ходе судебного процесса, проходившего в Алмалинском райсуде №2 Алматы, выяснились любопытные детали. К примеру, OУCA QB оказалось “дочкой” Qazaq Banki - он являлся единственным участником этого ТОО. И деньги для расчета по договору цессии (кредит на сумму 235 млн долларов под 5 процентов годовых) фирме дал банк, чем, по мнению суда, сознательно ухудшил свое имущественное положение.

Что касается последующих сделок, то суд счел, что протокол заседания совета директоров Qazaq Banki, в котором отражено согласие OУCA QB на уступку права требования третьим лицам, не является подлинным, соответственно, права заключать договор цессии у “дочки” не было.

Суд также пришел к выводу, что заемщик не знал об уступке права требования, что является нарушением банковского законодательства.

На основании этих и других аргументов суд удовлетворил исковые требования Нургуль Жаукеевой, признав все договоры цессии недействительными. Проблемный кредит вернулся Qazaq Banki, который к тому времени... уже не функционировал: еще в августе 2018-го он был лишен лицензии, а в декабре того же года суд вынес решение о его ликвидации.

Не согласившись с таким решением, коллекторское агентство “Право и финансы” подало апелляционную жалобу, которая была рассмотрена Алматинским городским судом в мае 2020 года. В итоге и апелляционная инстанция пришла к выводу, что первая сделка по уступке права требования была проведена с нарушениями.

“Таким образом, целью совершения оспариваемой сделки являлось не проведение работ ТОО “OУCA QB” по улучшению кредитного портфеля АО Qazaq Banki, а вывод активов банка перед принятием Национальным банком мер реагирования”, - сказано в постановлении коллегии по гражданским делам горсуда, которая в итоге оставила апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения.

Аналогичное решение апелляционная инстанция приняла и по жалобам “Казахинвестгруп” и Алтынай Бейсембиевой, которая фактически пострадала в этой истории больше всех. Теперь у нее одна надежда на Верховный суд, куда на днях была направлена кассационная жалоба.

- Я считаю, что Жаукеева - ненадлежащий истец, - считает Бейсембиева. - Иск в суд может подать заемщик, которым выступило ТОО Capital Gate Holding, а не залогодатель как физическое лицо. Когда залогодатель предоставляет свое имущество в залог, он сразу пишет согласие на то, что его имущество будет продано и т.д. То есть она, как залогодатель, не имела права подавать исковое заявление, а суд его принял и рассмотрел. И принял неправомерное, на мой взгляд, решение. Получается, ликвидационная комиссия банка вернула себе залог - этот дом. Залогодатель, может, выплатит минимальную сумму, потому что я практически весь этот кредит погасила, и банк вернет Жаукеевой ее дом, дважды обогатившись - и за мой счет, и за ее. А я остаюсь и без денег, и без залога.

- А что вам говорят о возврате денег?

- Я встречалась с председателем ликвидкомиссии, и она сказала: вы знаете, у нас 18 тысяч вкладчиков, которым Qazaq Banki должен, вы будете после них. А когда это будет, неизвестно.

По словам Алтынай Бейсембиевой, для того чтобы расплатиться по договору цессии, она взяла кредит в банке, заложив свою недвижимость, и теперь возвращает деньги фактически... за воздух. Кроме того, сообщила женщина, залоговый дом она планировала использовать для благого дела - дать возможность благотворительному фонду “Кен журек” открыть там реабилитационный центр для детей, больных эпилепсией. Но теперь эти планы, сокрушается она, имеют весьма небольшой шанс на реализацию…

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть