17230

И ни у кого ничего не треснуло

Цены на антикоронавирусные препараты задрал родной Минздрав, а не иностранные производители

И ни у кого ничего  не треснуло

25 июля вступил в силу приказ Министерства здравоохранения об изменении предельных цен на лекарства для розничной и оптовой реализации. Стоимость некоторых из них взлетела в разы. И вот же какая закономерность: именно те, которые так или иначе используются в комплексной терапии при лечении COVID-19, почему-то подорожали, а остальные нет. Но новый документ заинтересовал нас не только поэтому.

Недавняя ситуация на казахстанском аптечном рынке, где несколько недель было шаром покати, если дело касалось лечения пневмонии и ОРВИ, заставила очень многих казахстанцев заказывать препараты в соседних российских городах. И тут выяснилось, что даже с учетом дорожных расходов (кстати, не самых дешевых) гораздо выгоднее покупать лекарства в России. Того же самого производителя, с той же самой дозировкой. И очень захотелось узнать, на каком же этапе происходит удорожание. Почему в Казахстане изначально такие высокие цены на лекарства?

Версия первая: рыночная…

Напомним, практика утверждения предельных цен на лекарства действует в Казахстане с прошлого года. Соответствующий министерский приказ может меняться всего два раза в год - до 10 января и до 10 июля.

В качестве примера мы взяли препарат ксарелто производства германского концерна Bayer. Именно это лекарство чаще всего искали в социальных сетях, желая купить его за любые деньги, родные тех, кто лежал в стационарах с пневмонией. В приказе министра здравоохранения от 9 января этого года предельная цена ксарелто в дозировке 15 мг №28 составляла 36 309 тенге (по казахстанскому протоколу лечения применяется дозировка в 10 мг). По новому приказу от 11 июля этого года ксарелто 15 мг №28 стоит 45 783 тенге с разницей за полгода в 9474 тенге. Кстати, при сравнении этих двух документов обращает на себя внимание то, что ряд лекарств, не имеющих отношения к лечению коронавирус­ной инфекции, никакого ценового изменения за эти полгода либо не претерпел вообще, либо изменился совсем несущественно. К примеру, энап 10 мг №10, снижающий артериальное давление, как стоил 1114 тенге, так и стоит.

Очень похоже на законы рынка, где повышенный спрос - это синоним повышенных цен. Такого мнения придерживается и генеральный директор ТОО “Абди Ибрахим Глобал Фарм” Фаррух РЗАЕВ:

- Если говорить конкретно о нашем фармацевтическом заводе, то мы не поднимали цены на свою продукцию с января этого года. Но я хочу сказать, что цены увеличили производители субстанций, на основе которых изготавливают те или иные лекарственные средства. В период пандемии по всему миру пользуются повышенным спросом одни и те же лекарства. На заводах встают в очередь за дефицитными препаратами. А там, где есть хороший спрос, всегда повышается и цена.

Это версия номер 1. Она могла бы сойти за единственно верную, особенно учитывая склонность отдельных наших сограждан в свою пользу обернуть всеобщий лекарственный ажиотаж. Но…

Благодаря дефициту лекарств многие казахстанцы открыли для себя российский лекарственный рынок, где покупатель не уйдет в минус даже после логистических расходов по максимуму. Под последними подразумеваются водители индрайвера, которые также не прочь воспользоваться безвыходным положением людей, чтобы побольше заработать. Так, например, доставка лекарственной посылки из Омска в Павлодар стоит тысячу российских рублей, да еще и не по официальному курсу, а по 6 тенге за рубль. Но даже с учетом этого лекарства выходят в разы дешевле, чем в Казахстане.

Вернемся к байерскому ксарелто по 15 мг №28. Помните, какова его предельная стоимость в соответствии с последним приказом министра здравоохранения в Казахстане? Более 45 тысяч тенге! В Омске он стоит 3307 рублей, что по сегодняшнему курсу составляет 19 180 тенге.

Разница в 26 тысяч тенге с лишним без дороги и в 20 тысяч тенге с учетом доставки с помощью индрайвера. Хотя в последние недели благодаря группам взаимопомощи, созданным в социальных сетях, запросто можно было найти водителей, готовых вместе со своим каким-то грузом привезти нужное человеку лекарство совершенно бесплатно ну или за чисто символическую оплату.

Версия вторая: локальная…

Почему в России и Казахстане, находящихся в ЕАЭС, такая существенная разница в стоимости одних и тех же лекарственных средств? Даже если предположить, что цены в период ажиотажа действительно повышает завод-изготовитель, то почему игра идет в одни ворота?

В казахстанском представительстве компании Bayer нам пояснили, что ксарелто реализуют в стране по ценам 2019 года.

“На ключевые лекарственные средства, к коим в том числе и относится препарат ксарелто, компания не повышала и до конца 2020 года, несмотря на существенную девальвацию национальной валюты, не планирует повышать цены. Все дистрибьюторы были об этом проинформированы”, - сообщили в ТОО “Байер КАЗ”.

Отпускную стоимость ксарелто представители завода-изготовителя называть на стали, остановившись лишь на общих принципах ценообразования.

“Стоимость оригинального лекарственного препарата складывается из таких факторов, как затраты на разработку молекулы и последующие клинические исследования, продолжительность которых составляет свыше 10 лет, себестоимость производства лекарственного препарата, затраты на регистрацию, транспортировку и осведомление медицинского сообщества”, - гласит официальный ответ компании на запрос “Времени”.

Что касается вопроса о причинах разницы в цене на двух рынках, объединенных рамками ЕАЭС, то в ТОО “Байер КАЗ” объяснили это так: “Ценообразование в каждой стране строится с учетом различных факторов и прежде всего базируется на принципах локального законодательства”. Ответ ясен - не там ищете. Обращайтесь в свое правительство.

Версия третья: официальная…

Более подробно о локальном законодательстве рассказала нам вице-министр здравоохранения Людмила БЮРАБЕКОВА.

- У каждой страны свои правила регистрации лекарственных средств, - начала разговор Людмила Бюрабекова. - Но ключевой фактор здесь даже не это обстоятельство. Если сравнивать два фармацевтических рынка - российский и казахстанский, то мы значительно уступаем соседям по объемам. Лекарственный рынок одной Омской области больше, чем у нас во всей стране. Именно по этой причине мы, как страна, не особо интересны крупным мировым фармацевтическим компаниям. И стоимость своих лекарственных препаратов каждая компания при регистрации указывает самостоятельно. Мы потому и установили предельные цены для потребителя, чтобы он не переплачивал за услуги перекупщика втридорога. В России цены на лекарства не регулируются государством. За счет обширности рынка там очень хорошо работают законы конкуренции. Соответственно, стоимость регистрации лекарственного средства не такая, как у нас.

Сравнять счет в этой фармигре может гармонизация национального законодательства с законодательством ЕАЭС в рамках регистрации и вывода в обращение лекарственных средств.

Вот уже шесть лет государства, входящие в ЕАЭС, пытаются создать общий рынок лекарственных средств, соответствующий стандартам надлежащих фармацевтических практик и основанный на единых принципах.

- Завершить процесс гармонизации национального законодательства в сфере лекарственного обращения должны были уже в следующем году. Но из-за пандемии коронавируса сейчас поднимается вопрос о том, чтобы перенести эту процедуру на более поздний срок, когда государства оправятся от коронавирусного удара. Но рано или поздно это все равно произойдет, и отрасли придется адаптировать свою работу под новые законодательные нормы с единым знаменателем, что, конечно же, серьезно повлияет на рыночную среду, - заключила вице-министр здравоохранения.

Если же говорить конкретно о препарате ксарелто, раз уж именно его мы взяли в качестве наглядного сравнительного примера, то в ближайшее время его включат в список гарантированного объема бесплатной медицинской помощи для амбулаторного лечения подтвержденной и неподтвержденной коронавирусной инфекции. И хотя бы его заказывать в ближайших российских городах отпадет необходимость…

В общем, из комментария вице-министра можно понять, что единый дистрибьютор, как у нас, - это, скорее, плохо, а конкуренция на фармрынке - это хорошо. И еще. Минздрав повысил стоимость тех лекарств, которые планируется оплачивать из Фонда медицинского страхования. То есть за общие деньги, которых никому не жалко, так как они вроде и ничьи. А вот у кого прямо сейчас, пока ксарелто не вошел в список бесплатных для застрахованного населения препаратов, оседает разница между новой и старой ценой, нам никто так и не ответил.

Ирина ВОЛКОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Павлодар

Поделиться
Класснуть