2177

Отверженные

В страшных условиях с риском для жизни проживают 14 семей в Талгаре. Дышащий на ладан барак с прохудившейся крышей принадлежит Казахскому обществу слепых.

Отверженные

Его построили в далеком 1931 году. Власти того времени собрали здесь незрячих людей со всего Жетысуского края и создали артель. Тогда рабочие изготавливали валенки, мотали буксы для железнодорожного транспорта, а в 1948 году наладили выпуск пластмассовых изделий.

Спустя 20 лет на этом месте построили современные производственные корпуса. А барак, где жили инвалиды, сносить не стали. Цеха испытывали постоянную нехватку рабочей силы, и людей сюда могли заманить лишь жильем.

Разруха в 90-х годах не обошла стороной и это учреждение. Отсутствие заказов привело к повальному сокращению штатов, и вскоре предприятие вообще закрылось.

- Раньше центральное отопление было, канализация. Из крана бежала горячая вода. Летом в доме было прохладно, а зимой тепло. Сейчас из всех благ цивилизации остались только вода и электричество. С тех пор стараемся и никак не можем исправить ситуацию, - жалуется старожил общежития Алмагуль КАЖИЕВА, которая перебралась сюда в 80-х годах из поселка Фабричного Карасайского района. - Не успеваем латать дыры на крыше, ремонтировать проводку, которую каждый раз при непогоде замыкает.

Плесень здесь - особая тема. Она, словно монстр из фильма ужасов, по частям захватывает стены. Устав постоянно удалять грибок, жильцы покрасили стены.

У Асии Кагазбековой кухня, зал, столовая и спальня - все в одной комнатушке.

- Летом освежили, забили доски на потолке, - показывает свисающую сверху фанеру дочь Алмагуль апай Асия КАГАЗБЕКОВА.

Девушка живет с мамой. На двоих комната 3х3 метра. Столь щедрые квадраты им достались за хорошую работу.

- Я сплю на полу, мама - на диване. Здесь же умываемся, недавно поставили бойлер. Теперь есть горяча вода, - радуется она.

В центре комнатки стоит школьная парта, которая служит кухонным столом и подставкой для газовой плиты одновременно. За шкафом на полу зияет огромная дыра. Возле нее замер маленький котенок.

- Здесь каждый держит кошку, хотя особую любовь к животным не питает. Их вынуждены держать из-за расплодившихся крыс, - пояснила Асия.

Попрощавшись с владелицей жилплощади, стучусь к ее соседке. В коридоре капает с потолка. Из щелей в окне дует сквозняк. На подоконнике лежит тряпка, которая впитывает воду, которая течет снаружи.

- К холодам подготовились основательно. Заделали окно тряпкой. Теперь дует не так сильно. Но как бы мы ни старались, стены уже не держат тепло, - жалуется соседка Асии Гульнура ЯКУПОВА. Женщина инвалид II группы. Живет с двумя малолетними детьми. Другого жилья у нее нет.

- Заработанных денег едва хватает на еду и на оплату коммунальных услуг, - вздыхает молодая мама. - Печки нет, поэтому пользуемся обогревателями. Только за электричество отдаем около 10 тысяч тенге. Благо комнату бесплатно дают. Иначе бы по миру пошли.

Гульнура работает в картонном цехе. Выпускает коробки. Зарплата у нее мизерная.

Гульнура и Айдана не возмущаются, чтобы не лишиться и этого

- Хорошо, когда заказы есть, а бывает, без работы сидим. А заработок наш зависит от выполненных объемов, - говорит она. - Иногда в цех, где выпускают прищепки, приглашают на работу. Но это случается очень редко, у них своих работяг хватает. Вот так перебиваемся от зарплаты до зарплаты.

Женщине сделали скидку в детском саду. Теперь за двоих 30 тысяч тенге платит. Благодарит родителей, которые продуктами помогают.

Дастан ТАЛИП со своей супругой Шолпан ждут пополнение. Они оба из Шилека. Комнату получили после того, как устроились здесь на работу. В отличие от других соседей у них есть телевизор.

- Это приданое моей жены, - говорит мужчина, уловив мой взгляд. - Она зрячая. Надеюсь, дети тоже будут видеть белый свет.

Комната молодоженов тоже в ужасном состоянии. Свисающий потолок, пол в дырах, покрытые грибком стены. Обитатели общежития стараются своими силами делать ремонт, но строению уже почти 90 лет, и с каждым годом содержать его становится все сложнее.

- Живем здесь практически на птичьих правах. Поэтому боимся возмущаться. Ведь в любой момент нас могут попросить освободить помещение, - сетует одна из жительниц барака. - Исправно платим за коммунальные услуги. За воду с человека 540 тенге, за свет - 17, за вывоз мусора и откачку туалета - 340.

Кстати, здесь один туалет на три комнаты. Постояльцы убирают его по очереди и подсыпают хлорку. На дверях замок, чтобы чужие не пользовались.

Туалеты и коридор барака напоминают времена разрухи.

Директор Талгарского УПП ОО “Казахское общество слепых” Абильесхат КОХАНОВ оказался человеком разговорчивым. То, что в общежитии нет нормальных условий для проживания, он не отрицает.

- Боюсь, что крыша может рухнуть в любую минуту. А что делать? Выселить не могу - куда они пойдут?! - сочувственно разводит руками Коханов. - В этом году сделали текущий ремонт снаружи. Внутри покрасили стены, побелили потолок. Создаем, как можем, условия для проживания.

О плачевном состоянии общежития и в каких условиях живут инвалиды по зрению знают все: руководство Казахского общества слепых и акимат Талгарского района, однако оказывать какую-либо помощь никто не торопится.

Сандугаш ДУЙСЕНОВА, фото автора, Алматинская область

Поделиться
Класснуть

Свежее