13722

Зона высокого давления

Новое громкое ЧП в пенитенциарной системе страны: замначальника исправительного учреж­дения ОВ 156/22 департамента уголовно-исполнительной системы Восточно-Казахстанской области Талант АМАНТАЕВ пытался наложить на себя руки, обвинив в своей смерти (теперь уже понятно, что несостоявшейся) спецпрокурора А. ТАШТЕНОВА. Майор юстиции проходит свидетелем по делу о самоубийстве осужденного Андрея КОНДРАТЕНКО, которого 18 июня этого года нашли повешенным в учреждении ОВ 156/2 Усть-Каменогорска. В то время Амантаев был заместителем руководителя этой колонии.

Зона высокого давления

Информация об этом инциденте крайне скудна. Пресс-служба Генпрокуратуры сообщила: “Свидетельствующий по делу о смерти осужденного сотрудник ДУИС по ВКО Талант Амантаев пытался совершить суицид. В социальных сетях распространяется видеообращение его супруги А. Амантаевой, в котором говорится о психологическом давлении со стороны специального прокурора А. Таштенова, расследующего уголовное дело по факту суицида осуж­денного А. Кондратенко”.

“Талант рассказывал, что прокурор Таштенов вынуждает его признаться в доведении до самоубийства Кондратенко либо оговорить своих коллег. Мой муж воспринял эти угрозы реально и в пять утра 14 октября повесился в подвале нашего дома. Я успела его спасти, мужа в коматозном состоянии гос­питализировали в реанимацию горбольницы Усть-Каменогорска”, - заявила Асем Амантаева.

Дело майора юстиции расследует полицейское ведомство. В МВД сообщили, что Талант Амантаев находится в больнице, ему оказывается медицинская и психологическая помощь. Дело находится на контроле министра внутренних дел Ерлана ТУРГУМБАЕВА, по его поручению в Усть-Каменогорск прибыли представители департамента собственной безопасности министерства.

Кроме того, сотрудники департамента внутренних расследований Генпрокуратуры начали служебную проверку, о результатах которой в пресс-службе надзорного органа пообещали рассказать позже.

В последние годы в пенитенциарной системе с незавидной регулярностью происходят суициды заключенных, пытки, имеются факты уже набившей оскомину коррупции. Но чтобы один из руководителей колонии обвинил в своей смерти спецпрокурора...

По словам сестры Андрея Кондратенко Ирины НИКИФОРОВОЙ, перед смертью ее брат вырезал на своей груди надпись “В моей смерти прошу винить администрацию”. Она считает: брата либо убили, а потом имитировали самоубийство, либо довели до суицида. К слову, при вскрытии тела заключенного в его желудке нашли предсмертную записку с фамилиями некоторых сотрудников колонии строгого режима (по данным нашего источника в правоохранительных органах, фамилия Амантаев в ней не фигурирует).

Кондратенко не дожил до своего 30-летия пять дней. Ранее был неоднократно судим за кражи и мошенничество. Последний срок отбывал на строгом режиме, работал, рассчитывался с потерпевшими и готовился подавать документы на условно-досрочное освобождение. Ирина заявила: виделась с братом в марте 2019 года, тогда ничто не предвещало беды. А в апреле он позвонил и сообщил, что на него оказывается психологическое давление. 13 мая сказал по телефону сестре, что боится за свою жизнь…

Не согласившись с версией следствия (суицид), Никифорова обратилась за помощью к президенту страны, и расследование поручили Генпрокуратуре. В Усть-Каменогорск прибыла следственная бригада во главе со спецпрокурором Таштеновым. По неофициальной информации, в тот день, когда нашли Кондратенко повешенным, Амантаев был ответственным дежурным. По своей работе он отвечал за воспитательную работу, проводимую среди осужденных, курировал деятельность начальников отрядов колонии. После ЧП с Кондратенко майора Амантаева понизили в должности и перевели в колонию-поселение ОВ 156/22.

Службу Талант Амантаев начал рядовым в 2006 году. Получив звание лейтенанта юстиции, стал начальником отряда колонии-поселения в восточноказахстанском селе Саратовка, а спустя пару лет возглавил в том же учреж­дении отдел по воспитательной работе осужденных (к слову, молодому старлею подчинялись капитаны и майоры). В 2015 году занял должность замполита колонии строгого режима (так сотрудники называют замначальника по воспитательной работе).

Мне удалось связаться с некоторыми его сослуживцами. На условиях анонимности (без согласования с ведомственной пресс-службой и вышестоящим руководством им запретили комментировать это происшествие) коллеги Амантаева признались, что никак не ожидали от любящего отца троих маленьких детей и примерного офицера такого крайнего шага.

- Талант на комиссиях по рассмотрению вопросов по УДО до последнего отстаивал интересы осужденных, - рассказал по телефону офицер юстиции. - Выступая в судах, говорил, что знает осужденного намного лучше, чем прокуроры и судьи, он годами занимался воспитанием зэков и поэтому старался убедить суд, что того или иного кандидата на УДО нужно выпустить на свободу как твердо вставшего на путь исправления.

Другой сослуживец рассказал, что Талант Амантаев часто приходил на службу в выходные и праздничные дни, умел найти подход к заключенным. Злостных нарушителей беспощадно наказывал, тех, кто встал на путь исправления и стремился на свободу, всячески поощрял дополнительными свиданиями с родными, писал ходатайства в суд на УДО.

Многие заключенные уважали Таланта. Даже оставаясь без обеда или ужина во время суточных дежурств, майор Амантаев не позволял себе отщипывать от скудной пайки зэка. Это при том, что некоторые его коллеги часто грешат: вынуждают поваров колонии готовить им еду из зэковской пайки, после службы уносят домой увесистые свертки с мясом, тушенкой и другими продуктами, которые выделяют исключительно для осужденных.

Расследование дела Амантаева только началось, его итоги могут оказаться самыми непредсказуемыми.

Тохнияз КУЧУКОВ, скриншоты с видео, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее