2859

Такое детство счастливым не назовёшь

В жутких условиях содержатся дети в домах-интернатах Талдыкоргана и в областной специальной школе-интернате для детей с нарушениями интеллекта в городе Сарканде

Такое детство счастливым не назовёшь

Уют им только снится

Хотя школа-интернат носит имя известного певца, народного артиста Казахской ССР Данеша РАКИШЕВА, здесь дети не поют. Не оттого, что у них нет голоса, просто в таких условиях, в которых они содержатся, не петь, а выть охота!

Интернат существует 45 лет. В нем сегодня обучается 281 ученик. В основном это дети, чьи родители работают чабанами на дальних отгонах.

Заглянув в некоторые классы, пообщавшись с ребятишками, я поняла: они не блещут знаниями. С трудом вспомнили, кто такой Пушкин, не смогли процитировать по памяти стихи Абая. А что хотела? Качество знаний здесь ниже, чем в областной школе-интернате, и составляет всего 59 процентов. Может быть, поэтому отношение к ним такое?

Саркандский интернат поражает своим убожеством.

За четыре десятилетия здесь не воспитали тех, на кого можно было равняться. Впрочем, при пустых коридорах, голых стенах, нехватке компьютеров и лимитированном интернете это неудивительно.

Если школа более-менее приспособлена для обучения детей, то условия, в которых живут малыши, с трудом можно назвать подходящими.

Интернат шокировал: опять пустые коридоры, секционные номера. В одной комнате проживают четыре ребенка, в другой - двое. На шестерых - одна раковина и туалет. В комнатах деревянные кровати. На них аккуратно заправленная постель, чистая, пахнет порошком. Похоже, к приходу комиссии заменили.

Кстати, меня сюда никогда не пускали. Попала в интернат я случайно с членами республиканского совета по защите прав детей, созданного при партии Nur Otan. Они приехали из столицы в Алматинскую область с особой миссией: изучали условия содержания малышей в закрытых учреждениях.

Члены комиссии были шокированы старыми матрасами, выцветшей постелью. Шкаф из самого дешевого материала чуть не упал на их головы. Ни стола, ни стульев в комнате нет - казармы солдат бывают уютнее.

В общем, даже антуража, который обычно создают к приезду гостей, не было.

На каждый этаж - по одной душевой. В них - по три кабинки. В некоторых не работают краны. Резьба сорвана, от капель воды на кафеле пола образовались огромные пятна, которые, возможно, после выхода статьи будут отмывать воспитанники интерната.

Талдыкорганский интернат: техника и уют прошлого тысячелетия.

На фоне всей этой убогости столовая показалась раем. Здесь царил порядок. Меню. Холодильник забит продуктами и витаминами. Радует, что дети не голодают.

От вида бани и прачечной леденеет душа. Здесь смело можно снимать фильм про заключенных. Такую бытовку я видела в колонии в поселке Заречном.

Баня построена в 1978 году. С тех пор здесь ничего не меняли, разве что тазики. На стене кафель made in USSR. Примитивная раздевалка с железными вешалками. Тут же стоит огромная ванна с въевшейся грязью. Видимо, для хлорированной воды. Моют ли там дети тазики, нам не удалось выяснить. Банный день - суббота.

Зашли в огромную комнату с бетонным полом и длинными в три ряда столами. Здесь малыши моются группами. Помещение вмещает только 25 детей. Покрашено оно в темно-коричневый цвет.

В парную ходить опасно для жизни. Дверь залатана разноцветной фанерой, доски в парилке скрипят и шатаются. Видимо, тоже износились. На полу зияет огромная дыра, куда стекается вода. Не дай бог туда попасть ногой - точно травмы не избежать. Отовсюду несет мочой. Так может вонять выгребная яма, куда сливают грязную воду, хотя в интернате есть канализация. Печальную картину довершает отсутствие электричества.

В прачечной почувствовала себя как в детстве: советские стиральные машины “Вязьма”. Центрифугу можно вообще продать коллекционерам антиквариата - ей лет сто. Тазики, ванна чугунная. Весь этот хлам работает. Видимо, благодаря бережному отношению персонала. Единственное, что беспокоит, - это электропроводка. Вся она оголена.

Стадион тоже выглядит печально: футбольное поле с воротами и один многофункциональный турник на двести детей - это похоже на издевательство. Видимо, за последние четырнадцать лет мы здесь первые. Если сюда хотя бы раз заглянул руководитель областного управления образования, жизнь малышей наверняка улучшилась бы в разы.

Чем дальше в лес…

От Талдыкоргана до областной специальной школы-интерната для детей с нарушениями интеллекта всего 150 километров. Добирались туда по разбитой дороге ровно четыре часа. Жизнь 76 воспитанников этого интерната можно назвать мученической. По-другому никак не скажешь.

Само здание построено в 1949 году. Тогда здесь учились обычные сельские дети, потом назрела необходимость в интернате. В 1958 году построили рядом со школой общежитие. Детей разместили в двухэтажном здании. Вы не поверите, если скажу, что с тех пор здесь капитальный ремонт производился всего два раза. Последний - 18 лет назад!

В 2016 году интернат чудом избежал трагедии: рухнула крыша школы, благо ночью, ни один ребенок не пострадал. Двери и окна строения 70-летней давности замуровали, а территорию аккуратно загородили.

Теперь здание общежития служит и школой, и местом для проживания. На 78 детей здесь три раковины. Стоит только догадываться, как они умудряются по утрам умыть личико и почистить зубки. Это не говоря уже о других водных процедурах. Кстати, здесь нет душевых, нет и теплых туалетов. Малыши зимой и летом бегают в уборную во двор.

- А ночью куда дети ходят справлять нужду? - интересуюсь я.

- В горшок, - уныло отвечает директор интерната Кайсар МАМБЕТБАЕВ.

- В каждой комнате почти двенадцать детей! - возмутилась я.

- Знаю, но у нас нет выхода. Я каждый год пишу письма в областное управление образования и управление экономики и бюджетного планирования. Но денег не дают ни на ремонт, ни на строительство нового здания, не меняют и оборудование.

Условия жизни в этом богоугодном заведении можно назвать самыми худшими во всей Алматинской области.

Наблюдается такая же картина, как в талдыкорганском интернате: старая мебель, изношенные постельные принадлежности.

- Один раз в две недели меняем постель у детей, а в бане они моются каждую субботу, если родители на выходные не забирают, - отрапортовала кастелянша Алия КАЗАНКУЛОВА.

Были мы в бане. Она расположена в сарае, как и кабинет директора интерната. Маленькая комнатушка, куда три человека едва поместятся. Отапливается печкой.

Рядом прачечная. Стиральная машина, центрифуга из прошлого века. Из современного оборудования здесь только утюг.

- Здесь мясо, здесь мы храним молоко, а тут сливочное масло, - показывает содержимое старого, тысячу раз ремонтированного холодильника заведующая столовой Айгуль МАЛГАЖДАРОВА.

Айгуль МАЛГАЖДАРОВА колдует со старым холодильником.

Особого упоминания требует библиотека. Здесь нет игровых площадок и комнат. Поэтому дети свой досуг должны проводить в читальном зале. Он расположен в домике с обветшалой крышей.

На полках пылятся старые учебники, а из литературы - “Дон Кихот” и “Преступление и наказание”.

- Книги не обновлялись много лет. Я даже не помню, когда последний раз мы получали сказки. Дети хотят читать фантастические истории, но у меня их нет! - чуть не плачет библиотекарь.

Знаю, что ей попадет после этих признаний, поэтому не пишу ее фамилию. Тут же в соседней комнате два подростка учатся шить обувь по инструкциям 1968 года. В дальней комнате девчушки зубрят пособие по кройке и шитью советского издания.

Эффект разорвавшейся бомбы произвело это учреждение на членов республиканского совета по защите прав детей, созданного при партии Nur Otan.

Когда верстался номер, стало известно, что аким Алматинской области Амандык БАТАЛОВ дал оперативное поручение подготовить документацию для выделения дополнительного финансирования на приведение вышеуказанных учреждений в соответствие нормам.
-Дети должны жить в комфортных условиях! - подчеркнул он. - Партия Nur Otan приоритетом в своей деятельности ставит вопрос защиты детей и улучшения качества их жизни.

Сандугаш ДУЙСЕНОВА, фото автора, Алматинская область

Поделиться
Класснуть