2213

Войдите в положение!

Может ли 16-летняя девушка без согласия родителей решать, делать ей аборт или нет?

С такой инициативой, которая может стать одним из пунктов нового кодекса “О здоровье народа и системе здравоохранения”, концепцию которого сейчас активно обсуждают, на днях выступил Минздрав. Эту тему стали обсуждать настолько активно, что вчера в Астане и Алматы практически в одно время прошли два “круглых стола”, на которых говорили о необходимости предоставления подросткам доступа к медицинскому консультированию и услугам. Эксперты предлагали поговорить в целом о репродуктивном здоровье, о том, что у молодых людей 16 и 17 лет должна появиться возможность обращаться к врачам за советом или лечиться у венеролога, например. Но все это оказалось не таким важным по сравнению с новостью про ранние аборты (см. “Во внезапности - сила!” и “Выход из положения!”, “Время” от 24.11 и 27.11.2018 г.).

“К опасностям подросткового периода относятся риск заражения инфекцией, передающейся половым путем, включая ВИЧ (исследования показывают, что cамый высокий уровень инфекций, передающихся половым путем, наблюдается в возрастной группе от 15 до 24 лет), а также риск наступления незапланированной беременности, - говорится в пресс-релизе, который распространил организатор “круглого стола” в столице Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА). - Бесплодие к моменту осознанного решения зачать желанного ребенка тоже может быть результатом невылеченных инфекций или аборта в юном возрасте. По данным различных исследований, в Казахстане среди подростков 15-19 лет почти 30 процентов являются сексуально активными. С этим фактом необходимо считаться, тем более в силу того, что практически никто из подростков не признается родителям, что у него возникли проблемы, связанные с сексуальным здоровьем. Поэтому очень важно обеспечить молодым людям доступ к добровольному согласию на получение медицинских услуг с 16 лет. Некоторые страны принимают закон, позволяющий молодым людям получить определенный спектр услуг даже в 14 лет. В странах, где существует такой закон, случаи заражения инфекциями, передающимися половым путем, а также случаи подростковой беременности порой сведены к нулю”.
“В большинстве стран мира, включая наших ближайших соседей, таких как, например, Россия, Беларусь, Украина, Узбекистан, Молдова, возраст добровольного информированного согласия определен на уровне 15 лет. В этом нет ничего предосудительного, ведь подростки 15-18 лет уже достаточно взрослые и должны иметь навыки критического мышления, самостоятельного анализа и принятия решений” - это уже цитата представителя ЮНФПА в Казахстане Раймбека СИСЕМАЛИЕВА.
16 лет - и самостоятельность. Это вполне возможно, если речь идет о консультациях врача и помощи того же венеролога. Но когда речь идет о прерывании беременности... Не слишком ли большая ответственность принять такое решение для девушки в столь нежном возрасте?

Индульгенция на аборт
- Считается, что психологическая зрелость наступает в 21 год. В 16 лет ребенок несамостоятелен. У него продолжается подростковый возраст: да, он становится более управляемым и понимающим, но ему по-прежнему может быть сложно разобраться в тонкостях межличностных отношений. И если у девочки нет поддержки со стороны родителей, особенно мамы, то она может наделать много глупос­тей, - не поддерживает инициативу Минздрава доктор психологических наук, профессор врач-психоневролог Раушан КАРИМОВА (на снимке).

- Этот закон может ослабить родительское влияние. С одной стороны, те мамы, которые не очень хотят заниматься своими дочками (а таких тоже хватает), скажут: “Хорошо, пусть решает сама”. А девочка будет продолжать беспутную половую жизнь, никто ее за это не осудит, наоборот, для нее это станет нормой поведения. С другой стороны, мы даем этой девочке понять, что можно обойтись и без помощи взрослых. А у ребенка, особенно в подростковом возрасте, должно быть поле безо­пасности - человек, к которому можно обратиться в трудную минуту. Получается, что мы даем индульгенцию на аборт и тем самым подрываем нравственную составляющую общества и родительско-подростковых отношений. Но такие вещи должны решаться только с родителями - это повышает и их ответственность.
Поддерживает Раушан Бедалиевну и психолог-консультант телефона доверия при кризисной беременности Динара ХАЛЕЛОВА (на снимке):

- На первый взгляд кажется, что это благие начинания: девушка может прийти к врачу и получить помощь. Но если речь идет об аборте, мы категорически против того, чтобы его можно было делать без согласия родителей! Женщина любого возраста, узнав о том, что она беременна, испытывает нормативный кризис. А в данном случае речь идет о незрелой девушке, не имеющей социального положения, статуса и самостоятельности. Она не может принять трезвое решение, взвесив все обстоятельства. В этот момент ей особенно нужна поддержка родителей. Тем более что по закону они несут ответственность за своего ребенка до его совершеннолетия. Могу предположить, что (в случае одобрения инициативы Минздрава. - О. А.) количество абортов резко увеличится, особенно в этой возрастной группе. Предложение медицинского ведомства не выход из ситуации.
Наш телефон доверия действует в рамках социального проекта “Подари жизнь”. 40 процентов из тех, кто нам звонит, - женщины в возрасте до 21 года, 12 процентов - до 17 лет. И когда к нам обращаются, мы первым делом говорим, что сначала нужно поговорить с родителями. Как правило, они понимают, в какой ситуации оказалась их дочь, вместе принимают решение оставить ребенка и в дальнейшем помогают его воспитывать.

Риск есть всегда
- Здесь есть еще две стороны: неродившийся ребенок, ценность жизни которого ни с чем не сравнима, и родители беременной, которые вряд ли захотят, чтобы их дочь в одиночку переживала такой сложный период своей жизни, - отмечает Динара Халелова. - Нужно десять раз взвесить, прежде чем принять решение об аборте. И не забывайте: если девушка прерывает первую беременность, вероятность того, что в дальнейшем она останется бесплодной, составляет порядка 25 процентов. Возможны и серьезные осложнения: кровотечения, инфицирование, перфорация матки, вплоть до летального исхода.
Говорит о медицинском аспекте и возможных рисках, которые общеизвестны, и врач-гинеколог Вячеслав ЛИМОНОВ (на снимке).

Но в то же время резонно замечает, что эта мера вызывает неоднозначные эмоции:
- Мне трудно ответить на вопрос, нужно ли принимать такой закон (о раннем аборте. - О. А.). Даже если я скажу “нет”, аборты и заболевания, передающиеся половым путем, все равно будут. Поэтому если и оказывать такую помощь, то только в специализированных учреждениях, в которых будут работать высококвалифицированные специалисты (так хотя бы мы снизим возможные риски). Нельзя допустить, чтобы эти девушки шли в какие-то непонятные клиники. И обязательно обратить внимание на такой момент: в случае появления такого закона станут неизбежными конфликты между врачом, который сделал аборт несовершеннолетней девушке, и ее родителями. Не исключено ведь, что взрослые через какое-то время узнают об этом и придут разбираться к гинекологу: “Да как ты мог?!” Да, врач может и должен ссылаться на закон, но поможет ли ему это? И не окажется ли он в итоге крайним?
- Но, конечно, продуктивнее не ломать копья, решая, рано или в самый раз, а подумать над тем, как помочь этим девушкам (совсем еще девочкам, по сути) и свести к минимуму случаи ранней беременности, - резюмирует сказанное Вячеслав Лимонов.
- Я считаю, что Минздрав и другие министерства должны думать о том, как поддержать молодых людей, оказавшихся в такой ситуации, и заниматься первичной и вторичной профилактикой, - подытоживает Динара Халелова. - Проводить в школе просветительские занятия, говорить о ценности семьи, последствиях ранних абортов, контрацепции. Если все же девушка уже забеременела - думать не об аборте, а о том, как государство может ей помочь: предоставить социальные пособия, выделить жилье и т. д. Параллельно работать с родителями, объяснять им, как выстраивать доверительные отношения с детьми.

ДОСЛОВНО

    А вот как прокомментировала журналистам инициативу Минздрава о ранних абортах сенатор Дарига НАЗАРБАЕВА (на снимке):

- Вопрос для Казахстана актуальный, эта проблема довольно остра уже на протяжении многих лет. И количество детей в детских домах, и неустроенные молодые мамы, которых не принимает ни та ни другая семья. Решение надо искать. То, что предложило Министерство здравоохранения, на мой взгляд, довольно спорно.
Надо собрать как можно больший спектр мнений со стороны общества. В конце концов речь идет о репродуктивном здоровье наших девушек, об их будущем. Если будут скрытые аборты, наверняка за этим последуют и какие-то криминальные вещи. За всем уследить, навести порядок довольно сложно, потому что законодательно мы, получается, разрешаем эти вещи. И с точки зрения молодых девушек, их мнение тоже надо изучить.
Торопиться с принятием решения нельзя. Это вопрос, который будет иметь очень большой общественный резонанс по известным причинам.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, из архива спикеров и с интернет-ресурсов, Алматы

Телефоны доверия при кризисной беременности: 8 (727) 328-13-88, 8-776-2-500-700 (WhatsApp). Консультации бесплатные и конфиденциальные.

Поделиться
Класснуть