5686

Почему общественные советы городов и регионов, а также система их формирования нуждаются в перетряхивании

Знакомые всё лица

Новый скандал вокруг общественных советов, на этот раз - в Семее. Здесь ротировали состав городского ОС, в котором не нашлось места ни одному бойкому активисту, способному критически оценивать деятельность местного акимата.

Главной целью работы ОС является, как известно, выражение мнения гражданского общества по социально значимым вопросам. Но в реальной жизни этого и близко нет, что и засвидетельствовала в своем национальном отчете Антикоррупционная служба. По ее данным, на конец 2021 года в Казахстане действовал 251 общественный совет. “Однако, согласно результатам соцопроса, эффективность работы общественных советов отмечают только 29,5 процента респондентов”, - утверждают в ведомстве. По мнению населения, ОС формально собираются несколько раз в год, заслушивают акимов о развитии регионов, но практически не поднимают проблемные вопросы и не предлагают пути их решения (см. “Диалог не сложился”).

Семей очень показательно вписывается в картину, описанную антикором в своем нацотчете! До последнего времени острые вопросы поднимал хотя бы один представитель этого органа - известный в городе общественник Николай ИСАЕВ. Но после проведенной недавно ротации состава ОС можно смело говорить, что совет этот будет и глухим, и слепым. Теперь там сплошь и рядом бывшие госслужащие, руководители соцобъектов и деятели, напрямую зависимые от благосклонности местных исполнительных органов.

Директора крестьянского хозяйства “Восточный гусь” Радика САЙФУТДИНОВА осенью 2020 года освободили от должности замначальника управления полиции Семея. Председатель совета биев Шаган ЖУМАКСАНОВ до выхода на пенсию в разные годы возглавлял аппарат акима города, отдел сельского хозяйства и ветеринарии, колледж транспорта. Главный врач санатория “Карагайлы” Баглан ЧЕГЕДЕКОВ в свою бытность руководителем СЭС вызывал массу нареканий у горожан, недовольных тем, что Семей превращается в большую свалку. А директор “Теплокоммунэнерго” депутат облмаслихата Азат САРПЕКОВ запомнился как “обещалкин”: жильцы аварийной трехэтажки по улице Сатпаева уже третий год мечтают о “коммунальном рае”, растапливая печки в своих квартирах.

Но больше всего возмущений у семейчан вызвало появление в составе ОС руководителя ТОО “Семгражданпроекта” Игоря ГРИЩЕНКО. Он имеет прямое отношение к строительному казусу, прозванному в народе “отрыжкой архитектора”. Этот коммерческий объект возводится в узкой щели между двумя торговыми домами. Причем ширина новостройки всего три метра!

- Наивно ждать, что Грищенко будет бороться с хаотичной застройкой в Семее, - ухмыляется глава общественного объединения “Дом” Майра АБЕНОВА (на снимке). - Скорее, наоборот - думаю, он сделает все от него зависящее, чтобы вот таких “отрыжек архитектора” появилось в нашем городе как можно больше!.. В то же время в ОС не попал активист Роллан МАШ­ПИЕВ, широко известный как борец за права жителей окраин, лишенных элементарных благ цивилизации.

Как же так вышло? Почему Семей получил суперлояльный к городской власти и неугодный местным активистам состав общественного совета? Ответы на эти вопросы надо искать в процессе формирования рабочей группы (РГ), которая и “сколотила” такой ОС. А еще - в лазейках законодательства!

Чтобы было понятно массовому читателю, сначала вкратце поясним процедурные моменты. Сформированная из числа представителей госорганов и общественников рабочая группа представляет затем в маслихат на утверждение список состава общественного совета. При этом кандидаты и в РГ, и в ОС отбираются на основе соответствующих конкурсов, объявления о проведении которых заранее публикуются в СМИ и интернете. В этих конкурсах может принять участие любой законопослушный гражданин, радеющий за благополучие родного края. Нюансы такие: дает официальный старт всей кампании секретарь маслихата, он же определяет количественный состав РГ, причем представителей госорганов в рабочей группе должно быть не более одной трети.

- Секретарь городского маслихата определил, что РГ (которую он затем по закону, кстати, и возглавил) должна состоять из 7 человек: 2 представителя госсектора, 5 - от общественности, - рассказывает Майра Абенова. - Когда прошла информация, что принимаются документы на конкурс для участия в рабочей группе, мы обратились к неравнодушным землякам: мол, давайте дерзайте, участвуйте в жизни города! 4 февраля я лично отнесла в маслихат документы на 13 активистов. А позже узнаю, что из них в список кандидатов попали... только семеро.

Абенова поинтересовалась у секретаря городского маслихата Бейсенбека АКЖАЛОВА, чем же остальные шесть не угодили.

- От его ответа я выпала в осадок! - продолжает собеседница. - Он сказал: мол, вот здесь в документах дата не проставлена на автобиографии, здесь заявитель вместо февраля январь указал. И вообще, почему документы пришли пачкой? По его словам, нужно, как при устройстве на работу, приносить свои документы каждому человеку лично.

Но в том-то и дело, что в законе все это не оговорено! В нем четко прописано: уполномоченный госорган обязан сформировать список кандидатов из всех людей, пожелавших принять участие в работе рабочей группы. У маслихата нет никакого права заниматься отбором! - утверждает Абенова.

В общем, в результате такой “отбраковки” из 75 граждан, подавших заявление, в список кандидатов в РГ попал 41 человек. Но только одному заявителю, по мнению активистки, отказали по обос­нованной причине - он является действующим депутатом.

- За бортом оказались сразу 33 человека! Их отвергли по наду­манным предлогам, нарушив тем самым закон, - считает общественница. - Для чего это было сделано, нетрудно догадаться: чтобы предрешить результаты будущего голосования по выбору членов общественного совета. 41 отобранному кандидату предстояло выбрать из самих себя всего пятерых представителей общественности для участия в рабочей группе. И своих, акиматовских, там было подавляющее большинство. Так, 5 человек имеют прямое отношение к правящей партии, 2 - бывшие работники отдела внутренней политики. Ну и т. д., и т. п.

В общественный совет Семея вошел руководитель института, спроектировавшего вот эту “отрыжку архитектора”.

В результате в рабочую группу выбрали 5 общественников, я считаю, тесно связанных с акиматом. А они в свою очередь выбрали членов общественного совета, полностью лояльных к акимату. Теперь эти люди будут послушно поддакивать чиновникам и по команде сверху голосовать… - резюмирует свою версию прошедшего “избирательного” процесса Майра Абенова.

По ее словам, один из “забракованных” кандидатов - Бекжан КАПЫШЕВ - подает иск в суд, где будет требовать признать нелегитимной как саму рабочую группу, так и новый состав общественного совета, который они выбрали.

К слову, многие горожане с активной жизненной позицией, узнав, как создавалась рабочая группа, отказались выдвигать свои кандидатуры на конкурс в общественный совет.

- Нам не нужна очередная фикция! - праведному возмущению активистки Абеновой, кажется, нет предела. - Тем более в такой ответственный момент, когда у нас создается Абайская область с центром в нашем городе. Если мы сейчас не прервем порочную традицию, акимат с маслихатом создадут такой же марионеточный общественный совет новой области. От этого проиграют простые горожане. Потому что выделенные деньги снова будут тратиться на возведение помпезных объектов, а не на решение насущных проблем!

Кстати, общественники получили ответ прокурора Семея Саида АЙМУХАНА на свой запрос: “Установлено, что маслихатом Семея 7. 2. 2022 г. сформирован список кандидатов в рабочую группу, по нашему мнению, с нарушением норм действующего законодательства. По вышеуказанному факту прокуратурой города внесен акт прокурорского надзора”.

А теперь поговорим о лазейках и изъянах законодательства. О ключевых, на наш взгляд. В утвержденном правительством к профильному закону “Типовом положении об общественном совете” не регламентируется, каким образом следует определять круг кандидатов в РГ из общего числа поданных заявлений и кто это должен делать. Там лишь указано (пункт 11): “После окончания срока приема документов в течение одного рабочего дня формируется список кандидатов в рабочую группу”. Формулировка, согласитесь, позволяет трактовать ее как кому угодно! Следовательно, можно запросто включить административный ресурс и отсеять “ненужных”.

Этот ресурс власть при желании может запросто использовать и в работе с членами РГ, которая определяет персональный состав ОС. Как, например, в Семее. Ну разве трудно убедить пятерых общественников (двух представителей госоргана уговаривать не придется), тем более когда они уже прошли сквозь предварительное сито отбора, выбрать покладистый городской общественный совет из 21 человека, тем более если большинство из кандидатов в ОС - бывшие чиновники и госслужащие?

И еще: в “Типовом положении об общественном совете” нет никакой формулы, рекомендации или подсказки, сколько человек должно входить в рабочую группу и общественный совет населенного пункта, в частности города. Вот секретарь маслихата Семея определил, что РГ должна состоять из 7 человек. А почему, например, не из 9 или 11? И почему маслихат этого города более чем с 300-тысячным населением решил, что оптимальный состав местного ОС - ­именно 21 человек? Видимо, так нужно власти. Она же у нас чертовски муд­рая, ей видней...

Милана ГУЗЕЕВА, Семей, Наиль ИШМУХАМЕТОВ, Алматы, фото Миланы Гузеевой и с сайта odvk.kz

Поделиться
Класснуть