8984

У гособвинения остались вопросы

Прокуратура опротестовала оправдательный приговор экс-председателю компании “СК-Фармация” Берику ШАРИПУ. Рассмотрение апелляции назначено на 15 сентября

У гособвинения остались вопросы

Почему врачи погибли?

Свой сороковой день рождения г-н Шарип встретил в начале этой недели уже на свободе. Под арестом он находился с 12 августа 2020-го по 4 августа сего года. Еще недавно СМИ пестрели заголовками, что руководитель “СК-Фармация” должен нести ответственность за провал ряда противопандемийных мер. Если вкратце, Шарипа обвиняли в злоупотреблении должностными полномочиями. А именно: он презрел законность при проведении госзакупок лекарственных средств и медицинских изделий и лоббировал интересы частной компании Inkar (она и не справилась со столь нужными стране поставками медицинского товара из Китая).

В дни скандала вокруг “СК-Фармация” громко звучали мнения о том, что если бы ее руководство сделало все, как надо, то не случилось бы трагического коллапса, постигшего систему здравоохранения страны весной и летом прошлого года. Мало того что тогда лекарства в стране ра­зом закончились, так еще и врачи не были обеспечены защитной спец­одеждой. В результате тысячи медработников оказались пациентами ковидно-инфекционных стационаров, а некоторые не справились с болезнью и погибли…

Именно потому, что “СК-Фармация” не обеспечила своевременный закуп и поставку противочумных халатов и средств защиты, лично курировавший этот вопрос Шарип оказался под следствием, а потом под арестом. Но почему же в итоге его оправдали?

На днях стало известно, что практически на каждый оправдательный пункт вынесенного Шарипу приговора райсуда №2 Есильского района Нур-Султана у прокуратуры появился контраргумент. Все они собраны в протесте, отправленном в апелляционную судебную инстанцию и участникам этого громкого процесса. Корреспонденту “Времени” удалось ознакомиться с этим документом.

Заметим: мы сообщаем о содержании протеста не для того, чтобы каким-то образом на кого-то воздействовать. Наша цель - своевременно и объективно информировать общество о подробностях, подоплеке и итоге столь важной истории. Ведь она, учитывая нескончаемую пандемию, трогает за живое всех и каждого. Итак…

Почему Inkar?

Суд первой инстанции не нашел подтверждений того, что Берик Шарип имел какой-либо личный интерес, чтобы в конкурсе на закупку врачебной защитной одежды победила фирма Inkar. Гособвинение уверено: Шарип достоверно знал, что заключенный с Inkar договор заведомо неисполним. Оказывается, в преддверии тендера в его распоряжении было письмо из МИД, в котором содержалось уведомление об изменении государственной экспортной политики Китая. Правительство этой страны официально уведомило Казахстан о том, что таможенное оформление медицинских средств разрешено только для двух крупных нацкомпаний - Sinofarm и Meheco. И что попытки провоза всей подобной продукции, купленной у прочих производителей, будут пресечены китайской таможней. Сделано это было в целях обеспечения контроля качества товаров и соответствия стандартам страны-импортера. Но…

Казахстанский Inkar в своих конкурсных документах указал иного партнера-поставщика - китайскую компанию Holy Wing. А два других претендента на выигрыш конкурса были отклонены по причине отсутствия контрактов с разрешенными в Китае поставщиками. Но не Inkar. Следствие и гособвинение, кстати, уверены, что Шарип в описываемый период контактировал с внештатным директором по развитию ТОО “Inkar” Асланом АБДИЛЬДИНЫМ (принимал участие в переговорах) и его родным братом - сотрудником посольства Казахстана в КНР Арсеном АБДИЛЬДИНЫМ. Утверждается, что они “были лично заинтересованы в осуществлении поставки костюмов”. Подтверждение этого правоохранительные органы увидели в сохранившейся в их телефонах переписке. Суд отнесся к этим фактам скептически.

Есть и другой факт, никак не оцененный по достоинству: оказывается, авансовый платеж от государства в размере более 4 млрд тенге компания Inkar потратила в день его получения на... погашение ранее полученных банковских займов. Китайскому же поставщику она отправила всего лишь 365 млн тенге. Возврата аванса от Inkar государство дождалось лишь через месяц. Что это, если не беспроцентная ссуда из казны, вопрошает гособвинение, но не получает ответа.

Три попытки

Кстати, общая сумма конкурса была очень “вкусной” - более 8 млрд тенге.

Однако “СК-Фармация” (точнее, председатель конкурсной комиссии Шарип, который, по версии гособвинения, принимал единоличное решение) взяла да и рискнула: а вдруг товар пролезет через китайскую таможню? Благородное дело, которым называется риск, не выгорело. Но при каких обстоятельствах! Во-первых, партии товаров из города Гуанчжоу пытались протащить через границу дважды - 10 и 22 апреля 2020 года. Первый раз борт авиакомпании SCAT был вынужден простоять несколько дней в китайском аэропорту и вернуться ни с чем в Алматы из-за невозможности затаможки. Вторая попытка доставить защитный груз была предпринята из Шанхая практически с тем же результатом, если не учитывать, что в этот раз борт загрузили товарами немедицинского назначения...

Третья безуспешная попытка оказалась самой фееричной: за жизненно нужным Казахстану грузом в Китай отправили… государственный борт санавиации! Разрешение на это Шарип добился в Минздраве (сохранилась переписка на этот счет между ним и экс-министром Елжаном БИРТАНОВЫМ). Самолет госавиакомпании “Беркут” сделал рейс в Китай за счет средств Национального координационного центра экстренной медицины (НКЦЭМ). Ну а как же! На кону все-таки были государственные интересы! Или не только государственные?..

Стоимость этого вояжа вылилась более чем в 60 млн тенге! А Inkar несколько месяцев не погашал убытки НКЦЭМ.

Зачем был нужен некомплект?

Гособвинение обращает внимание и на такое обстоятельство, как изменение техспецификации конкурса, победителем которого стал Inkar. Очевидно, в апелляции будет предпринята новая попытка доказать, что исчезновение из программы закупки нескольких позиций (защитные очки, перчатки и маски) произошло не случайно, а по воле Берика Шарипа. Утверждается, что это именно он дал подчиненным необоснованное указание о подготовке письма в минздравовский комитет контроля качества и безопасности товаров и услуг, в котором говорилось об отсутствии потенциальных поставщиков, предлагающих защитный костюм в полной комплектации. Сведения о поставщиках гособвинение считает заведомо ложными (другие компании пытались пробиться на конкурс, но Шарип о них якобы умалчивал), а факт некомплекта достаточным для того, чтобы понимать: халат и бахилы без всего прочего неспособны защитить от коронавируса.

Так как Inkar изначально сообщил конкурсной комиссии о возможности поставки только защитных комбинезонов и бахил, преследователи Шарипа считают, что у него был умысел сделать победителем именно эту компанию.

Нам же теперь остается ждать, как все эти обстоятельства (и множество других не упомянутых нами) при рассмотрении прокурорского протеста оценит апелляционная коллегия.

И напоследок

В нашем распоряжении оказались официальные сведения о том, что творилось в здравоохранении страны в апреле и мае прошлого года. А именно - сколько медработников, работавших в “красных” зонах, заразились только потому, что у них были обычные белые, а не защитные халаты. Цифры таковы: коронавирусную инфекцию диагностировали у 1178 человек. В Алматы заболели 562 медработника, в Нур-Султане - 200, Шымкенте, Караганде и Карагандинской области - по 75, Алматинской области - 96, Западно-Казахстанской - 68, Кызылординской - 30, Атырауской - 23, Мангистауской - 18, Жамбылской - 18, в Костанайской - 13. Каждому из республиканского бюджета были выплачены разовые компенсации в размере 2 млн тенге. Но ведь были еще и те, кто так и не дождался подтверждения диагнозов и получения выплат. Их довольно много, и наша газета писала об их судьбах не раз.

К чему это все? Да к тому, что страшная прошлогодняя ситуация с коронавирусом до сих пор остается без определения причин и установления виновных. В прошлом году были попытки привлечения к уголовной ответственности главврачей медклиник, чьи сотрудники заболели COVID-19 в результате работы без средств защиты. Эти дела были прекращены, потому что главврачи не могли быть виновны в отсутствии спецодежды, которая изначально закупалась централизованно.

Если не они, то кто? Найдется ли в конце концов ответ на этот вопрос, покажет ближайшее будущее.

Стас КИСЕЛЁВ, Нур-Султан - Костанай

Поделиться
Класснуть

Свежее